Экстралига А Интервью 22 Сентября 2020

Путешествия Егора Буяльского: к 19 годам форвард исколесил два континента, а сейчас осел в «Юности»

Наталья Федорцова поговорила с молодым талантом о разных этапах его карьеры, где были не только Россия и Беларусь, но и Китай с Америкой.

Егор Буяльский – один из представителей новой плеяды молодых белорусских хоккеистов. К своим 19 годам нападающий поиграл уже в шести лигах. Также за спиной Егора два чемпионата мира: юниорский в 2018-м, когда наша команда стала пятой и повторила лучший результат с 2002 года, а также МЧМ-2020 в Минске, где белорусы финишировали третьими.

Профессиональную карьеру Егор начал в команде Беларусь U17, представленной в высшей лиге. Суммарно в 51 матче форвард набрал 50 (21+29) баллов. Следующим этапом карьеры Буяльского стала заокеанская Западная хоккейная лига (WHL), где в составе «Мус Джо Уорриорз» он провел 69 встреч и набрал 14 (6+8) очков.


Егор Буяльский (справа) в компании Даниила Степанова.

Летом 2019-го хоккеист готовился к сезону с молодежной сборной, сыграл в Кубке Салея (2+2 в 7 матчах) и вновь попытался устроиться за границей. Правда, на этот раз уехать не удалось – форвард остался под началом Дмитрия Дудика.

Егор Буяльский: в Америке чувствуешь себя как одинокий волк

О перипетиях своей карьеры Егор поговорил с корреспондентом Hockey.by.

– Прошлый сезон получился интересным, как его оценишь?

­– Он оказался очень веселым. Еще летом я должен был уехать в китайскую команду ВХЛ. Уже сидел на чемоданах, но в последний момент заявили, что белорусы считаются легионерами. Тогда в команду уже подписали четырех американцев, и все отменилось. Принял решение остаться в U20: начало сезона, все вкатываются, а я жду... Тренировался, конечно, когда была возможность.

– Ты сказал, что не уехал из-за легионерского статуса. Но если речь идет о российских чемпионатах, то на белорусов это правило не распространяется.

– Оно действует на российские команды. Если коллектив из Китая или Казахстана, то уже не важно, что чемпионат российский, мы считаемся иностранцами. Почему так долго решалось? Наш начальник команды – человек неопытный, работал только первый год и какие-то тонкости не знал.

– Расстроился?

– Да, ведь ждал. Я летом тренировался с U20, потом ушел, считай, на месяц, чтобы уехать в китайскую команду. Можно было это время вкатываться в сезон. Стали искать с агентом варианты, но в итоге психанул и решил остаться в U20, чтобы тренироваться и прогрессировать, а не сидеть дома и чего-то ждать.

– Это время в «молодежке» было полезным?

– Думаю, да. Был еще вариант уехать в Америку, но благодаря U20 пробился на чемпионат мира. Это хороший опыт: подтянул игру в защите, опять же, выходил на лед против мужиков, а это неслабый уровень. Да и остался дома, развивался, дополнительно работал: есть «сухой» зал, лед, тренажерка – все условия. Главный тренер Дмитрий Дудик все время звонил, звал, так что я остался и работал дальше.

***

Перед молодежной сборной Беларуси на домашнем МЧМ в дивизионе IA стояла задача выйти в элиту. Однако наши парни ограничились «бронзой». Буяльский в пяти матчах отметился двумя результативными передачами.

– Об этом турнире сказано много, но через полтора года удалось переосмыслить, что пошло не так?

– Тяжело говорить... Все ребята отдавались, работали, да и состав был приличный. Но это хоккей – такое бывает. Можно много что-то на кого-то спихивать, ругать, но это бессмысленно, время прошло. Сыграли, получили опыт. Повторюсь, всякое бывает.

– Если тебя сейчас, с нынешними мозгами, отправить в ту раздевалку, что бы сказал?

– Ха, не знаю... Возможно, сказал бы сыграть по-другому. Но опять же, искать виноватых не стоит – сами виноваты, все. Мы одна команда, так что должны отвечать за этот результат.

– Сразу после МЧМ официально стало известно, что U20 расформировывают. Как отреагировал?

– Еще за месяц до старта чемпионата знали, что такой исход возможен. Переживали, чтобы не остаться без клуба в середине сезона. Старались пробиваться в состав сборной на чемпионат мира, там делали свою работу, а дальше будь что будет. Не получилось, нас расформировали. Слава богу, все хорошо обернулось, нашел себе клуб. Считаю, для меня все сложилось хорошо.


***

Практически сразу после МЧМ-2020 белорусы Ростислав Зиновенко, Дмитрий Козорез и Егор Буяльский отправились в китайский клуб ОЭРДЖИ-«Юниор» (МХЛ), у руля которого стоял экс-тренер нашей юниорской сборной Евгений Есаулов. Команда была беспросветным аутсайдером. В 64 матчах коллектив из Поднебесной смог выиграть лишь один матч.

– Как возник вариант с китайским клубом?

– Евгений Валерьевич Есаулов позвонил и пригласил в команду. Я решил, что нужно попробовать МХЛ и ВХЛ. Российские лиги – что-то новое.

– А из белорусского чемпионата были предложения?

– На тот момент нет. Да и Евгений Валерьевич заранее набрал мой номер. Я с ним давно работаю, поэтому долго не думал.

– Но команда была, прямо скажем, слабая, это не останавливало?

– Нет, наоборот, со льда не вылазили, играли. Понятно, что три человека ничего не решат. Но играли. Там же еще китайцы в какой-то момент уехали: выходили двумя тройками – это тоже опыт. Получали достаточно практики. Тем не менее, я там провел немного времени, потом уехал в ВХЛ.

– В вашей команде были китайцы, но клубы из Поднебесной пока прекрасно обходятся без них.

– Да, порой тренерам было с ними тяжеловато. Где-то они не выполняли установку и играли по-своему. Все-таки это китайский клуб, они там хозяева.

– Как тренеры с ними общались? Китайский – далеко не английский.

– Как раз второй тренер знал и английский. Он переводил слова Евгения Валерьевича, а кто-то из китайцев, кто знал инглиш, переводил остальным уже на свой язык.

– На каком общались между собой в раздевалке?

– Старались по-английски.

– Как оценишь уровень китайского хоккея?

– Про уровень не знаю, не мне судить, но они отличаются от нас. У китайцев к хоккею другое отношение. Как мне показалось, непрофессиональное: для них это так – посмеяться, поиграться.

– С таким отношением не было желания научить их жизни?

– Хотелось, и на играх в том числе. Но китайского не знаешь, да и особо ничего не выскажешь – это их команда. Конечно, где-то мы и вставляли, пытались объяснить, но они были в своем круге. Со временем начали играть по системе тренера. Просто им нужно было много времени. А тогда приехал Евгений Валерьевич, мы на полсезона, и сотворить команду буквально за два месяца – это очень тяжело. Тем более, когда коллектив слишком интернациональный.

– Чувствовали себя лидерами, которые должны тащить?

– Конечно, нас для этого и звали, чтобы мы показывали, а они учились. Где-то что-то получалось, где-то нет.

***

В составе молодежки ОЭРДЖИ Егор суммарно провел 15 матчей, набрав 9 (5+4) очков. За время в России Буяльский смог попробовать силы и во взрослой команде из системы клуба, выступавшей в ВХЛ. За 14 матчей форвард забросил две шайбы и отдал одну результативную передачу.

– Если говорить о ВХЛ, как оценишь лигу?

– Мне все понравилось, это сильный чемпионат. Там играют мастера, бывавшие в КХЛ. Есть молодежь, которую периодически поднимают выше по клубной системе. Уровень достаточно серьезный. Наша команда тоже была мастеровитая с техничными канадцами в составе. Было чему поучиться.

– Что лучше: экстралига или ВХЛ?

– Тяжело сказать. И там, и там сильные команды. Где мне было удобнее? Тоже сложно определить. Особенно по прошлому сезону, когда переезжал из лиги в лигу.


Егор Буяльский (в центре) в состав ОЭРДЖИ.

– За китайские команды поиграл, а в самой стране удалось побывать?

– Да, был промежуток, когда неделю провели в Пекине. Но пришлось уехать из-за коронавируса. Команда перебазировалась в Пензу, где находились до конца сезона.

– Понравился Китай?

– Не очень. Там все другое, вплоть до запахов, еды. Но нужно признать, Пекин – красивый город. Там все на высшем уровне. Несмотря на это, мне как-то дома больше нравится.

– Самое специфическое, что пришлось съесть?

– Там все необычное: приправы, морепродукты, лапша. Я бы сказал, все разное. Даже супов, которые привычны нам, нет: скорее просто какие-то бульоны.

– А где вы жили?

– Всей командой в гостинице. Там и питание было организовано.

– Успел Пекин посмотреть?

– Был там совсем мало. За неделю только один раз получилось выехать в город.

– Что касается народа, какие главные отличия между китайцами и белорусами?

– Сложно сказать, я китайского не знаю: пойди разбери, о чем они там говорят. Но люди дружелюбные, стараются помочь. Единственное, я бы сказал, что белорусы попроще. Китайцы ищут слишком тяжелые пути для решения проблем.

– А тебя воспринимали как русского или все же белоруса?

– Наверное, первое. Когда играл в Канаде, так там сто процентов как русского. Сколько не объяснял, что это разные страны – бесполезно. Проходит пять дней и обратно «русский». Может, они и знали, что на карте это два разных государства, но ментально для них – одно и то же.

– Из белорусских хоккеистов ты был одним из первых, кого коснулась тема коронавируса. Как все начиналось?

– В команде все было спокойно. Паника могла возникнуть только из-за новостей: куда ни зайдешь, все про это говорят. В городе тоже было все спокойно. Только когда мы уже собирали вещи, чтобы уехать из Пекина, на улицах вообще не было людей, а если и встречались, то в маске. Особо этот период мы не застали.

– Как реагировали родители, друзья?

– Переживали, но знали, что все под контролем. Многие команды попали в эту ситуацию. Сказал своим, что сразу уезжаем, и все успокоились.

– Как обстояло дело с возвращением домой?

– Я успел приехать, когда границы были открыты. У меня еще была возможность провести матчей пять в МХЛ, решил воспользоваться. Крайняя игра проходила в Риге, поехали туда на поезде. Получается, где-то в марте уже был дома.

– Что делал в этот промежуток?

– У меня была небольшая травма, поэтому чуть-чуть отдохнул, восстановился. Потом старался по возможности тренироваться, искал дополнительный лед. Дальше команды ушли на карантин, но были другие варианты – зал или опять же лед.

***

Новой главы в китайской истории Егора Буяльского не случилось. Обе команды из системы клуба приняли решение пропустить ближайший сезон из-за сложной эпидемиологической обстановки.

– Как воспринял новость, что тебе снова нужно искать команду?

– Это было ожидаемо. Там же не только китайцы от участия отказались, даже в КХЛ есть прецеденты. Можно было вернуться в ту команду, но что сделаешь, если в мире такая ситуация, от тебя ничего не зависит.

– Не задумывался, что как только ты приходишь в команду, с ней через пару месяцев что-то случается?

– Иногда бывают такие мысли, куда ни приду – начинается :) А так, философски к этому отношусь. Может, это урок, чтобы набрался терпения, не опускал руки и продолжал работать.


– В итоге ты вернулся в родной клуб. Как возник вариант с «Юностью»?

– Мог попробовать силы в России. Может, в Европе. Но глядя на ситуацию в мире, ни в чем нельзя было быть уверенным. А тут возник вариант с «Юностью». По регламенту команде нужны молодые игроки. Мне предложили – и я согласился не раздумывая.

– Обычно все стараются уехать в Россию, почему ты принял другое решение?

– На данный момент непонятно, что там у соседей. А «Юность» – солидный клуб. Решил, что лучше остаться здесь на год или сколько получится, набираться опыта, расти как игрок в главной команде действующего чемпиона.

– Говоря о России, имеешь в виду клубы ВХЛ?

– Да, но там как получилось бы, могли командировать и в МХЛ.

– Успел привыкнуть к новой команде?

– Пока еще перестраиваюсь. Нужно исправить много ошибок в игре. Но коллектив, тренерский штаб – все нравится, все на высоком уровне.

– Отличается атмосфера в юниорской раздевалке и взрослой?

– Да, конечно. Со взрослым коллективом даже как-то проще. Учишься, смотришь, как они подходят к тренировкам, матчам и что делают после них, как относятся к делу.

– Кто из игроков тебе больше помогает?

– Все одинаково. Нет такого, что кто-то за тобой ходит постоянно и подсказывает. Тренерский штаб тоже все время указывает на ошибки.

– Это, наверное, больше функция Евгения Есаулова?

– Не сказал бы. Весь тренерский штаб.

– Исходя из опыта прошлого сезона, с какими мыслями подходишь к этому игровому году?

– В первую очередь, хочу найти свою игру, потому что в последнее время что-то не получается. Показать лучшие качества, постоянно попадать в состав, получать опыт.

– Сейчас чувствуешь себя увереннее?

– В целом, да. «Юность» – сильная команда, поэтому некие сомнения бывают, но в общем ощущаю себя увереннее. Особенно после того, как поиграл на взрослом уровне. Сейчас нужно немного времени, чтобы чуть-чуть перестроиться.

– Из молодежного на взрослый уровень или просто адаптироваться в другой команде?

– Скорее второе. Заметил, что всегда нужно время, я не могу быстро перестраиваться. Нужно исправить глупые ошибки: бывает, по схеме не так играю. Но буду работать дальше, доказывать.

– Тренерский штаб обозначил, на каких ролях видит тебя в команде?

– Таких разговоров не было. Тренируемся. Нужно доказывать, что достоин того места, которое занимаю в составе, и потихоньку двигаться вперед.

– За два сезона ты поиграл в WHL, экстралиге, МХЛ, ВХЛ. Какая из этих лиг была более полезной?

– Тут дело не столько в лиге, сколько в команде: как тебя развивают, чем помогают. WHL более молодежная, и не зря оттуда пробиваются в НХЛ. МХЛ тоже примерно такая же, но в Канаде все же посерьезнее. В ВХЛ и экстралиге играют мужики, там больше опыта набираешься.

– Как для тебя должен пройти следующий сезон, чтобы ты сказал, что он получился?

– Во-первых, хочется помогать команде. Во-вторых, полностью закрепиться в основном составе. Играть, прогрессировать, развиваться и, конечно же, показывать результат. Ну и хочется выиграть чемпионат. Самое главное – это командные успехи.

– Соглашение «Юности» и «Динамо» дает тебе возможность дебютировать в КХЛ, думал про это?

– Конечно, всегда хочется попасть на высший уровень. Но пока нужно закрепиться здесь и показывать свою лучшую игру.


Текст: Наталья Федорцова