Высшая лига Интервью 02 Декабря 2020

Андрей Михалев: за провинности ребята рассказывают стихи

Главный тренер команды Беларусь U17 рассказал, как освоился в новой должности и почему не хотел бы работать вместе с сыном.

Андрей Михалев приступил к новым обязанностям в начале осени этого года. До этого специалист был ассистентом у Юрия Файкова в «Шахтере». Новая команда Михалева представлена в «Париматч-Высшей лиге» и прямо сейчас с 34 баллами занимает девятое место в турнирной таблице:

– В конце сентября вас назначили главным тренером сборной U17, как обжились в должности?

– Две недели было тяжело. Узнавал ребят, знакомился, немного путал имена и фамилии. Понятно, что это большая ответственность, все решения принимаю только я.

– В вашей карьере это скачок?

– Конечно. Каждый спортсмен, когда заканчивает, хочет продолжить карьеру в тренерском пути стремится к этому. Сначала ассистент, потом главный тренер.

– Передадим привет Юрию Александровичу Файкову, который много лет проработал в институте сборных, что он вам говорил, когда узнал о назначении?

– Принял нормально, положительно отнесся. Пожелал удачи. Совет – главное не переживать, работать и не бояться.

– Какой метод лучше: кнута и пряника или кнута и кнута? Судя по тренировке, второе.

– Нет, кнут и пряник. Я – позитивный человек, хотелось бы, чтобы ребята это понимали. Бывает, что приходится на них кричать, ругаться нецензурными словами, но не постоянно.

– В хоккее, наверное, без этого никак?

– Конечно. Если кто-то по-другому не понимает.

– 16-17 лет – переходный возраст, сложно ли работать и контролировать ребят?

– Первые две недели они, как и я, присматривались, хотели показать свои лучшие качества. Дисциплина хромает, но есть те, кто работает над этим. Кто накосячит, вечером рассказывает стихи. Например, когда клюшки забыл, шайбы не собрал со льда, опоздал, школу прогулял

– А вы, будучи в таком возрасте, какие приключения устраивали тренерам?

– Наверное, такой же был, как и они. В таком возрасте думаешь, что все знаешь, все умеешь, и для тебя нет авторитетов. А какие косяки? Запомнил, когда на выезде забыл коньки. Сейчас то можно найти форму, а раньше это была проблема, особенно с коньками. Поэтому отправился бегать по трибунам, пока ребята играли в хоккей – это было наказание.

– Школу прогуливали?

– Прогуливал, только ребятам нашим не рассказывайте :).

– В свое время выходили на лед под расписку из-за проблем со здоровьем, что это была за история?

– Это случилось лет в 28-30. Переболел ангиной, недолечился, начал рано тренироваться, дал нагрузку и получил проблемы с сердцем. Да, подписывал бумагу, что ответственность беру на себя. Понимал, что не могу без хоккея, очень хотелось играть.

– У нынешнего молодого поколения эта самоотдача есть?

– Скажу, что есть. Есть ребята, которые горят. У нас очень рано начинаются тренировки, в 8:30. Ребята за полтора часа приходят, разминаются, видно, что стремятся.

До 11 часов работают на льду, потом едят и идут в школу. Занятия заканчиваются где-то в 16:00, они приезжают сюда на вторую тренировку.                          

На самом деле, им нелегко приходится, прекрасно все понимаю. Бывает, что они на уроках засыпают. После тренировки идти в школу, концентрироваться – очень тяжело. Поэтому приходится терпеть, это жертвы.

– Ваш сын Мирослав работает с Дмитрием Шульгой, не было сожаления, что не пересеклись по возрасту?

– Нет, да и я бы не хотел, чтобы так случилось. Это лишние разговоры, чтобы не судачили, что попадает в состав по родственным связям. Там ему без отца будет спокойнее. Скажу, что если бы у меня был такой вариант, я бы отказался. Но Мирослав переживал, справлюсь я или нет, рассказывал, как тут живется, а потом пожелал удачи.


Источник: «Беларусь 5»

Фото: shahter.hockey.by