Сборные Интервью 19 Апреля 2019

Михаил Стефанович: хочу попробовать силы за пределами Беларуси, есть интерес из Европы

Большое интервью лидера «Юности» о будущих планах, сборной, «Юности» и лимитах.  

— Судя по вашей улыбке, с настроением полный порядок?

— Да, мы выиграли чемпионат, все счастливы. Успех придал сил, позитивных эмоций.

— Чемпионом вы стали третий год подряд. Дважды в Гродно, теперь вот в «Юности»...

— Может, мое присутствие добавляет команде какой-то энергии? (Улыбается.) Если серьезно, просто стараюсь выполнять тренерские задания. Плюс в «Юности» состав боеспособный. Сезон мы провели ровно, неплохо выступили и в Лиге чемпионов, и тем более в экстралиге. Да, было пару провальных игр, но если смотреть в целом... Лишь пять поражений в основное время в 56 матчах — согласитесь, приличный показатель.

— Почему вы покинули «Неман»?

— Руководство не захотело меня оставлять, в клубе сделали ставку на других. Здесь как раз позвонил Торбин, генменеджер «Юности». Нам не понадобилось много времени, чтобы договориться.

— Получается, финальное противостояние с гродненцами оказалось для вас принципиальным?

— Всем хочется выиграть, приятно поднимать Кубок. Руководители «Немана» сами видели, кто победил. Мыслей о каком-то реванше у меня не было. Просто хотелось снова стать чемпионом и, как говорится, глотнуть шампанского из трофея.

— Если бы не решение руководства, остались бы в «Немане»?

— Почему нет? Правда, есть загвоздка. Со мной до сих пор не рассчитались.

— По зарплате?

— По премиальным. Можете задать вопрос Варивончику. Он мне обещает весь год, что вот-вот заплатит. Говорит, в клубе проблемы с деньгами. Хотя с ребятами, которые сейчас в команде, рассчитались. Все хорошо по зарплате и у новичков. А у тех, кто ушел... В общем, вопрос открыт.

— Есть надежда, что все решится?

— Пока в клубе денег нет, но вроде бы ждут каких-то начислений. Посмотрим. В ходе плей-офф я эту тему не поднимал. Последний раз общались с Варивончиком, когда «Юность» приезжала в Гродно во время регулярного чемпионата.

— Много вам должны?

— По нашим меркам, немало. А что толку? Есть ребята, не буду называть фамилий, с которыми такое случалось раньше. Суть в том, что хоккеисты, ушедшие из команды, ничего не получали. Какая-то у «Немана» своя схема.

— Давайте о сборной поговорим. Полностью уже переключились на эту волну?

— Наверное, еще не до конца. Знаете, плохо, что будет только один товарищеский матч. Да, предстоит еще двухсторонка, но она не передаст ощущений настоящего спарринга. В команде сейчас много ребят, и непонятно, кто попадет в итоговый состав.

— На собственный счет у вас также нет уверенности?

— Никто со мной не разговаривал на эту тему.

— Но хоть ожидали вызова после чемпионата?

— Многим ребятам дают шанс. В этом сезоне я на первый сбор не попал. На второй вызвали. Считаю, сыграл неплохо, забил, после этого еще раз съездил на турнир. Наверное, логично было меня вызвать и теперь.

— Под руководством Андрея Сидоренко вы когда-то играли в ВХЛ. Хорошие воспоминания остались?

— Да, в Пензе у него играл. Помню, была тяжелая предсезонка — много бега, силовой работы. Сильно уставал. Стиль игры? Акцент на обороне, в атаке — импровизация.

— Сидоренко сильно изменился с тех пор?

— В принципе каким был, таким и остался. Разница, может, только в нюансах. А так человек богатым опытом, всю жизнь в хоккее.

— В каком звене он вас видит?

— На тренировке играл с Андрущенко и Развадовским. Правда, ни меньшинство, ни большинство не отрабатывали. Пока больше обсуждаем тактические аспекты.

— Наши шансы на возвращение в элиту?

— Сейчас все оптимисты: займем одно из двух первых мест и вернемся. Некрасиво будет, если в элитный дивизион попадем позже и лишь за счет домашнего чемпионата мира.

— Казахстан — фаворит, у Словении Копитар, у литовцев — Зубрус и Каспарайтис. Кажется, будет непросто.

— По именам, конечно, соперники выглядят серьезно. Посмотрим, как будет по игре.

— Словенцы постоянно там подножки подставляют...

— Может, это какой-то наш бич, но будем биться. Задача, повторюсь, одна — путевка в элиту.

— Снова о делах внутренних. Этот сезон экстралига провела с лимитами — возрастным, легионерским. Вам понравилось?

— С одной стороны, «Юности» это коснулось меньше. Нам удалось собрать неплохих, по нашим меркам, молодых ребят. Да, первое время им было трудно, но это естественно. Чаще всего, за редким исключением, использовали на льду только троих молодых игроков. Но на других клубах эта реформа сказалась негативно. В «Немане» весь сезон не было четвертого звена. В итоге ситуация с кадрами отличалась от прежних лет, когда опасность исходила от каждой гродненской тройки. Если бы возрастные лимиты отменили, все команды доукомплектовались бы опытными ребятами. А молодежь играла бы только та, которая соответствует уровню. В общем, считаю, три места для молодых — это перебор. Раньше было одно-два, а сейчас держат заявки. Чтобы они просто сидели на лавке. А в этом возрасте нужно играть — в той же команде U-20, экстралиге «Б». Сами не понимаем, чего хотим. Или взять порог максимального возраста. К тридцати годам хоккеист полностью раскрывает потенциал, показывает лучшую игру. А ему из-за этих нововведений приходится искать варианты за рубежом. Ефименко, Михнов разве были худшими игроками? Уехали. А потом мы говорим, что чемпионат разваливается. Все начинается с зарплат, лимитов. Если премиальные прописывают, но не выполняют... Причем ни федерация это не контролирует, ни клубы. Некрасиво. А кому мешали легионеры? Разрешили остаться тем, кто был заигран раньше. Хорошо. Но, например, Брахманис забивал по 20-30 голов — и все равно уехал в Латвию. Конец истории. Поэтому и у меня сейчас есть желание попробовать силы за пределами Беларуси. Даже имеется предложение. Правда, пока не то, какое хотелось бы.

— Куда зовут?

— В Европу. Не в Польшу — чуть подальше. Но это еще на уровне слухов.

— Вы за то, чтобы отменить лимиты?

— Конечно! Все дети следят за условным Брахманисом. Когда мне было 18 лет, я брал пример с опытных хоккеистов. Надеюсь, на меня теперь тоже смотрит молодежь, пытается что-то почерпнуть. Если надо, могу подсказать что-то, поделиться опытом.

— Кроме лимитов, в чемпионате есть и другие новшества. Формула розыгрыша, например...

— У нас федерацию возглавлял Рачковский, потом пришел Шапиро, сейчас руководит Савилов. Каждый свое «закидывает», а к общему знаменателю прийти не можем. Когда практически все уехали из страны, начинаются разговоры: мол, зря вводили реформы и так далее. С таким отношением люди не хотят здесь играть. Плюс национальная сборная спустилась в первый дивизион — сильных легионеров пригласить труднее.

— Что почувствовали, когда узнали о необходимости играть «суперсерию»?

— Не скажу, что стало шоком. В команде прошло собрание, нам сказали, что заселяемся на базу, готовимся к матчам с «Динамо».

— Как оцените это шоу?

— Не мне судить, конечно. У «Динамо» было много травмированных. Хотя они и в КХЛ таким составом сезон заканчивали. А так... Матчи собрали немало болельщиков. Интересно, что многие приятели просили достать билеты. Говорю, так вход же бесплатный. По-моему, хоккей получился интересный, равный. Считается, что серия была полезной для сборной, но не знаю... Она прошла в начале марта, а чемпионат мира в конце апреля.

— «Динамо» — ваш бывший клуб. Принципиально было победить?

— Нет, слишком много времени прошло с тех пор, как играл в «Динамо». Я и так на виду постоянно — последние три года выступаю в экстралиге. Если бы у них было желание подписать двусторонний контракт... Не захотели — ну ладно. Едем дальше.

— Парфеевец, Когалев поднимались в «Динамо», а лучший бомбардир «Юности» шанса не получил. Размышляли почему?

— Ребята летом подписали двусторонние контракты, у меня — односторонний. Мне никто ничего не предлагал. Да меня это и не расстраивает.

— Но в КХЛ хотелось бы поиграть?

— Конечно. Любому хочется.

— Ходят слухи, что Михаил Захаров может возглавить минское «Динамо». Как к этому относитесь?

— Там другой уровень. Хотя Михаил Михайлович довольно авторитетный тренер, у него много связей.

— Не так давно общественность потрясла новость: хоккеисты «Юности» попались с гашишем. Ваша реакция?

— Естественно, мы расстроились. Но нам никто ничего не говорил. Это случилось в «Юниоре», хотя понятно, что на клуб лег отпечаток. Ну а так у нас в разгаре был плей-офф. Некогда отвлекаться — все мысли были об игре.

Источник: «Прессбол».

4ZU9lpNROnM.jpg