Легион Интервью 28 Января 2020

Большое интервью Андрея Гусова: уход из «Тыхы», слухи о конфликте с командой, интерес «Динамо»

Белорусский тренер подвел для Hockey.by итоги польского этапа карьеры.

Два года подряд Андрей Гусов приводил ГКС «Тыхы» к титулу чемпиона Польши, выигрывал с командой Кубок Польши и Суперкубок, а также впервые в истории польского хоккея сумел заработать очки и одержать победы в групповом этапе Лиги чемпионов. Однако не так давно белорусский тренер неожиданно расстался с клубом. 

В разговоре с корреспондентом Hockey.by специалист пояснил мотивы своего решения, подвел итоги почти трехлетней работы в Польше и поделился наблюдениями и впечатлениями о хоккее в соседней стране. Уходя из клуба, белорус оставил «Тыхы» во главе турнирной таблицы польской хоккейной лиги. В составе «тышан» выступают два белорусских хоккеиста - защитник Александр Еронов и нападающий Алексей Ефименко.


«Считаю, я достойно представлял белорусскую тренерскую школу»

- Со стороны ваша отставка выглядела неожиданной. А для вас? Что-нибудь предвещало такой поворот?

- Я бы не назвал это отставкой. Это было моим решением. Не вынося сор из избы, никого не обижая, признаюсь, что сам небезгрешный и не абсолютно светлый человек. Думаю, как и все. Просто попытался посмотреть на все происходящее со стороны и понял, что не вижу перспектив и смысла дальше работать с командой. Посчитал, что все, что мог дать ей, уже отдал. И убежден, что это расставание, произошедшее по моей инициативе, в сложившейся ситуации - правильный выход. Повторюсь, это только мое решение, я его принимал сам. Думаю, что оно пойдет на пользу и команде, и мне самому.

- Не было мыслей все же доработать этот сезон?

- Уже не было желания.

- Как руководство клуба восприняло ваше решение?

- Всем было тяжело - и руководству, и мне. Разговаривали, беседовали, общались. Но в итоге прониклись ситуацией, нашли компромисс, пришли к единому знаменателю и расстались по-человечески.

- Ваш штаб остается или уходит?

- Весь штаб остался. Один из ассистентов, Кшиштоф Майковски, принял команду. По-моему, только он из моих помощников имел европейскую лицензию Pro, которая дает право работать главным тренером.

- А Сергей Шепетюк?

- Сергей Владимирович тоже остался. У него контракт до 1 мая.

- То, что у вас маленький полугодовалый ребенок, как-то повлияло на ваше решение?

- Нет. Моя семья была со мной на протяжении трех последних месяцев. На Новый год я их привез домой. Но это никоим образом не повлияло на мое решение.

- А недавнее поражение в полуфинале Кубка Польши от «Ре-Пласт Унии» не подтолкнуло к уходу из клуба? Что там вообще произошло?

- Никоим образом не повлияло. А что проиграли… Во-первых, Освенцим в этом году мощно прибавил. Там в составе, по-моему, 14 легионеров. Они поменяли тренера и руководство клуба - начиная от президента и спортивного директора и заканчивая менеджментом. Пришли абсолютно новые люди, которые спонсируют эту команду. Амбициозный клуб, очень неплохо выглядит. И мы здорово против них играли, и вряд ли за ту встречу кто-то упрекнет нас в отсутствии желания. Но по буллитам проиграли. Мы забросили ноль из четырех, причем исполняли все определяющие хоккеисты команды, которые в топе бомбардиров, легионеры. Соперник же реализовал два буллита. 

После матча никто из руководства никаких претензий не предъявлял. Кроме меня самого. У меня к себе всегда есть претензии после поражений. Иногда - еще и к игрокам. Главная проблема - что не реализовали моменты. Хоккейный бог был не на нашей стороне. Более 20 бросков в третьем периоде, перекладина, штанга. Ну не шла шайба в ворота. Бывают такие матчи. Значит, хоккейный бог решил, что сопернику важнее было победить. Хотя на следующий день в финале они без вариантов проиграли «Ястшембе». Вот уже второй год с Кубком дома у нас не складывается. В прошлом сезоне проиграли «Подхале» в полуфинале Кубка. И вот теперь. С другой стороны, это хорошая тенденция: проиграли Кубок, значит, выиграем чемпионат :).

- Хотели бы продолжить работу в Польше или есть другие направления?

- На данный момент никаких предложений нет. Для тренера, мне кажется, самое главное - это каждодневная практика. К сожалению или к счастью, тренерская доля такова, что порой ты не знаешь, где завтра окажешься. Поэтому готов рассматривать любые варианты, обсуждать. Прошла всего неделя после моего расставания с клубом, пока я наслаждаюсь спокойствием, привожу в порядок здоровье, нервы. Отдыхаю, занимаюсь ребенком.

- А что со здоровьем и нервами?

- Я уже 15 лет работаю главным тренером. Причем в коллективах, где постоянный прессинг, обязательно нужно побеждать, всегда амбициозные цели. Естественно, в такой ситуации нужно вытягивать из себя и здоровье, и нервы. В отношениях и с игроками, и с арбитрами. Слава богу, ничего серьезного. Тем не менее, нужно контролировать, следить за собой. Возраст не мальчика уже. Решил проверить, как и что происходит в моем организме.


- Ваш агент занимается поисками новой команды?

- Да, занимается. Хотя раньше никогда не было такого, чтобы агенты мне работу находили. Обычно руководители клубов напрямую сами связывались и делали предложения.

- Если бы поступило приглашение из белорусской экстралиги «Б», приняли бы его?

- Я бы рассмотрел такой вариант. Как и любой другой.

- Но какие-то предпочтения по лигам и странам у вас есть?

- Никаких. Сейчас самое главное мое предпочтение отдыхает в детской коляске : ) Но жду и ищу. Я не работал в топ-лигах, чтобы спокойно мог себе позволить отдыхать по 2-3 месяца…

- Вы как-то говорили о том, что могли возглавить сборную Польши. Когда это было?

- Летом 2018-го. Поляки проводили своеобразный кастинг, что ли. Предложили тренерам прислать свои резюме. Я слышал, что и Андрей Михайлович Сидоренко отправлял свое, чешские специалисты, словацкие. И мое там было, агент занимался этим вопросом. Выбор в итоге оказался в пользу молодого финского специалиста с польскими корнями. Это Томек Валтонен, до этого он трудился в Финляндии. В прошлом сезоне параллельно работал еще и главным тренером в «Подхале». А минувшим летом уехал во вторую по силе немецкую лигу, но с ним там расстались и теперь он тренирует команду во втором дивизионе Швеции. А «Подхале» принял канадский специалист [Филлип Барски].

Вообще в польской лиге большое разнообразие тренерских школ - чешские специалисты, словацкие, российские, латвийские. Причем бывают ребята, добивавшиеся заметных успехов в карьере. У каждого свои тактические наработки. Из канадцев здесь трудились имеющие опыт в НХЛ Тед Нолан и Том Кулен. Считаю, я достойно представлял белорусскую тренерскую школу.

«После отмены лимита на легионеров лига стала сильнее, а многие поляки вынуждены заканчивать»

- Но в польских клубах тренеры долго не задерживаются. В чем причина?

- Польский хоккей - частный. И инвесторы хотят видеть результат. Причем амбиции у всех клубов очень серьезные. В этом сезоне лига стала открытой для легионеров, во многих командах теперь по 12-14 иностранцев. Если прежде за каждого легионера нужно было платить по 7-8 тысяч евро, то теперь это отменили. Сейчас за иностранцев надо вносить небольшую сумму в пределах полутора тысяч долларов.

Лига за счет наплыва иностранцев стала сильнее. Поскольку времени на раскачку не дают, а задачи проще решать с теми игроками, которых лучше знаешь и разговариваешь на одном с ними языке, специалисты приводят за собой по десятку и более хоккеистов из своей страны. А у того же [белорусского тренера] Юры Чуха в Торуни более 10 россиян в составе.

Отменяя лимит, поляки взяли пример с немецкой DEL-Лиги. Этот турнир активно развивается, в том числе и в финансовом плане. Но в Германии есть еще и DEL-2 - это крепкая лига, в которой растет молодежь. В Польше тоже пытаются идти в этом направлении, открыли молодежную лигу. Посмотрим, что из этого получится. Если хотя бы один-два игрока за год будут появляться в главных командах, то это будет хорошим подспорьем.

Проблема в том, что не хватает польских хоккеистов, которые могли бы играть на высоком уровне. С каждым годом их становится все меньше и меньше. Школы работают слабо. В Тыхы в последнее время занялись этим вопросом, но чтобы подросли собственные воспитанники, надо ждать не менее семи лет.

Причина упадка в том, что очень мало детишек идут в хоккей. Многие выбирают футбол или что-то еще. В юношеских командах, выступающих в чемпионате Польши, порой собирают команды из ребят трех-четырех возрастных групп. Потому что детей одного возраста на полный состав не набирается.

- Как показывает практика, частая смена тренеров очень редко приносит результат.

- В моем понимании, даже если в клубе приличная инфраструктура и все налажено, то тренеру, которого приглашают под высокий результат, нужны три года для выстраивания команды, способной бороться за чемпионство. В первый сезон он знакомится с коллективом и меняет тех игроков, которые не подходят под его систему. Во второй год можно уже быть ближе к чемпионству, а при удачном раскладе даже завоевать титул. А в третий год с тренера уже надо спрашивать за тот конкретный результат, под который его приглашали. У меня так было в «Керамине» и, в принципе, в Солигорске.

В ГКС «Тыхы» было по-другому. Первый вопрос, который мне задал президент клуба был: «Ты держишь давление со стороны болельщиков, руководства?» Но я всю жизнь в такой ситуации работаю. Он сказал, что его интересует только первое место, потому что команда уже пять раз была второй. Я сказал, что гарантировать ничего не могу, но готов сделать все для достижения этого результата и отвечать за него. У нас получилось стать чемпионами с первого раза.

Естественно, где-то мы форсировали все эти процессы, помчались галопом. Спасибо Сергею Михайловичу Пушкову, что он тогда расстался с Глебом Клименко, отправив его из «Немана». Он в «Тыхы» очень пригодился, в плей-офф стал нашим лучшим бомбардиром [9+8 в 14 матчах]. Все старались, все работали, но человеком, который решал исходы, стал Глеб Клименко.

Второй плей-офф с «Тыхы» - это было сумасшествие, я такого вообще не помню в своей жизни. Вытаскивали серии с Гданьском и Новы-Таргом лишь в седьмых матчах, до этого уступая 2-3. А этот невероятный шестой матч с Новы-Таргом, когда мы сравняли счет в серии, вырвав победу в четвертом овертайме в третьем часу ночи!


Много положительных и позитивных моментов было за эти два с половиной года в клубе «Тыхы», многое я бы поменял. Это был отличный опыт - и профессиональный, и житейский. Во время работы за границей человек, попадая в непривычную среду, должен считаться с местными культурой, бытом, традициями. Он не может навязывать свои обычаи, а должен подстраиваться. По крайней мере, я это так вижу. Ты не можешь туда прийти и размахивать шашкой, выступать против всего уклада, что формировался годами. Приходится закрывать на что-то глаза, какими-то своими постулатами поступаться.

- В отличие от ваших конкурентов, в «Тыхы» не было такого большого числа легионеров, причем поляки у вас тоже были на заметных ролях.

- Первоначальная позиция и моя, и руководства клуба - сохранять баланс между польскими игроками и иностранцами. Да, есть два американца с польскими корнями, которые получили паспорта. Парень-канадец Кристиан Мрочковски, у которого родители из Польши, он тоже с паспортом. В этом году из легионеров у меня были трое ребят, перешедших из нашей экстралиги - белорусские игроки Алексей Ефименко и Александр Еронов, а также российский форвард Глеб Клименко. Еще хороший защитник из Словакии Петер Новаёвски. Чех Михал Коларж имеет польское гражданство. Недавно приехал финский игрок обороны Нико Тухканен. Защитник сборной Японии Денис Акимото, как и я, ушел из команды.

Есть еще канадец Алекс Щехура. Это брат Пола Щехуры, который играл в минском «Динамо». Алекс тоже пытается получить гражданство Польши, но пока не может собрать нужные документы. Любопытно, что когда Тед Нолан был тренером сборной Польши, он вызывал его в кэмпы, парень играл на турнирах. А перед чемпионатом мира узнал, что, оказывается, у него нет паспорта и он не имеет права играть официальных соревнованиях.

В общем, сейчас в составе «Тыхы» шесть легионеров - три русскоязычных, словак, канадец и финн.

Еще работая в Беларуси, я придерживался такой позиции, что число легионеров не должно быть большим. Мое видение таково, что ты в первую очередь должен развивать хоккеистов той страны, в которой работаешь: будь то Беларусь, Польша или еще какая-нибудь. Здесь я не беру во внимание чисто коммерческие проекты, которые ориентированы на получение прибыли - НХЛ или даже немецкая DEL-лига. Там развитием игроков занимаются низшие лиги.

- В первый год вашей работы у вас в команде был довольно известный игрок с опытом выступлений в НХЛ Крис Коланос, напротив фамилии которого в профиле на Eliteprospects значится и польский флажок.

- В его биографии есть матчи и в НХЛ, и в КХЛ, и золото чемпионата мира в составе сборной Канады. Он приехал посреди сезона абсолютно не готовым, хотели отправить его сразу же, как увидели, но агент попросил дать ему время, потренироваться. Он поиграл, и даже забивал. Голевое чутье у него действительно было. Но, такое ощущение, что в его возрасте и с таким послужным списком играть в Польше было для него скорее развлечением. Мы поблагодарили его за работу и расстались. Это было незадолго до плей-офф, реанимировать его уже не было ни времени, ни желания. И он прекрасно это понимал. После чего отправился в Италию, где в феврале закончил карьеру в 36 лет. Но польского гражданства у него, насколько мне известно, не было.

- В Польше владельцы клубов стремятся зарабатывать деньги на хоккее? Или это для них как занятие благотворительностью?

- У нас особенно на матчи плей-офф и Лиги чемпионов ходит много зрителей. Причем билеты стоят не копейки. Болеют очень активно. Плюс атрибутика распродается. Это приносит определенный доход, и эти деньги там тоже считают. Хотя, конечно, основные затраты на команду покрываются деньгами частных спонсоров. Что-то, наверное, идет и из бюджета города.


- С 1995-го по 2000 год у вас был опыт в польском хоккее в качестве игрока. Насколько это помогло вам сейчас? И какие изменения произошли там с тех пор?

- Конечно же, большим плюсом стало знание языка. Чувствовал себя как дома, разговаривая на польском и с представителями медиа, и с игроками. Поначалу я думал, что позабыл язык за более чем 15 лет. Но когда окунулся в эту атмосферу, голова быстро перестроилась, все вспомнил. Вопросов не было вообще.

А насчет хоккея, то в польской лиге все меняется каждый год и зависит от того, какие правила по легионерам, как обстоит дело с финансами. Например, клуб может просто закрыться. Вот в Катовице 3-4 года команды просто не было. Потом появился инвестор, и сейчас клуб на ведущих позициях, выходит в финал, полуфинал. И в этом году у них серьезные амбиции. Когда я был игроком, были команды в Быдгоще, Ополе, Бытоме. Сейчас они исчезли. Есть деньги - покупаешь мерседес, нет денег - ездишь на велосипеде. Так и здесь.

Побывав в те годы в статусе хоккеиста, а нынче в роли тренера, мне тяжело сравнивать уровень игры тогда и теперь. Это абсолютно два разных взгляда. Понятно, что скорости сильно увеличились. Возможно, в то время было больше индивидуально сильных игроков и легионеров. Сейчас таких ребят не хватает. Причем не только в Польше. Везде эта проблема имеется - и в белорусском чемпионате, и в КХЛ. Если у индивидуально сильного хоккеиста еще и голова правильно работает в плане тактики, если он командный игрок (имею ввиду раздевалку и психологию лидера), то такие исполнители стоят серьезных денег - это миллионы долларов.

Если же сравнивать мои годы работы в чемпионате Польши тренером, то сейчас хоккей мощно рванул вперед. Лига выровнялась, сейчас семь-восемь команд примерно одного уровня. Они могут спокойно конкурировать с тремя лучшими белорусскими клубами, которые сейчас явно выделяются в экстралиге. По крайней мере, это мое видение со стороны, с оговоркой, что я сейчас не знаком с состоянием дел в нашем чемпионате изнутри.

Но если я заблуждаюсь, мы можем обратиться за комментарием к Сергею Михайловичу Пушкову. Его «Неман» дважды играл в Континентальном кубке против «Краковии» - седьмой на этот момент команды в таблице польской лиги. Я смотрел оба матча - ноябрьский в полуфинальном раунде в Кракове и январский в датском Войенсе в финале. Не скажу, что Гродно легко и спокойно обыграл соперника.

- Отмена лимита на легионеров подстегнула местных игроков? Им ведь теперь надо больше над собой работать, чтобы получить место в составе?

- Ну да, их бросили, как собачку Муму в воду: выплывайте сами. Но вообще есть ребята, которые хотят развиваться, они еще раньше уехали в более сильные лиги - в Чехию, Германию, Великобританию. Их немного, но они есть.

А на родине у поляков действительно возникли проблемы. Я разговаривал с тренером одного из ведущих клубов, и он признался, что местные игроки оказались не готовы к наплыву легионеров, хотя в последние годы играли и в финале, и в полуфинале плей-офф. И он столкнулся с такой ситуацией, когда приходится менять этих хоккеистов, потому что их потолок был в прошлом году, а сейчас они не готовы на равных играть с теми же канадцами, финнами, которые приехали.

Те поляки, которые представляют из себя что-то стоящее, продолжают играть в своих клубах, их там ценят. Остальные вынуждены заканчивать. Да, есть еще шанс продолжить карьеру в молодежной лиге, где за команду могут выступать не более пяти хоккеистов любого возраста - чтобы передавать опыт или дать возможность восстановиться травмированным юным хоккеистам.

С одной стороны, польская лига становится сильнее, с другой - намного сокращается выбор кандидатов у главного тренера сборной Польши. Но в то же время, с ростом уровня польского чемпионата будет улучшаться и качество тех польских хоккеистов, которые останутся. А то, что отвалилось, не размазывается по новым командам вроде тех, что появились в нашей экстралиге «Б». Не хочу никого обижать, но игроки из них никогда не попадут в топ-клубы, в сборную. Но для чего-то они есть. В Польше в этом плане по-другому.

С отменой лимита на легионеров сложнее стало не только полякам, но и некоторым легионерам, которые выступали в лиге раньше. Если сейчас взглянуть на таблицу бомбардиров, то среди лидеров там и близко нет тех ребят из Беларуси и России, которых я привез за собой в «Тыхы». Статистика - вещь упрямая, ее не обманешь. Что ж, подождем плей-офф. Тот же Глеб Клименко там обычно раскрывается.

- В связи с их не очень высокой результативностью на вас давления не было?

- Сейчас не было ни с чьей стороны. Поначалу, когда я только приехал, имелись некоторые моменты. Все же ставка была высока, все очень хотели выиграть чемпионство. Были определенные попытки расшатать ситуацию, но они ни к чему не привели. И после того, как сначала мы выиграли Кубок Польши, а потом и чемпионат страны, никто не вставлял палки в колеса, не лез в мою работу, не говорил, кого и куда ставить. Хотя мой предшественник, известная в чешском хоккее фигура, чемпион мира Иржи Шейба, с чем-то подобным сталкивался. Слышал, что к нему подходили и говорили, кто должен выходить на игру в определенных матчах. У меня такого не случалось ни разу.

Я мог высказывать недовольство в адрес игроков, легионеров в том числе. Но это рабочий процесс. Иностранцев для того и приглашают, чтобы они обеспечивали результат. Я не знаю, какие зарплаты получали польские хоккеисты в моей команде. Представляете, тренер работает три года и совершенно не владеет такой информацией?

- Потому что сами не интересовались этим вопросом?

- Интересовался, и не раз. Но, как мне ответили, это «таямнiца клуба». Коммерческая тайна.


- Сборная Польши уже много лет находится в третьем десятке мирового рейтинга, хотя здесь пытались предпринимать разные шаги для исправления ситуации. Даже Вячеслава Быкова с Игорем Захаркиным на помощь вызывали. Руководство федерации все еще надеется на прорыв или смирилось с тем, что это и есть законное место польского хоккея в мировой иерархии?

- Я считаю, прежде всего надо развивать детский и юношеский хоккей, с которым у них колоссальные проблемы. Но все упирается в массовость, которой нет. А если так, то откуда будет подпитываться польский хоккей?

Что касается решения по легионерам, то за него проголосовали руководители клубов, и федерация не смогла ничего с этим поделать. Конечно же, она хочет поднять свой хоккей на новый уровень. Но надо признать, что хоккей в Польше - спорт далеко-далеко не номер один. При этом нельзя сказать, что сборная по своему уровню слишком отстает от тех же Италии и Казахстана. Убедился в этом, посмотрев все матчи международного турнира, проходившего в прошлом году в Януве с участием этих команд.

В 2016 году Польша даже сражалась за выход в элитный дивизион, и им не хватило одного очка, чтобы туда подняться. А уже в 2018-м поляки выбыли в группу «В» дивизиона I, это третий по силе эшелон. Прошлой весной им не хватило одного очка, чтобы вернуться в группу «А». Можно задаться вопросом, почему они при этом проиграли Румынии? Если б Владимир Владимирович Наумов был руководителем польской федерации и сборная проиграла бы румынам, вы представляете, что было бы. Хотя Румыния тоже идет своей дорогой. Там российским ребятам с именами, поигравшим в КХЛ, сейчас раздают паспорта. Насколько я знаю, и финансовые условия в клубах там сейчас довольно серьезные, и уровень местной лиги растет. А поляки хотят выйти во второй по рангу дивизион, и все идет к тому, что этой весной они эту задачу решат, ведь чемпионат мира в группе «В» дивизиона I пройдет в Катовице.

«Раньше услышать от тренера «пошел на …» было у нас как «доброе утро»

- Прошлой весной Дмитрий Басков говорил о том, что Андрей Гусов наряду с Михаилом Захаровым, Сергеем Пушковым и Павлом Перепехиным был в числе кандидатов на пост главного тренера минского «Динамо».

- Мне звонил спортивный директор клуба. Просил о встрече. Тогда у нас в разгаре был плей-офф чемпионата Польши. Но мы так и не встретились. Никаких конкретных разговоров не было. Я так понимаю, в тот момент в клубе ждали окончания чемпионата мира, чтобы решить, в каком направлении двигаться. Не знали ни бюджета, ни того, каким будет лимит на легионеров. А «Тыхы» уже с 6 мая начал подготовку к новому сезону. Мы работали до 20 июня, потом были две недели отпуска, и в начале июля снова собрались.

В Польше каникулы у детей начинаются с июля. В первый мой год мы работали по нашей системе, и у нас была полная раздевалка детей. Я не понимал сначала, что происходит. А потом в процессе разобрался, что они готовились к сезону иначе. Май и июнь тренировались на земле, в июле была пауза 2-3 недели, проводили отпуска с семьями. А после возвращения многие клубы сразу же начинали работать на льду.

- Андрей Карев, который играл у вас в «Шахтере», недавно рассказывал, что дети и жены игроков появлялись в раздевалке и во время вашей работы в Солигорске.

- Так я воспитан, это одна из черт моего характера. Главное - создать в команде теплую, добрую атмосферу. Многие ребята, которые сейчас уже работают тренерами, звонят и вспоминают те времена. У нас и в «Керамине» было так же. Я старался, чтобы так было и в «Тыхы». Естественно, что были и жесткие требования, и спрос, связанный с выполнением игроками своих обязанностей. Но в других ситуациях, считаю, что хоккеист - обыкновенный человек. Ребята очень тяжело работают, и они имеют право на нормальное, а не скотское отношение со стороны тренеров, на общение с семьями. Это один из принципов моей работы как главного тренера. Не был никогда диктатором. На первом месте для меня всегда команда.

- В те времена это было непривычно для белорусского хоккея.

- Тогда услышать «пошел на …» [слово на три буквы] от тренера, это было как «доброе утро». Это мне никогда не нравилось. Я, наверное, первым из наших тренеров отменил «заезды на базу» на ночь перед игрой. Я тогда поинтересовался у директора клуба, зачем мы такие сумасшедшие деньги выкидываем на ветер, заезжая в какие-то гостиницы или когда селимся за городом. Игроки ведь могут нормально готовиться, живя с семьями. Мы попробовали, на результатах это если и сказалось, то только в лучшую сторону. Плюс серьезная экономия для клуба. Эти финансы можно было пустить либо на премиальные, либо на экипировку.

Мне приятно слышать от игроков, что им было комфортно со мной работать. Могу тоже самое повторить в адрес большинства ребят. Да, случалось, что с кем-то нам было не по пути (либо по характеру, либо по игровым моментам), и от таких хоккеистов я старался избавляться. Но это нормальный процесс во всем мире. Сейчас скауты НХЛ обращают внимание на разные детали, в том числе и на то, насколько игрок коммуникабелен в раздевалке, как он ведет себя по отношению к партнерам.

- В чем еще ценность этих двух с половиной сезонов, которые вы отработали в Польше? Что вынесли из них как тренер и как человек?

- Другая страна, другой менталитет. Некоторые думают, что польская лига слабая. Отработав там, не соглашусь с этим. Не буду говорить о национальной сборной, но лига и качество хоккея в ней сейчас мне импонируют.

Естественно, в профессиональном плане очень ценным опытом стали два подряд сезона в Лиге чемпионов. Он помог мне посмотреть, в каком направлении движется хоккей в Европе. Мы встречались с лучшими клубами Швеции, Финляндии, Германии. Удалось победить команды из Австрии и Италии — это были первые очки в истории, заработанные польским клубом на групповом этапе Лиги чемпионов. Это обалденный турнир. Мне очень понравилось. В таком мне прежде участия принимать не доводилось. Да, были чемпионаты мира, Континентальный кубок и Кубок Шпенглера, но это другое. Осталось еще разве что на Олимпиаде поработать.

В общем, это был шаг в моем развитии и развитии польского хоккея. Считаю, что в стране переняли и мой опыт. Наверное кому-то он пригодится.

А еще во время моей работы в «Тыхы» у меня родился сын. Это самое большое счастье, которое только может быть. И когда он сморит, полугодовалый, и улыбается тебе в глаза, забываешь обо всем. И становится понятно, для чего мы живем.


- Раньше для польских клубов были характерны такие ситуации, когда у них резко заканчивались деньги, и они подолгу не рассчитывались с игроками и тренерами.

- В «Тыхы» за эти два с половиной года не было проблем ни с экипировкой, ни с финансами. Нужна игроку клюшка или что-то из амуниции — пожалуйста, зарплата всегда 10-го числа поступала. Не могу ничего плохого сказать по этому поводу. Я слышал, что в некоторых польских клубах есть финансовые проблемы. Но там, где я работал, за три года ничего подобного не случалось ни разу.

- А в плане технического обеспечения как обстояли дела? Например, проведение видеозанятий.

- Это мы делали сами, на своей технике, компьютерные программы тоже свои. Показывали ребятам большинство, меньшинство, другие какие-то ситуации. Занимался этим либо Сергей Шепетюк, либо я, либо мы вместе. Если глобальные моменты — то я обычно проводил видеособрание. Мы с Серегой сотрудничаем уже 15 лет, так что все делали по отработанной схеме. Понимаем друг друга с полувзгляда. Для некоторых ребят это было в новинку. Но в других клубах, я знаю, есть видеотренеры. В Катовице, например, работает тот же специалист, что и в сборной Польши. В «Подхале» у Томека Валтонена видеотренером и тренером по развитию игроков работала Татьяна Тихонова - внучка легендарного тренера Виктора Васильевича Тихонова.

Когда Вячеслав Быков и Игорь Захаркин работали со сборной Польши, они хотели создать клуб, который бы играл в КХЛ. Но, к сожалению, не нашлось сторонников и спонсоров этого проекта. Впрочем, это было еще до моего приезда в «Тыхы». Некоторые специалисты говорят, что во время работы Быкова и Захаркина был хороший импульс для развития местных игроков и польского хоккея. И сборная выглядела неплохо.

- Какой стиль хоккея ближе польским игрокам?

- Не знаю. Думаю, что все новое воспринимается всегда с интересом. Но это должно давать игрокам развитие и результат. Можно круглыми сутками приседать со штангой либо бегать, и если это будет приносить успех, то хоккеисту и возразить-то будет нечего. Ведь если есть результат, он зарабатывает себе на жизнь. А можно выдумывать и предлагать новейшие методики и упражнения и занимать седьмое место. И это не понравится ни игрокам, ни руководству клуба.

У меня не было никаких вопросов в коммуникации с командой на протяжении двух с половиной лет. Может, были недовольные, я был кем-то недоволен иногда. Когда ты заходишь в клетку, где 25 тигров, то понимаешь, что не можешь быть мил для каждого. Приходилось их заставлять что-то делать. А на принуждение каждый реагирует по-разному. Кто-то соглашается, кто-то, наоборот, противится.

- Польские журналисты написали о том, что группа игроков захотела выжить вас из команды, поэтому вам и пришлось уйти. Как это прокомментируете?

- В Польше слухи быстро подхватываются и распространяются. Но это же неправда, и я нигде не озвучивал таких вещей, игроки и руководители - тоже. Повторюсь: сложилась такая ситуация, при которой я увидел бессмысленность дальнейшего сотрудничества. А что там произошло - пусть это останется в клубе. Может быть, когда-нибудь в мемуарах под названием «Как не надо работать в хоккее» я и расскажу об этой ситуации. А пока команда сражается за первое место в регулярном чемпионате, готовится к плей-офф. И какие-то негативные моменты ей сейчас ни к чему. Пусть ребята спокойно работают. Кусочек моего сердца остался там. А какие там болельщики! Ради той атмосферы, которую они создают на трибунах, стоит жить и работать.


«Трибуны скандировали «Анджей Гусов! Анджей Гусов!»

- Когда вы уходили из «Шахтера», болельщики вас очень тепло провожали. Удалось пообщаться с поклонниками «Тыхы» перед отъездом?

- С самыми близкими людьми я поговорил, с болельщиками не прощался. Но я еще собираюсь туда съездить. А вообще на трибунах на матче с Гданьском скандировали «Анджей Гусов! Анджей Гусов!» Я в той игре уже не руководил командой, но еще был на скамейке, просто смотрел хоккей. А зрители уже прознали, что я ухожу. Слышал, что и на матче с Сосновцем, который проходил уже без меня, трибуны тоже скандировали мою фамилию. Тыхы - город хоккейный. По дороге на работу могут 15 человек подойти (от школьников до пенсионеров), поздороваться, сделать замечание по поводу игры или поблагодарить за какой-то матч.

- С 10 по 14 января «Тыхы» потерпел три поражения кряду — от «Торуни» (0:1) еще под вашим руководством, а затем от Гданьска (1:2) и Освенцима (3:4)…

- Была ситуация, что лодочка болталась. Может быть, в связи с этим и поражения потерпели. Но вообще команда добротная, идет на первом месте. Считаю, ей по силам бороться за чемпионство. Я оставил нормальный фундамент, дай бог, пускай сражаются.

- Вы сказали о плачевном состоянии детского хоккея в Польше. Клубы им занимаются?

- Нет. По крайней мере в Тыхы это вообще отдельные организации. Детская школа здесь находится под опекой города. Ребята часто ездят на матчи в Чехию и Словакию, это совсем рядом. Эти поездки оплачивают родители. А занятия в хоккейной школе финансируются городом, насколько я понимаю.

- В основных юниорских лигах Канады польских игроков сейчас нет, в США — считанные люди. В АХЛ и НХЛ нет никого, а в Лиге Восточного побережья (ECHL) - только Алан Лышчарчик из «Форт-Уэйн Кометс». О чем это говорит?

- О том, что польских хоккеистов в принципе мало. Порой придешь на каток в три часа дня, и до семи он может быть пустым, свет не горит. Если в субботу или воскресенье у команды выходной, на льду тоже может быть целый день пусто, и лишь в 6, 7 или 8 часов вечера массовые катания.

Или такой показательный момент. Одного 17-летнего парня, который что-то из себя представлял, хотели взять в команду, чтобы он потренировался с основой. И вот 1 августа в разгар предсезонки он подходит и говорит: «Добрый день, тренер. Меня три недели не будет, я уезжаю вместе с родителями в Хорватию в отпуск». Такое полулюбительское отношение. Нету такого восприятия, что хоккей - это моя жизнь, что он меня будет кормить.

Из юношеской лиги пятерку ребят мы все время старались привлекать к занятиям с главной командой. Они все сейчас играли за молодежную сборную Польши на недавнем чемпионате мира. И они могли просто подойти и сказать: «Тренер, меня не будет 3-4 дня, я в школе». Это те самые особенности, с которыми приходится мириться и подстраиваться под них, когда приезжаешь на работу в другую страну…

Текст: Сергей Вишневский

Фото«Тыхы»