О нас пишут

На печать
30 августа 2017 года

Льюис остается. От Вудкрофта до Бэйлена

Главком национальной сборной Беларуси дал эксклюзивное интервью журналисту "ПБ".

Льюис продолжит выполнять свой контракт, действительный до следующего года. Кроме знакомства и переговоров с новым руководством ФХБ, Дэйв успел слетать в Ригу, где воочию наблюдал за игрой минского “Динамо” на Кубке ЛЖД. Заокеанский специалист дал эксклюзивное интервью “ПБ”. 

— Как прошло для вас это лето? Насколько оно отличалось от двух предыдущих?
— Съездил в гости к сыну в Ричмонд, штат Виргиния. Но это был короткий визит, он продлился всего четыре дня. А так все время оставался дома. Занимался различными делами, водил внука на плавание. Стараюсь быть не только хорошим коучем, но и хорошим дедом!

— Есть мнение, что игрокам и тренерам нужно уметь переключаться, забывать о хоккее на какое-то время...
— Да, отвлекаться — хорошая идея. Потому что в ходе сезона ты буквально живешь хоккеем. Это может истощить физические и моральные силы. Летом же я пытался вести обычную, нормальную жизнь.

 Чемпионат мира старались не вспоминать?
— Много думал о нем на протяжении трех недель после окончания турнира. Это нормальная для тренера практика. Скажем, в хорошо знакомом мне “Детройте” после финиша сезона и игроки, и наставники тоже постоянно анализируют, что можно сделать лучше.

— С точки зрения выполненных задач минувший сезон для сборной удачным не назовешь. Но наверняка же есть место и для какого-то позитива?
— Если попросите меня выбрать два самых положительных момента, то назову выступление Воробья и Шаранговича. Был очень рад, что они стали игроками сборной. Ребята добились даже большего прогресса, чем я предполагал. Сейчас увидел Шаранговича на турнире в Риге — у парня сияют глаза, а на лице широкая улыбка. Он так доволен, что попал в “Динамо”.

— А еще позитив?
— Мы дали шанс и некоторым другим ребятам. Например, Карнаухов узнал, что такое играть против сборной Канады. Это серьезный опыт. Однако были и разочарования. 

— Главное из них?
— Некоторые ветераны — я не буду называть имен. Они подвели команду. Ожидал от них большего в плане как продуктивности на площадке, так и лидерских качеств. Но эти парни меня огорчили. Почему так получилось? Вопрос к ним самим. Они были хорошо подготовлены — мы интенсивно поработали перед чемпионатом, провели качественные спарринги. Но лучшими в команде стали молодые ребята.

— Представься такая возможность, весной что-то сделали бы иначе?
— Сейчас легко говорить, что да... Однако ничего уже не изменить. Рассчитывал, что игроки выполнят работу, но это не удалось сделать так, как я предполагал.

— Вообще считаете, что тренер всегда прав?
— Нет. Но надеешься, что верных решений больше, чем неверных. Команда ведь тоже побеждает не всегда. Я не работал в коллективах, которые выигрывали бы абсолютно в каждой встрече... А выбор делаешь исходя из того, что видишь и чувствуешь, из своего опыта.

— Как и когда вы узнали о смене руководства федерации?
— Кажется, через неделю после мирового чемпионата. Я приехал на пару дней в Минск, а затем улетел домой — и уже там все узнал. Как именно — точно уже не вспомню. То ли мне позвонили, то ли прислали электронное письмо. А может, и то и другое в течение дня.

 Ваша первая реакция?
— Ох, это сложно. С прошлым руководством у нас было общее видение совместной работы и пути развития института сборных команд. Мы старались добиваться результата на всех уровнях, однако это не всегда удавалось... Но таков хоккейный бизнес.

— Ваш нынешний визит в Беларусь стал в некотором роде экспромтом?
— Меня уведомили за пару недель до прилета. Год назад я ведь тоже приезжал примерно в это время — правда, тогда сборная готовилась к олимпийской квалификации. А сейчас ездил в Ригу на Кубок ЛЖД, в субботу наведался в Гродно, а вчера побывал в Орше на матче “молодежки” с солигорским “Шахтером”. Полезно увидеть все, даже предсезонные спарринги. Тот же Кубок Салея очень важен для страны и для команды-победительницы. Может, найду новых кандидатов в сборную.

 Пока не нашли?
— Еще слишком рано делать какие-то выводы по персоналиям.

— А вообще довольны тем, что увидели?
— Прогрессом отдельных игроков — да. Того же Шаранговича. Очень хорошо смотрелся Хенкель. Лисовец — тоже, он лидер. Еще Дюков. Но это непрерывный процесс. Всем надо постоянно расти — игрокам, тренерам, командам. “Молодежку” ждет чемпионат мира в Баффало — будет тяжело. А в конце сезона аналогичный турнир предстоит и нам.

— После завершения майского первенства допускали мысль, что у ФХРБ возникнет желание досрочно завершить с вами сотрудничество?
— Тренеров нанимают, чтобы их увольнять... Моя позиция не изменилась с первого дня прихода в сборную — я не раз говорил федерации, что хотел бы доработать контракт до конца.

 Остаетесь уже точно?
— После разговора с руководством федерации полагаю, что да. Хотя мы обсуждали не непосредственно контракт, а планы на будущее. Речь шла о моем видении, об их взглядах и о том, как это все сочетать для блага белорусского хоккея. Формат нашего сотрудничества несколько изменится, но я рад, что и в этом вопросе мы нашли взаимопонимание.

— Надо полагать, на сегодня у вас нет ассистентов. Кого хотели бы видеть в этой роли?
— Нужны такие помощники, которым можно доверять. Они должны знать игроков и понимать мои требования как главного тренера. Держу в уме несколько кандидатур, но фамилий пока не назову.

 Это белорусы?
— В основном да.

— Расставание “Динамо” с Крэйгом Вудкрофтом стало для вас сюрпризом?
— Я знал, что ситуация в клубе в конце сезона изменилась по сравнению с его началом. Наверное, это повлияло на решение Крэйга уйти. Мы с ним на связи — хотя с тех пор как Вудкрофт несколько недель назад уехал в Женеву, ни разу не общались.

— Но все-таки его отъезд из Минска вас не радует?
— У нас хорошие отношения, и это правильная идея — чтобы тренер базового клуба национальной команды работал в сборной. Динамовцы провели успешный регулярный сезон, пробились в плей-офф, установив клубный рекорд по количеству набранных очков. Но хоккей каждый год меняется.

— Ник Бэйлен открыто признал, что конфликтовал с Вудкрофтом. Для вас как главного тренера это была сложная ситуация?
— Я не был в курсе конфликта — узнал о нем позже. Основывал свое решение не брать Бэйлена на том, что так будет лучше для команды. Кстати, буквально четыре-пять дней назад общался с Ником. “Трактор” тогда куда-то летел, так что еще ему перезвоню. Хочу узнать о его планах, что он думает относительно сборной.

— То есть эта история не повлияет на возможность приглашения Ника в команду?
— Нет. То же и со Степановым. Сейчас в Риге я с ним поговорил и сказал Андрею: “Все забыто, начинаем заново, с чистого листа”.

— Не жалеете, что не взяли его в Париж?
— Опять же, я основывался на том, что видел и чувствовал... Никаких сожалений нет.

— Были прежде знакомы с новым динамовским рулевым Горди Дуайером?
— Нет, но у нас есть общие друзья. Хороший приятель Горди — Жерар Галлан, который возглавляет НХЛовский “Вегас”. Мы с ним в свое время вместе играли, а потом я его еще и тренировал. Помню, как Дуайер играл — был тафгаем, но ведь он уже давно стал коучем. Работал и в Швеции, и в Германии, и в КХЛ, так что набрался международного опыта.

— Есть ли намерение ввести его в тренерский штаб сборной?
— Мы общались в Риге, вместе сидели в самолете. Сейчас Дуайер больше сфокусирован на задачах “Динамо”, ведь сезон в КХЛ вот-вот стартует. Я не говорил с Горди конкретно о работе в сборной. Мы просто обсуждали, как лучше помочь друг другу. 

— Как вам игра динамовцев на Кубке ЛЖД?
— По-моему, команда смотрелась неплохо. Хорошее впечатление произвел голкипер Юнас Энрот. “Динамо” выиграло у “Ак Барса” в серии буллитов — Шарангович прекрасно исполнил свой бросок. А затем уступили казанцам в овертайме. Матчи получились весьма напряженными — думаю, таких в ходе регулярного сезона будет много. Надо учесть, что в Риге выступал неоптимальный состав. Тот же Граньяни уезжал в сборную Канады, Шарангович не играл во второй встрече. Зато Горди получил хорошую возможность проверить в деле некоторых новичков.

— Как вообще относитесь к летним изменениям в “Динамо”?
— Это вне моего контроля. Понятия не имею, что происходит в закрытых кабинетах, да это и не мое дело. Я просто вижу игроков и оцениваю их, наблюдаю за работой тренеров. Обращаю внимание на то, есть ли прогресс, как идет игра в большинстве и тому подобные аспекты... Возможно, смотрю на это совершенно не так, как многие другие.

— Двое игроков сборной — Стась и Комаров — написали “отказные” письма, чтобы не считаться легионерами в российских клубах КХЛ. Ваше отношение к ситуации?
— Это их решение. Знаю, что оба они — хоккеисты и хотят играть, это их работа. Может, парни почувствовали, что нужно поступить именно так. Я с ними сейчас не общался, мне просто сообщили об их поступках по телефону или электронной почте. 

— Собираетесь побеседовать с ребятами?
— Еще подожду. Честно говоря, не понимаю всех тонкостей этого процесса. Если они отказываются от белорусского паспорта, смогут ли потом вернуться?

— Наступающий сезон для вас будет чем-то отличаться от предыдущих?
— Ох... Я анализировал нашу систему игры как в уме, так и смотря видео. Думал о том, чтобы изменить ее. Но не знаю, в системе ли проблема, или в нашем исполнении. Мы находимся на тонкой грани между 8-м и 12-м местами — разница может быть в одной-единственной победе. Надо найти путь, чтобы попасть в восьмерку. Сейчас у нас, к сожалению, не так много голкиперов стабильно высокого уровня, но выбирать есть из кого. А надежная игра вратаря — уже полдела. Радует, что подрастает талантливая молодежь, которая при правильном подходе уже совсем скоро может стать новыми Мезиными.

По материалам газеты "Прессбол". 

Назад
http://dedumorozu.by