КХЛ Интервью 11 Мая 2020

«Азарт игрока в Грабовском еще живет. Видно, что он и сам бы выскочил на лед и помог». Владислав Еременко пообщался с болельщиками «зубров»

В прямом эфире молодой защитник рассказал о тренерах и легионерах «Динамо», причинах неудачного сезона, а также о безумных поступках, которые совершал.

О том, как старшие игроки пихают молодым: «На тренировках все дорабатывают, там никто не пихает. Если ошибешься, то в первую очередь скажут, что ты молодой и должен быть полностью сфокусирован. В игре на лавке никто ничего плохого не говорит, наоборот, поддержат, подбодрят, а вот в раздевалке уже могут сказать, мол, собирайся, ты не можешь так играть».

О своем агенте: «Он всегда давал советы. Я приехал в Северную Америку, сыграл игру неудачно, приехал домой, а он говорит: «Ты плохо сыграл». Начал с ним спорить, он берет ноутбук, открывает видео, мы смотрим хоккей и я вижу, что и впрямь сыграл не очень. Агент объяснил, что говорит как есть, помогает советами. И я до сих пор могу обратиться за советом».

Об игре с Марком-Андре Граньяни: «Здорово игралось. Как только вышел после травмы, стали вместе играть. Сыгрались, понимали друг друга, все хорошо шло. Очень нравилось с ним играть, у него много опыта. Потом он получил травму, и я играл, наверное, со всеми по очереди. Не скажу, что мне с кем-то было плохо играть, но именно с Граньяни я показывал лучший хоккей».

Об отношениях с легионерами: « Энрот очень спокойный, никогда не жаловался. У него всегда можно было что-то спросить. Это был самый спокойный человек в команде. Эллиотт хороший и веселый парень, с ним всегда можно было посмеяться. Довольно спокойный, всегда спросит как дела. Граньяни, пока мы друг друга не знали, особо не шел на контакт. Уже потом, когда стали вместе играть, больше общались. Он такой человек, что просто так на контакт не идет. Ничего лишнего говорить не будет. Довольно строгий.

Паре, наверное, самый общительный человек. Он русский неплохо знает. Всегда спросит как дела, поинтересуется здоровьем, очень доброжелательный. Спунер очень веселый и энергичный, постоянно в хорошем настроении. Морроу тоже веселый парень, они со Спунером два весельчака. Принс из той же категории. Он нервный только во время игры – заводится во время матча, сразу совсем другой человек. Пулккинен тоже общительный. А вот Тэйлор больше семьянин, он всегда с ними на связи, довольно спокойный. Может пошутить, но он более спокойный, видно, что уже семейный человек».


О лучшем защитнике белорусского хоккея: «Руслан Салей. Лучший защитник в истории белорусского хоккея».

О натурализации: «Не знаю. Виднее людям, которые натурализуют. Я к этому отношусь спокойно, не за и не против. Если человек хочет играть за сборную и что-то из себя представляет, почему нет? Платт и Бэйлен помогли сборной ведь».

О тренере Михаиле Грабовском: «Классный тренер, очень много помогает и подсказывает. Он лед всегда покидает последним. После тренировки берет несколько пацанов, показывает им упражнения. Азарт игрока в нем еще живет. Видно, что он и сам бы выскочил на лед и помог бы».

О том, кричит ли Крэйг Вудкрофт на тренировках: «Конечно. Выходишь на тренировку, вроде собран, а потом понимаешь: сейчас неточно отдашь – и он начнет кричать. Появляется волнение, он кричит «давай, соберись!». Крэйг очень строгий, он никогда не молчит, всегда подскажет, где-то прикрикнет, чтобы взбодрить».

Он всегда в любое время проводит беседы с молодыми. Постоянно рассказывает, где мы должны быть лучше, на чем должны быть сфокусированы. Он может собрать всех вместе и начать объяснять, что нужно делать. Крэйг хочет объяснить, что мы еще молодые, у нас намного больше работы, чем у тебя ребят, что постарше. Чтобы мы не расслаблялись».

О причинах неудачного выступления «Динамо» в КХЛ: «Возможно, не хватило уверенности. Мы в начале сезона играли с хорошими командами, побеждали, давали бой, даже если проигрывали, то в одну шайбу. А потом очень сильно сбило, когда пошли травмы, Энрот сломался, Граньяни вылетел надолго. Мне кажется, травмы сбили ритм, наигранные схемы стали ломаться, начались проблемы. Мы набрали хорошую форму, побеждали, цеплялись за очки, но затем травмы сильно подкосили. Причем травмы стали регулярными. И тренерам приходилось быстро менять решения и схемы».

О безумных поступках: « Даже не знаю. Ничего такого не делал. Разве что в Северной Америке была одна история. Играл со мной в команде русский пацан, у нас машина была. После тренировки решили заехать на заправку. Нам до арены в одну сторону ехать минут 40 каждый день. Мы только выехали с арены, приезжаем на заправку. Хотели картой оплатить, там было долларов 30. Он вставил шланг, бензин полился, и так вышло, что полный бак заправил на 100 долларов. Бензин льется, остановить никак не получается, мы не знаем, что делать. Видим, что бежит с заправки работник, начинает орать. Пытаемся объяснить. Сказали так: оставляй друга, кошелек, паспорт, поезжай домой за деньгами и возвращайся. Вот я и ждал на заправке, пока товарищ съездит за деньгами и вернется».

Все ответы Владислава Еременко можно почитать здесь.