КХЛ Интервью 29 Апреля 2020

Михаил Грабовский: нам нужна команда в КХЛ, где 8-9 легионеров, остальные – наши

Именитый белорусский хоккеист – о тренерском опыте в «Динамо», развитии своих игроков и надеждах на Олимпиаду.

– Можно ли сказать, что прошедший сезон стал для тебя самым счастливым за последние четыре года? Про результаты «Динамо» пока помолчим.

– Все-таки громковато. И дело не в результатах, просто моя жизненная философия – стараться получать удовольствие от каждого прожитого дня, тогда в счастливые года они складываются сами собой. Скорее год стал новым этапом. 

– И каким он получился? По формуле «примерно так я себе и представлял», или были сюрпризы?

– Понятно, что во многих аспектах хотелось бы лучше. Здесь я как раз о результатах команды. Но ко всему новому нужно привыкнуть, пусть за игровую карьеру немало присмотрелся к работе тренеров и подготовке ими хоккеистов по обе стороны океана. Только прежде – с внутренней стороны борта, теперь нужно адаптироваться в другой роли – с внешней. Часто вспоминал слова Глена Хэнлона, которые он сказал в одном из интервью: чтобы стать хорошим тренером, нужно забыть, что когда-то был игроком. 

– А это, говорят, для начинающего коуча непросто.

– Именно. Плюс есть еще один усложняющий фактор: все-таки большую часть взрослой карьеры провел за океаном, привык к НХЛовской системе координат. А она во многом отлична от нашей, начиная с менталитета. 

– В плане «забыть, что был игроком» Хэнлон однажды рассказал мне забавную историю: когда он понял, что игровая карьера завершена, в родном Ванкувере символически выбросил коньки в океан. У тебя не было подобного перфоманса?

– Как-то не случилось. Кстати, нужно задуматься. Но Глену, наверное, было проще, момент завершения карьеры игрока был более или менее определенным. Я же с весны 2016-го до января надеялся вернуться на лед в качестве хоккеиста.

– Января какого года?

– Да нынешнего. Надеялся до последнего и очень этого хотел. Но в итоге пришел к выводу, что все-таки не судьба. В частности, и прислушавшись к своим ощущениям при выступлении в президентской команде. 

– Тяжко даже на уровне любителей?

– В играх – нет, а вот после них возникают вопросы. Особенно когда сразу за ними выезд с «Динамо». Понял, что нагрузки с перелетами переношу уже не так легко, как прежде, заметно дольше восстанавливаюсь. В январе осознал: все, пора забывать об игровой карьере. И задумываться над ритуалом реинкарнации — в тренерском качестве.

– Прошлым летом ты высказал любопытную мысль: если бы главным в «Динамо» был не Вудкрофт, возможно, и я не стал бы тренером «Динамо». Откуда такая привязанность к Крэйгу, под началом которого вроде и работать не доводилось?

– Как игроку не доводилось, но общались мы уже довольно давно. Как-то вместе проводили кэмп для детей, немало контактировали в период его предыдущей работы в Минске, давно знаком с его братьями. Не первый год в курсе, что Крэйг – стопроцентный профи, полностью отдающий себя хоккею. С таким приятно работать.

    Михаил Грабовский

– А таких мало, кроме него?

– Ну, безапелляционно это утверждать не стану. Но в моей карьере таких действительно были единицы. Кроме Вудкрофта, припомню, наверное, только двоих: Крикунова и Захарова. Из североамериканцев, конечно, еще Хэнлона. Все были близки мне по менталитету.

– Часто за этот год приходилось сталкиваться с нашим белорусским «нет»?

– Не то чтобы прямо «нет», но… Знаешь, работоспособности нашим порой действительно недостает. И здесь даже не в менталитете дело – в общем раскладе. Ни для кого же не секрет, что в Канаде хоккей – почти религия. Машина по производству талантов давно настроена и молотит вовсю, выбор игроков огромный. И каждый осознает, что, как только он даст слабину, на его место найдется десяток соискателей.

У нас иначе: даже если хоккей и входит в число ведущих видов, спорт сам по себе не на первых местах в приоритетах у людей. Это не настоящий бизнес, а почти хобби. Отсюда у некоторых и расслабленность. Вернее – недостаточная сконцентрированность. Меня вот в детстве к работе постоянно мотивировал отец. Потом Захаров заражал хоккеем. Он действительно по-хорошему на нем завернут: постоянно ставил нам записи игр НХЛ, тренировок. Дальше Крикунов на новом для меня российском уровне… В России, кстати, та же проблема, что и у нас: мечтой об НХЛ живут далеко не все.

– Стратегический вопрос. Понятно, решать не нам, но что, по-твоему, дальше делать с «Динамо»? Оно вообще нужно Беларуси в КХЛ?

– Ничего себе ты замахнулся… В КХЛ команда нам, конечно, нужна, это сто процентов. Просто необходимо понимать, для чего оно нам в лиге, какого результата мы ждем.

Если хотим бороться не только за плей-офф, но и в плей-офф, конкурировать с командами калибра ЦСКА, нужен принципиально иной бюджет. Делаем ставку на наигрывание своих — надо быть готовым к соответствующему результату. Есть, правда, и третий путь. Примерно тот, по которому шли во время предыдущего пришествия в «Динамо» Вудкрофта. Когда были подходящего уровня легионеры и заметно лучший результат. Хотя и наши тогда уже опытные игроки были все же моложе: Китаров, Павлович, тот же Сергей Костицын. Но в любом случае обязательное условие: подбором игроков должен руководить именно тренер. Новички должны подходить ему не только по статистическим показателям, но и ментально.

Михаил Грабовский и Крэйг Вудкрофт

– И сколько иностранцев нужно взять, чтобы не опозориться?

– Думаю, человек восемь-девять, включая вратаря. Остальные — наши.

– Как относишься к критике некоторыми болельщиками «отказников-возвращенцев»?

– Считаю, это полная ерунда — критиковать людей, которые попали в такие обстоятельства. И которые в прошлом отдали сборной много лет, а в настоящем подтвердили, что подписание какой-то бумажки не означает действительного отказа от сборной. Взять того же Стася: как можно зачеркнуть десяток его чемпионатов мира? И заодно опыт, полученный им в «Авангарде», который, безусловно, пригодится национальной команде и в ближайшем будущем? Ну, вот просто оказались парни в какой-то момент в такой ситуации. 

– О чем сожалеешь, оглядываясь сейчас на игровую карьеру?

Например, о том, что на последнем для себя мире в Минске в 2014-м не сумел из-за травмы сыграть в четвертьфинале против шведов. Так близко к выходу в полуфинал чемпионата мира наша команда не была еще никогда – и неизвестно когда окажется в будущем. Или о том, что из-за своего сотрясения не смог выступить на Кубке мира-2016 в составе сборной Европы, хотя действительно очень этого хотел, готовился и надеялся до последнего. Наконец, о том, что на мою долю не выпало ни одной Олимпиады. Это, наверное, самое большое огорчение. Ладно, если не игроком, так, может, хотя бы тренером получится когда-нибудь попасть на Игры.

– Уже в августе мечта может стать ближе — если квалификацию не отменят, а сборная сдюжит. Правда, пока Михаил Захаров не очень привлекает к работе в национальной команде тебя с Калюжным. Хотя, казалось бы, сам бог велел…

– Ага, Михаил Михайлович же в одном из осенних интервью сказал, что у него будет ассистентом бывший игрок с опытом выступления в НХЛ и именем, начинающимся на «М». Подколол знатно: я уж было обрадовался, а оказалось, что он имел в виду совсем не меня – Михаила Кравеца. Ну да ладно, надежды не теряю. Когда понадоблюсь Захарову, он обязательно меня найдет.

    Михаил Грабовский

Источник и фото: «Прессбол»