Сборные Интервью 24 Декабря 2019

Три года назад он был лучшим бомбардиром «молодежки» на МЧМ, а сейчас служит в армии. История Руслана Васильчука

Пытался вернуться в игру, глотая обезболивающие таблетки. Hockey.by подробнее разузнал о драматичной судьбе нападающего, чья перспективная карьера оборвалась на взлете.

В декабре 2016-го Руслан Васильчук с 10 (4+6) очками в 5 матчах стал самым результативным в сборной Беларуси на МЧМ в дивизионе IA и лучшим на всем турнире по показателю полезности, а наша команда тогда завоевала путевку в элитный дивизион молодежного чемпионата мира. В 19 лет он уже был основным игроком «Динамо-Молодечно», побывал на просмотре в минском «Динамо» и привлекался в национальную команду. Но сезон-2017/18 оборвался для форварда уже в декабре, после очередного призыва в сборную страны. Осенью 2018-го он еще попытается вернуться в игру, глотая обезболивающие таблетки. Но после неизбежных в контактной борьбе ударов локоть опухал, скапливалась жидкость, рука практически не двигалась. 

В конце ноября нынешнего года Васильчука призвали в армию. Служить Руслан будет в воинской части 3214 в Уручье, но свое будущее связывает со спортом. Корреспондент Hockey.by подробнее разузнал о драматичной истории нападающего, чья перспективная карьера оборвалась на взлете.


Руслан Васильчук - крайний справа.

О травме локтя

- Это случилось в декабре 2017-го, когда сборная Беларуси проводила два спарринга с Казахстаном. Одна игра была в Молодечно (3:0), другая – на «Чижовка-Арене» (2:1 ОТ). Во второй встрече получил удар сзади по конькам и упал на локоть. Так вышло, что налокотник как раз сполз, и у меня было рассечение. Тем не менее, матч я доиграл. А через два-три дня проснулся утром и обнаружил, что локоть опух, а рука почти не шевелится.

Вернулся из сборной в «Динамо-Молодечно», рассказал о травме. Отправили в поликлинику. Там сначала сказали, что это бурсит, велели неделю подождать, пока воспаление пройдет. Восстановился, вернулся в Молодечно, но после тренировки обнаружил, что локоть снова опух, скапливается жидкость.

Позвонил агенту, он направил меня к врачу, одному из лучших в Минске в своей области. Доктор сказал сделать снимок, КТ, МРТ и после всех обследований явиться к нему с отчетом. Выявили перелом локтя, надрыв сухожилия. Срок восстановления – минимум полгода. Прошел реабилитацию, ЛФК. К этому времени как раз закончился сезон, «Динамо-Молодечно» сделало мне квалификационное предложение. Но я хотел уехать в Европу, агент подбирал варианты, хотел найти все лучше и лучше.

Летом работал со специалистом по физподготовке, а еще с ребятами снимали лед и катались – вместе со мной были Роман Граборенко, Егор Шарангович, Данила Карабань и другие. С локтем было все в порядке. Я уже и забыл про него. Но тут же нужно учитывать, что там мы тренировались без столкновений.

О просмотрах в «Шахтере» и «Металлурге»

- Тем временем наступил сентябрь, я уже начал переживать. Спросил у агента: может, стоит пока поиграть в чемпионате Беларуси? Он ответил: «Если не хочешь ждать, то давай, решай сам». Я поехал на просмотровый контракт в «Шахтер». Влился в коллектив, прекрасно там себя чувствовал, локоть тоже себя более или менее нормально вел, хотя иногда обезболивающие все же принимал. Вроде готовы уже были меня подписать, но потом вдруг сказали «спасибо за работу». Я так и не понял, в чем дело.

Поехал на пробный контракт в Жлобин. В первой же игре отдал голевой пас, но потом меня поставили в последнее звено, и в следующих матчах выходил на лед очень мало. После пяти игр мне сказали, что ждали от меня результативности, чтобы я забрасывал по две шайбы в каждом матче. В общем, не оправдал ожиданий.

В Жлобине локоть начал ныть, и я плотно сидел на обезболивающих, выходил на лед через боль. Но в клубе никому ничего об этом не говорил.

«Хобби сделал профессией»

- Вернулся в Минск, поразмыслил, обсудил с родителями. Потом вместе с отцом встретились с Эдуардом Занковцом. И пришли к мнению, что надо попробовать себя в другой сфере. Почему Занковец? Он авторитетный человек, я с ним хорошо знаком, бывал у него в кэмпах, работал с его сыном Владом, который является специалистом по физподготовке, это же направление выбрал и я. Они одобрили мой выбор: почему нет, если душа к этому лежит?

Когда в очередной раз пытался вернуться, и ничего не получалось, мысли и эмоции были разные – расстройство, тревога и даже отчаяние. Начал на этом зацикливаться, и не покидало предчувствие, что ни к чему хорошему эти мои попытки не приведут. Окончательно смирился уже после того, как не получилось закрепиться в Жлобине.

Чем себя занять, долго не думал. Если раньше тренажерный зал был моим хобби, то теперь я решил сделать это профессией. К тому моменту я уже как раз закончил университет физкультуры и спорта, бывал на курсах, семинарах по этой теме. Пришел в зал, который близко от моего дома, рассказал о себе. И меня приняли на работу, сказали, мы вас видим в своей команде.


Хоккейная карьера закончилась, но не сказать, что времени свободного стало больше. Режим остался тот же, если не жестче. Потому что каждый день курсы, вебинары, семинары, английский изучаю. Все дни заполнены. Да и в зале практически постоянно, иногда за неделю не бывает ни одного выходного.

«Летом пришла повестка»

- Как в моей жизни появилась армия? Обычно. Летом пришла повестка. Явился в военкомат, прошел медкомиссию, определили куда и что. Про травму свою особо не распространялся. Все равно от службы это меня не освободило бы, поэтому если уж идти – так идти, отслужить и время зря не потерять.

Прошел медобследование, определили в часть 3214 в Уручье, это спецназ. Было собеседование с командиром бригады. За месяц до ухода в армию – уже сказали, куда иду.

Когда узнали, что я хоккеист, отнеслись к этому положительно. Некоторые командиры роты даже сказали, что помнят меня. Я ведь когда на просмотре в минском «Динамо» был, летом мы ездили в эту часть 3214. Там проходили тренировки по тайскому боксу.

«Попади я в минское «Динамо», жизнь сложилась бы по-другому. Может, не было бы этой травмы»

- Когда в 2016-м был на просмотре в «Динамо», ездил на Кубок ЛЖД. Главным тренером был Крэйг Вудкрофт. Помню, провел там один матч, сделал голевой пас. После турнира мне сказали, что я приглянулся тренерскому штабу, но контракт почему-то так и не предложили.

Летом 2017-го снова был на просмотре в «Динамо», выступал на Кубке Минска. Тогда тренером был уже Горди Дуайер. После турнира он сказал, что команда сейчас укомплектована: «Знаю, что ты будешь лидером в Молодечно, будем за тобой следить и при возможности вызовем в Минск». Сам я чувствовал, что готов играть в КХЛ, был нацелен, уверен в своих силах. И не совсем понимал, почему «зубры» не предложили контракт еще летом. А затем вышло, что в том сезоне-2017/18 получил ту самую травму в матче против сборной Казахстана.

Почему-то мне кажется, попади я тогда в «Динамо», жизнь сложилась бы по-другому, может и не было бы той травмы. А так отказ, возможно, морально где-то немножко подкосил.


Уехал в Москву в детском возрасте

- Тренер «Северной звезды» заприметил меня на турнире в Минске и пригласил к себе. Я уехал туда с мамой, клуб снимал нам там жилье, обеспечивал питание, устроил в школу. Команда была среди лучших в Москве – наряду со «Спартаком», «Динамо», ЦСКА. Мама работала в компании у знакомых. Готовила мне на день еды, а в остальном справлялся сам – ходил в школу, на тренировки.

В «Северной звезде» я был до 15 лет, а потом перешел в «Спартак», и там уже пришлось ездить далеко, и ездить немало.

В «Спартак» я перебрался в выпускной год. Переходил туда, потому что это было престижнее и перспективнее. Больше шансов найти хорошую команду, если ты выпускаешься из более звучных школ. Мне и тренер посоветовал, что так лучше сделать, и агентов гораздо больше наблюдает за матчами этих команд.

Просмотр в школе «Спартака» был все лето, хоккеистов на сборе становилось все больше и больше, доходило до сотни. Из них в итоге оставили 25 человек. Причем клуб уже не обеспечивал так, как в «Северной звезде». Пришлось все покупать за свои деньги, в том числе и снимать жилье. Это было в 2013 году, еще до валютного кризиса в России, и стоило около 700 долларов в месяц. Мама оставалась со мной и в «Спартаке».

«В России не так уютно, как дома, надо биться за себя, как одинокому волку»

- Считаю, сделал тогда правильный выбор - что уехал в Москву, что прошел школы «Северной звезды» и «Спартака». Там, конечно, не так уютно, как дома, где тебя больше гладят. Надо биться за себя, как одинокому волку. Еще жестче было в МХЛ, в мытищинских «Атлантах». Тем более, что действовал лимит на легионеров.

В принципе, комфортно себя чувствовал и в «Северной звезде», где было сумасшедшее доверие, и в «Спартаке». А вот в «Атлантах» не сложилось больше по моей вине, из-за того, что «поймал звезду». Но это стало для меня хорошим уроком, тренер быстро поставил на место. Там до трех не считают. Не ты, так следующий. Тем более, что был легионером, должен быть лучшим из лучших. А я дал себе слабину и поплатился. Тренер Алексей Ярушкин (он потом еще в КХЛ работал в СКА и «Спартаке») предложил спустить меня ниже, в юниорскую лигу, и мы решили прервать сотрудничество по обоюдному соглашению.

«Не поймай «звездняк», наверняка добрался бы до КХЛ»

- Вернулся в Беларусь, начал выстраивать карьеру заново в минском «Юниоре». Мне всегда везло с тренерами. В «Юниоре» тогда был Владимир Николаевич Меленчук. Он в меня поверил, и мои дела стали налаживаться. Потом были базовый клуб молодежной сборной «Динамо-Шинник», два молодежных чемпионата мира, «Динамо-Молодечно», вызовы в национальную сборную Беларуси…

Много ли потерял от того, что уехал из России? Думаю, да. Не будь того пойманного «звездняка», наверняка добрался бы со временем до КХЛ.

В те времена, когда мальчишкой уехал из Беларуси, в России было немало ребят из нашей страны. Пересекался с Пашей Карнауховым, Владом Домничем, Ильей Денисовым, Женей Астанковым, Димой Буйницким. С витебскими ребятами Домничем и Денисовым вместе в «Северной звезде» были, а у Паши Карнаухова я дома жил, когда еще малышнёй на турниры приезжал и нас размещали по семьям.

Родители мои сейчас в Минске. На травму и ее последствия отреагировали примерно так же, как и я. Пережили те же чувства. К счастью, их карьеры и жизнь не сильно пострадали из-за моего хоккейного детства. Когда мы с мамой были в Москве, папа остался работать в Беларуси.

«Когда случилась травма, партнеры по «молодежке» очень поддерживали, подбадривали»

- С ребятами той «молодежки», что выиграла в декабре 2016-го путевку в элитный дивизион, стараемся поддерживать связь. С кем-то общаюсь больше. С кем-то – меньше. У большинства карьеры продолжаются. Обычно не каждый доиграет до 22 лет. И это говорит о том, что команда действительно была неплохая. Она была очень сбалансированная, каждый знал, что должен делать – кто отвечает за атаку, кто за оборону. И все четко выполняли свою работу. Все бились друг за друга.

Три года назад белорусская «молодежка» выиграла МЧМ в DIA – почти никто не затерялся в хоккейном мире, но есть и драмы

Из той сборной теснее общаюсь с Андреем Белевичем и Женей Астанковым – это было наше первое звено. Сдружились с ними. С Белевичем потом вместе за Молодечно играли, квартиру снимали там. Когда нас в одно звено ставили – сразу результаты росли :) Плюс Арсений Борисов, Кирилл Чайка, Артур Савинов – с ними тоже ближе сошлись.


Руслан Васильчук и Андрей Белевич.

Когда случилась эта моя травма, ребята очень поддерживали, подбадривали. По продолжению карьеры особых советов не давали, говорили слушать себя.

Что нужно, чтобы победить и завоевать путевку в элитный дивизион? Подойти к турниру готовыми физически и психологически, хорошо восстанавливаться после игр и тренировок, качественно питаться, слушать тренера. Помнить, что сражаешься за свою родину, Беларусь, за своих близких. Постоянно быть в тонусе, не расслабляться.

Психологически на таких турнирах тяжелее всего переносятся поражения. У нас в Бремерхафене была неудача в матче с Германией. На следующий день у нас был выходной, и тренеры отменили утреннее занятие на льду. Вместо этого собрались командой и вышли на прогулку. Пообщались, отвлеклись от хоккея. В общем, перезагрузились, а потом настроились и выиграли оставшиеся матчи!


«Вижу в армии то, что можно для себя взять»

- В армию шел с позитивным настроением. Жду другого опыта, у меня такого в жизни еще не было. Армия – это не спорт, это совсем другое. Много чего об армии слышал. Жду от нее каких-то полезных навыков. Что еще там можно приобрести? Дисциплину, закалить характер. Кроме того, это в определенной степени возможность для саморазвития, можно уединиться с собой духовно, где-то уйти в себя, почитать книги. В общем сделать то, для чего обычно нет времени «на гражданке».


Руслан Васильчук после присяги в войсковой части 3214.

Откуда такое позитивное настроение? Во-первых, у меня дед полковник. Отец у меня тоже десантник. От них услышал многие моменты и пожелания. С теми же командирами пообщался. Ну и с друзьями, которые уже отслужили. Услышал много интересных вещей, которые мне понравились. В общем, вижу в армии то, что можно для себя взять.

«В жизни надо заниматься тем, к чему лежит сердце»

- А в будущем вижу себя в качестве тренера по физподготовке. После армии планирую отучиться в Ассоциации профессионалов фитнеса в Москве. Закреплю полученные знания и навыки на курсах и семинарах. Ну а потом – буду связываться со своим агентом. В общем, планы на ближайшие годы для себя я выстроил.

А вообще моя новая профессия – это такая сфера, что в ней можно всю жизнь совершенствоваться, узнавать все больше и больше. Главное – это дело любить. Считаю, в жизни вообще надо заниматься тем, к чему лежит сердце. Хочу помогать спортсменам становиться лучше, добиваться результатов. Считаю, что сегодня в белорусском хоккее есть проблемы с физической подготовкой спортсменов. По-моему, сейчас в клубах экстралиги вообще нет тренеров по физподготовке. А без этого сложно раскрыть весь потенциал спортсменов. Уверен, что он точно есть, а вот надлежащих условий для его развития нет.

Текст: Сергей Вишневский

Фото: Sven Peter/ ВК-группа ФХБ, hcdinamo.by/molodechno, инстаграм Руслана Васильчука