Сборные Интервью 04 Февраля 2020

Михаил Захаров – о третьем кэмпе сборной, его условиях, составе команды, задачах и новом специалисте в штабе

Главный тренер национальной команды Беларуси пообщался с журналистами перед выездом в Словакию, затронув самые разные темы, волнующие в текущий момент.

Кэмп сборной стартовал в понедельник 3 февраля на базе «Чижовка-Арены». 5 февраля команда отправится в Попрад (Словакия), где примет участие в Kaufland Cup. Подопечные Михаила Захарова сыграют с хозяевами (6.02) и с олимпийской сборной России (7.02). Сегодня главный тренер ответил на вопросы представителей СМИ.


- Почему сборная проводит кэмп не на «Минск-Арене»?

- Я объясню, почему мы здесь [на «Чижовка-Арене»] тренируемся. Во-первых, на «Минск-Арене» нет никаких условий для национальной сборной. «По старинке» – это не условия для хоккеистов, которые едут на чемпионат мира. Раздевалки нет, плюс на «Минск-Арене» национальная сборная тренируется на маленькой площадке (финской – прим.). Рядом – фигуристы, шорт-трек и еще кто-то. На одном льду четыре группы занимаются, свистят со всех сторон. Поэтому там мы не проводим сборы. Во-вторых, чемпионат мира будет проходить на европейских размерах площадки, «Минск-Арена» меньше, поэтому нет смысла там тренироваться.

И не важно, где занимается национальная сборная в период подготовки к чемпионату мира, но условия для нее должны быть более комфортные, а не те, которые нам «Чижовка» предоставила. Это не условия для национальной сборной, так к ней нельзя относиться. Лед ужасный – я думал, Пушков обманывает, но оказывается, он прав. Свет они не включают, раздевалка безобразная. Я удивлен. Прошлый сбор и этот – две разницы большие. Так нельзя относиться руководителям, которые отвечают непосредственно за сборы.

- Вы обращались к кому-нибудь, пытались прояснить этот вопрос?

- Нам это сказали, грубо говоря, за три дня [до старта кэмпа]. Что раздевалку нам предоставить не могут. Лед вы сами видите, много нареканий было: читал и слышал, игроки тоже говорили, что здесь невозможно тренироваться. На этот турнир мы должны были лететь чартером, как и в прошлом году, но за три-четыре дня все поменялось. Министерство спорта в лице министра спорта нам отказало [в таком перелете]. Даже не знаю, мы завтра в 8 утра сюда приходим на сбор и только в час ночи будем в конечном пункте, в Попраде. У нас две пересадки, автобусы, и как бы я не знаю, как мы добираться будем. Издевательство над сборной – вот и все!

- Почему такое отношение?

- Честно – не знаю. Это нам за три дня сказали. Ответить официально, письменно на вопрос, в чем дело, не удосужились, ответа из Министерства не последовало никакого. Они нам не отвечают на словах, я спрашиваю: «Почему? Дайте мне письменный ответ, кто это сделал». Но наш начальник команды никакого ответа не смог добиться. Поведение Министерства спорта... оно очень не в том направлении двигается.

- На тренировке отсутствует Артур Гаврус. Будет ли он вообще задействован на этом кэмпе?

- Нет, Гавруса не будет, у него нет визы. Он должен был приехать вначале в одно время, позже сказал, что не успевает к утру и вечером приедет. Получается, четвертого числа мы могли ему только поставить визу. Опять же, с министром спорта еще в ноябре договаривались, что он поможет нам с паспортами. К сожалению, ни одного вопроса Министерство спорта нам не решает в пользу национальной сборной. Поэтому ряд игроков не попали в команду именно из-за того, что нет виз. Гаврус, к сожалению, тоже не поедет.

- Просто вычеркиваете или кем-то замените по-быстрому?

- У нас 22 хоккеиста, 23 не будет. Как было 22, так и поедет 22.

- То есть, Кодола, Кульбаков и Шостак присоединятся?

- Ну да, у них визы есть, они должны присоединиться. Еще не с нами, потому что, во-первых, тут еще проблема возникла. Когда мы разговаривали с их тренерским корпусом, то я им обещал одно. Как вы понимаете, ВХЛ не останавливает чемпионат, у них идут матчи, самое тяжелое время, когда команды борются за попадание в плей-офф. Я с тренерами разговаривал, дал им слово, что седьмого февраля хоккеисты будут в Минске, – думал, что чартером летим – а восьмого они уже окажутся в расположении своих команд. Мы же прилетаем только восьмого в шесть вечера, им еще надо в Москву добраться, а это только на следующий день. И уже после ребята вылетят по своим командам...

Столько проблем они [Министерство спорта] нам создали! В мой первый год, когда председателем ФХБ был Наумов, на все турниры сборная летала чартером. Даже в то время, а это 15-16 лет назад! Почему сейчас у Министерства поменялось так резко отношение – это удивительно.

- У Кодолы и Шостака есть визы – это хорошо. Но проясните, что с их белорусскими паспортами на данный момент?

- Они все с белорусскими паспортами на данный момент! Что прояснять? Проясняешь только ты, проблему делаешь, все спрашиваешь с этими паспортами. Слав (Вячеслав Федоренков, «Прессбол» – прим.), ну тебе лично говорю, успокойте эту тему! Что, больше нечего спросить? Лучше спроси, как готовится сборная, какие условия. Ты один и тот же вопрос на всех конференциях задаешь, ты что, не можешь что-то другое написать нормальное? Тебе только эти паспорта? Знаете, кто еще у нас задаст по паспортам, больше чтобы их не было, я вам серьезно говорю.

- Я буду первым, кто еще раз задаст этот вопрос. Попробую.

- Ну и давай, иди – с вещами на выход! Я тебе при всех говорю. Ты думай о хорошем, а не о плохом! Ты, наверное, только плохое можешь писать. В этом вся прерогатива твоего «Прессбола».

- Нет, так мы же хотим, чтобы у них были белорусские паспорта.

- У них они есть. Ребят, я вам расскажу, почему нет белорусских паспортов, почему хоккеисты в свое время их меняли. Допустим, игрок хочет выступать в МХЛ, у нас турниров такого уровня нет, все это прекрасно понимают. Люди, которые сняли команду из молодежной лиги, для чего это сделали? Задайте им этот вопрос. Шостаку, чтобы пойти в МХЛ, говорят, что он должен играть только с русским паспортом. Что ему теперь, выступать в «чемпионате пивной кружки» или в МХЛ? Как? Где лучше? Любой хоккеист скажет, что лучше в МХЛ. Любого тренера спросите, и он тоже ответит: хочу, чтобы мой парень из молодежной сборной играл в МХЛ, там он будет лучше готов.

- «Чемпионат пивной кружки» – это что?

- Это где-то у нас там, где играют молодые хоккеисты (высшая лига – прим.).

Я Пушкову задаю вопрос: «У тебя чемпионами стал фарм-клуб в прошлом году, почему ни одного хоккеиста нет в составе?» Он мне говорит: «Миш, ну они слабые». Вот он ответ. И это правда.

- Хорошо, тогда общий комментарий по ростеру: кто вызван и какие цели вы преследуете? Кого-то просмотреть хотите, кто-то уже много раз вызывался.

- Кто много раз?

- Боголейша, Стефанович, братья Малявко не впервые уже.

- Так больше некого вызвать. Вот у нас сломался Костицын – я три дня не спал. Он мне сказал, что у него болит плечо. Тут же на следующий день в игре ломается Кислый – опять некого взять. У нас на словах все хорошо, а если сейчас Стефанович сломается, то я не знаю, кого приглашать. Подготовка хоккеистов под национальную сборную и под минское «Динамо» очень слабая. Правильнее сказать, что ее нету. Не было никогда. Поэтому корень выступления минского «Динамо» – во всем белорусском хоккее. Потому что они хотят игроков более сильных взять белорусских, но их нет. Поэтому и место какое есть, оно такое и есть.

- Проблема только с нападающими? С защитниками проще?

- Да со всеми! Школы-то не работают, ребят, ну вы что. Вы же прекрасно понимаете, что школы не работают. Школа работает, когда есть результат. Сколько из питерской сейчас играют в СКА? Ну, с чемпионата мира? Три или четыре игрока? Я летал в Питер, присутствовал на этом матче (минское «Динамо» в гостях уступило СКА – 0:5 – прим.). Четыре игрока, по-моему, было. Защитник и три молодых. Вот это работает школа.

Вы скажете, что у них там 33 катка, 20 школ, большой выбор, все пытаются в питерское «Динамо» попасть или в СКА. Согласен здесь. Я посчитал, в 1976 году было 1300 учащихся детско-спортивных школ. Тогда их было пять-шесть: «Динамо», «Вымпел», «Торпедо», «Спартак». А сейчас я попросил федерацию ответить, сколько у нас в Минске детей занимается – 1724. Только тогда в столице 850 тысяч человек проживали, а сейчас два миллиона. А количество школ не увеличилось.


- Это к чему: в Словакии играем, от Попрада до Тршинеца 500 километров. Граборенко даже не рассматривали?

- Не рассматривал, потому что я его не вижу. Зачем мне брать 50 человек на сбор, когда хватит и 25 хоккеистов? Он не попадает в 25.

- Не попадает?

- Нет.

- В связи с отсутствием Андрея Костицына вопрос о капитане сборной открыт.

- Обсудим.

- В тренерском штабе появился Анатолий Чистяков. Почему выбор пал на него? Почему не обращаете внимание на белорусских тренеров?

- Чистяков работает в школе «Юности» три года. Во-первых, он женат на белоруске, он – белорус. Во-вторых, за последнее время Анатолий Николаевич очень сильно проявил себя в «Юности» как тренер. В-третьих, я, прежде чем взять, очень много о нем общался и с другими специалистами, с тем же Знарком, и с минским «Динамо». Если вы помните, он там работал, и мне очень хорошо именно динамовцы его рекомендовали по работе с молодежью, с защитниками. Поэтому приняли решение попробовать его. Именно по работе с линией обороны.

- Ну, а почему на белорусских тренеров не обращаете внимание? На того же Пушкова, которого вы называли другом и лучшим тренером Беларуси?

- Ты своим вопросом запутаешь всех. Говоришь, что мы должны взять белоруса. А Пушков белорус?

- Нет, имею в виду, из чемпионата Беларуси. И лучшего тренера страны. Он же признавался, да и вы его так называли.

- Нет, он признавался, но это, знаешь... признать можно и написать хоть что угодно. Ты мне ответь, как он признался и почему?

- Вы его так называли.

- Вы его назвали, а я повторил ваши слова.

- В прошлом году вы его советовали в главные тренеры сборной Беларуси вместо Сидоренко.

- Это прошлый год, ты за этот говоришь.

- Он стал хуже?

- Нет, он не стал хуже :) Вопрос, как он стал лучшим в Беларуси. Хочешь, я тебе скажу, кто станет лучшим тренером КХЛ [в сезоне-2019/20] вот прямо сегодня? Могу с тобой спорить, что дам тебе на сто процентов верный ответ.

- Кравец?

- [Вздох] Могу также сказать, кто станет лучшим тренером по футболу в России прямо сегодня.

- Ну?

- Видишь, ты не знаешь, ты не понимаешь. А у нас так становятся лучшими, что смешно. Как можно проиграть все на свете и стать лучшим тренером? Только в Беларуси такой вариант! Хотя по закону, который существует в федерации, он не мог стать лучшим. Есть официальная бумага, где четко написано, кого признают лучшим тренером. Я тебе по КХЛ скажу, кто там получит награду: тот, кто первое место займет. То же самое и по футболу. У нас же ты можешь третьим тренером стать, и все равно признаться лучшим. Вот в чем разница. Когда «Юность» бьет все рекорды, становится лучшим клубом, проигрывает один матч в плей-офф и пять в сезоне, получает шесть номинаций, кроме одной – молодого игрока, но Пушков – лучший тренер. Вот так.


- На двух предыдущих турнирах этого сезона сборная занимала первые места. Насколько тяжело это будет сделать в Словакии, и какие задачи ставите?

- Ребятам нужно проявить себя. Состав у нас, к большому сожалению, немножко подразвалился: и с визами проблема, и чартер повлиял на игроков. Сами понимаете, добираться «на лошадях»... Мне жалко хоккеистов КХЛ, которые будут по три часа в автобусе трястись и по пять часов сидеть в аэропорту. Но задача у нас – посмотреть сочетания, защитников именно на данном этапе, потому что 25 хоккеистов будет на сборе, больше не планируется, уже принято решение. Мы хотели больше, но закрыт вопрос. Я и со Знарком общался, и с Витолиньшем, они тоже сказали, что больше 25 игроков не будет. Все равно нужно посмотреть того же Боголейшу, Стефановича еще раз, чтобы быть готовым уже к кэмпу перед ЧМ. Та игра, которую Стефанович показывает в КХЛ, она не впечатляет. Четыре гола за пять месяцев – это очень мало. Но с другой стороны, он в сборной очень хорошо играет, шесть шайб забросил.

- А Буйницкий впечатляет?

- Не можем ставить крест на Дмитрии, который показал очень хорошую игру в прошлом году. Молодой парень, но травмы тяжелые преследовали. Ему надо помочь, поэтому берем его. Игровая практика ему не помешает, и он с удовольствием приезжает.