НХЛ Интервью 17 Февраля 2021

Егор Шарангович: в Америке меня часто называют русским, про Беларусь они еще маловато знают. Но в «Нью-Джерси» я вроде бы всех переучил

Форвард «дьяволов» дал большое интервью «Матч ТВ», где рассказал об адаптации  и новом контракте в НХЛ, самом веселом человеке в команде, а также отметил доверие Крэйга Вудкрофта.

Егор Шарангович триумфально вернулся в регулярный чемпионат НХЛ после вынужденного карантина – сразу забросил, да еще и победную шайбу. Белорус уже вошел в историю «Нью-Джерси», а накануне вчерашнего поединка пообщался с корреспондентом «МАТЧ ТВ» и рассказал, как во время самоизоляции ему помогла жена, о Пи-Кей Суббане, фееричном сезоне в КХЛ и отмененном чемпионате мира.

— Вы уже тренируетесь, Егор. Давно вышли с изоляции? Что с вами происходило в последние дни?

— Началось с того, что мы еще в Питтсбурге сдавали тесты. У некоторых ребят оказался положительный тест на ковид, и я был среди них. Дальше у меня уже все тесты были отрицательными. Но я все равно по правилам был должен просидеть 10 дней на карантине в отеле. Хорошо, что я на карантине оказался вместе с женой, и было не так скучно. Хоть не один сидел. По зуму у нас проходили собрания с тренерами. Потом еще йогой занималась вся команда по зуму.

Также была опция, что мы могли заказать в номер что нужно — еду, воду. Просто запрашиваешь клуб, и тебе все привозят. Резинки для тренировки, велотренажер — без проблем. А еще в гостинице был тренажерный зал, куда можно было сходить, если там никого нет. Там я тоже занимался.

— Вы начинали сезон в КХЛ, и там переболели все клубы в первой половине чемпионата. Я не помню, была ли пандемия в минском «Динамо»?

— Вообще я переболел «короной» еще в июне перед сборами. Можно сказать, мне повезло. А в «Динамо» у нас была ситуация, когда разом заболело человек 15 за неделю. Но у нас никакие матчи не переносили, а просто поднимали людей из белорусской экстралиги или из фарм-клубов.

В НХЛ же сразу календарь «Нью-Джерси» приостановили. И вот теперь мы только 16 февраля вернулись в матче с «Нью-Йорк Рейнджерс».

Да, получается, что я болел коронавирусом два раза. Хотя, скорее всего, сейчас у меня был просто ложноположительный тест.

— До изоляции вы играли в «Нью-Джерси» в славянской тройке, с Мальцевым и Никитой Гусевым. У вас на льду сразу появилось взаимопонимание?

— Я удивился, что нас поставили вместе. Потому что перед матчем у нас были совсем другие сочетания звеньев. Но перед самым выходом на лед вдруг тройки поменяли.

Мы сразу же пересели друг к другу, чуть-чуть пообщались, чтобы играть нормально, кому как передачи отдавать. Вообще это здорово, когда вы на русском можете в звене говорить. А вы обратили внимание, что с нами еще и защитник Дима Куликов часто выходил? Сразу четверо русскоязычных было в пятерке! Так что в плане коммуникации было намного легче, чем с американцами.


— Объясните, как ваш защитник Пи-Кей Суббан перепутал российский и белорусский флаги?

— Да я не знаю! Просто тут в Америке меня часто называют русским. Потому что про Беларусь они еще маловато все-таки знают. Но в команде я уже вроде бы всех переучил.

Так ведь и в АХЛ было, что меня все время русским называли. Я их тоже переучил, но там часто путали. Может, Пи-Кей тоже думал, что я из России. Поэтому выставил российский флаг.

Но я ему сразу в комментариях отписал, отметил белорусский флаг, и он исправился.

— Важно в раздевалке «Нью-Джерси» быть на одной волне с Пи-Кей Суббаном? Он ведь там ди-джей? Какую музыку ставит? Что говорит молодым?

— Да, Суббан в раздевалке очень активный. Здорово помогает, всегда держит позитив. Все время что-то подсказывает ребятам. Ставит разную музыку, которую реально приятно слушать.

Я сижу в раздевалке рядом с Пи-Кеем. С ним не соскучишься! Он все время разговаривает, подкалывает, шутит над ребятами. Реально главный весельчак в команде.

— Представляю, как тяжело североамериканцам выговаривать фамилии вроде «Шарангович». Вас как называют?

— У каких-то ребят с этим есть проблемы, но большинство выговаривает нормально. Они больше путают не фамилию, а имя. Часто называют меня типа «Игорь». Но это неправильно, и я их все время тоже переучивал на «Егор». И один наш защитник, Дэмон Северсон, когда меня теперь видит, все время повторяет: «Егор! Егор!» А фамилию сокращают до «Шэра» или «Шэран».


— Символично, что в этом сезоне КХЛ вы забили 17 голов. За счет чего у вас случился такой прорыв?

— Думаю, все началось с предсезонки. Мы с динамовскими тренерами очень хорошо провели летнюю подготовку. Она получилась очень тяжелой, но в сезоне я чувствовал себя здорово на льду.

Во-вторых, было тренерское доверие со стороны Крэйга Вудкрофта. Я все время играл в ведущих звеньях. А когда ты чувствуешь такую поддержку от тренера, то очень легко играть. И с каждым матчем ко мне приходило все больше уверенности. Ты уже в каждой игре стараешься забить, всегда нацелен на ворота, создаешь какие-то опасные моменты.

Да и партнеры у меня были замечательные. Я все время играл с Шейном Принсом. Мы нашли взаимопонимание, и посмотрите, что он сейчас без меня творит. Просто разрывает всех в КХЛ!

— Да, Принс — лучший бомбардир минского «Динамо», набрал 47 (24+23) очков. А вы идете до сих пор вторым среди снайперов клуба. Когда вас сделали капитаном в 22 года, это было особое чувство?

— Это очень неожиданно, я даже удивился. Сначала меня назначили ассистентом капитана, потом на свитере появилась буква «С». Все-таки в составе были более опытные и взрослые ребята, которые много подсказывают в раздевалке.

А тут меня сделали капитаном. Было нужно выходить на лед и доказывать делом, что я достоин этой нашивки. И это добавило еще больше уверенности в себе. Но я все равно не слишком разговорчивый в раздевалке. Там другие ребята больше настраивали команду.


— Михаил Грабовский — самый результативный белорус в НХЛ, набрал 296 очков. Вам было бы престижно набрать 300?

— Если честно, я пока об этом не думаю. У меня сейчас последний год контракта, и нужно доказывать, что я достоин играть в этой лиге. Надо сначала полностью закрепиться в команде, потом подписать новый контракт. Очень важно хорошо отыграть этот сезон на одном уровне, уверенно, стабильно и без провалов.

— Вы расстроились, что у Минска забрали чемпионат мира? И был ли он нужен местным болельщикам?

— Обидно, что так произошло. Плохо, что не было чемпионата мира в 2020 году, а теперь его перенесли. Я очень хотел сыграть дома, если бы была такая возможность и если бы меня вызвали в сборную.

Все родственники на трибунах, свои болельщики… Хотя в этом году чемпионат мира, наверное, пройдет без зрителей? Но играть дома было бы приятней, чем в другой стране.

Но ничего — если меня вызовут в сборную, я готов приехать и в Латвию. Если все сложится так в НХЛ, что буду свободен, то прилечу.