КХЛ Интервью 20 Октября 2020

Райан Спунер: давно не получал такого удовольствия от хоккея, как в минском «Динамо»

Форвард «зубров» рассказал о своем прошлом в НХЛ, переезде в Европу, Минске, доверии Вудкрофта и хоккее на больших площадках.

Райан Спунер – лучший бомбардир минского «Динамо» в сезоне-2019/20 и один из лучших по результативности в новом чемпионате КХЛ. Он идет по элитному графику, набирая почти очко за игру – именно этого ждут от хоккеиста, за плечами которого более 300 матчей в НХЛ.

Задрафтованный в 2010-м под общим 45-м номером «Бостоном» Спунер переехал из-за океана в Европу перед началом прошлого сезона, но в «Лугано» у форварда не пошло. Однако смазанный старт в Швейцарии не помешал Райану показывать классную игру в КХЛ. За минское «Динамо» Спунер выступает уже второй год и набрал в 53 матчах 49 (11+38) очков. Правда, в данный момент нападающий на паузе – практически вся линия нападения «зубров», включая Райана, угодила в лазарет из-за эпидемии COVID-19.

Еще до этих событий, в конце сентября, Спунер стал гостем подкаста Balcony Chatter, где рассказал много интересного о своем прошлом в НХЛ, переезде в Европу, Минске, доверии Вудкрофта и хоккее на больших площадках. Hockey.by делится переводом самых любопытных моментов.

Коронавирус

- Сейчас я нахожусь в Минске. В КХЛ начался новый сезон, и, признаться честно, он будет странным. Из-за эпидемиологической ситуации мы привыкаем к новым правилам лиги, стадионы заполняются меньше чем на половину, некоторые команды уходят на карантин.

У нас на «Минск-Арене» разрешено заполнение 40 процентов трибун. Если честно, намного приятнее играть, когда тебя поддерживают болельщики, поэтому я рад, что в КХЛ позволено проводить матчи со зрителями, пусть и в ограниченном количестве.

Ситуация с коронавирусом в Беларуси следующая: здесь нет таких строгих правил, как в США или Канаде. Люди спокойно передвигаются без масок. Рестораны, торговые центры, бары – все работает как обычно. Нет обязательного масочного режима для посещения этих мест.

«Бостон»

- «Брюинз» задрафтовали меня в 2010 году под общим 45-м номером, но первой игры в НХЛ я ждал долго. Конечно, помню дебютный матч. Потренировался с фарм-клубом, и тут мне звонит отец со словами, что сегодня я выйду за основную команду во встрече с «Монреалем». Я тогда еще был молодым, поэтому представители «Брюинз» связались именно с родителями. «Лучше» матча для старта не придумаешь: и я, и мои родные – большие фанаты «Хабс», я вырос на их играх. Поэтому в своей первом игре в НХЛ просто пытался насладиться этим опытом, хотя и очень нервничал.

Поначалу выступал как за основную команду, так и за фарм «Бостона» в АХЛ [«Провиденс Брюинз»]. Помню, что очень долго не мог забросить первую шайбу в НХЛ, на меня это сильно давило. Постоянно думал о том, что скоро потеряю место в составе. Когда все же удалось оформить первый гол, очень радовался. Это произошло в матче с «Нью-Джерси».


Беда молодых хоккеистов

- Большинство тренеров, с которыми работал в АХЛ и НХЛ, мотивировали меня, постоянно подмечая, что я – талантливый хоккеист. Но для того, чтобы заиграть на самом высоком уровне и попадать в первые звенья в лиге, мне нужно работать, работать и еще раз работать. Что я и делал.

Если бы мог вернуться назад, то определенно меньше переживал бы из-за упущенных возможностей забросить шайбу. Многие молодые игроки начинают копаться в себе и стрессовать, когда у них что-то не получается в определенном матче. Но нужно просто взять себя в руки и продолжать работать дальше – успех обязательно придет.

Медиа

- Единственное в НХЛ, по чем я не скучаю – излишнее внимание медиа. Фанаты «Бостона», конечно, преданные, но и очень жесткие в плане критики игроков и тренерского штаба. И пресса зачастую подогревает конфликт. Здесь, в КХЛ, нет такого повышенного внимания к игрокам и тренерам, поэтому я сосредотачиваюсь на играх, не зацикливаясь на каком-то негативе. Единственное, что хочу сказать болельщикам: мы – хоккеисты, прежде всего, также люди, и тоже можем ошибиться. Конечно, ни один игрок не выходит на матч, чтобы проиграть, и каждый прилагает максимум усилий для успеха, но не всегда все получается.

Странности в «Лугано» и полное доверие в «Динамо»

- После того, как я не нашел вариантов трудоустройства дома, решил перебраться в Европу. Мне было всего 27 лет, хоккей – это моя работа, поэтому не собирался заканчивать из-за того, что не могу устроиться в НХЛ. Приехал в Швейцарию. Правда, с главным тренером «Лугано» мы не сработались. У меня есть определенные сильные стороны, но в Швейцарии мне почему-то не давали играть в свой хоккей. Если я вижу открытого партнера, то сразу стараюсь отдать ему передачу, создать голевой момент, но в «Лугано» мне так играть было нельзя. А позже тренерский штаб удивлялся, почему у меня не получается набирать очки. Пожалуй, это был один из худших моментов за всю мою карьеру.

Сейчас в минском «Динамо» совсем другая ситуация. Тренер знает, чего от меня ждать, и развязывает руки: на площадке я могу делать то, что у меня хорошо получается, и это приносит свои плоды. Признаться честно, давно не получал такого удовольствия от хоккея, как в минском «Динамо».


Возвращение в НХЛ

- Я играл там на протяжении семи лет и, конечно, думал о том, как вернуться. С другой стороны, в КХЛ мне уготована ведущая роль в первом звене, а в НХЛ я, скорее всего, мог бы рассчитывать лишь на третью тройку нападения. Сейчас наслаждаюсь хоккеем в минском «Динамо» и работаю на результат для команды, поэтому пока мне сложно ответить на вопрос о возвращении в НХЛ. Подумаю об этом, когда сезон закончится.

Жизнь в Беларуси

- Больше вопросов у меня возникало с бытовой точки зрения: было непросто вызвать такси или объяснить продавцу в магазине, что именно я хочу купить. Пожалуй, это самое сложное в адаптации североамериканских игроков. Большинство населения Беларуси не говорит по-английски, а 10 процентов владеющих языком знает его не на самом высоком уровне. Но в команде с этим все окей: сейчас в «Динамо» только один игрок вообще не говорит по-английски.


Различия между КХЛ и НХЛ

- Здесь меньше силовой борьбы из-за того, что площадка больше. Теперь мне даже не нравится играть на «канадском» льду, потому что у нас арена финских размеров. На маленькой площадке все гораздо быстрее. И когда ты уже привыкаешь, что у тебя обычно больше времени, а его внезапно не оказывается, это полностью выбивает тебя из колеи. Вновь возвращается обилие хитов, сложно перестраиваться. В пятницу мы можем играть на большом льду, в субботу – на маленьком, и это доставляет дискомфорт.

Что касается стиля, то я бы не сказал, что в КХЛ больше акцента на индивидуальном мастерстве. Просто из-за дополнительного пространства может так показаться.

Мне кажется, что североамериканский стиль заключается в том, чтобы играть как можно быстрее, двигать шайбу к чужим воротам, неустанно работать на форчеке и бэкчеке. В КХЛ хоккей больше связан с контролем шайбы. Топы лиги не будут просто играть через вбросы. Они могут развернуться в ходе атаки, если им не нравится диспозиция, отдать шайбу обратно защитникам.

Разные размеры площадки

- Это вызов, но я уже привык. План на игру из-за различий площадок не меняется, но главная разница, которую я заметил, заключается в том, что многие игроки откатываются с шайбой обратно. В Северной Америке ты просто двигаешь ее дальше, здесь же можешь вернуться, сохранить контроль и организовать новую атаку, три с половиной фута с каждой стороны помогают.

На большой площадке тяжело играть как раз из-за того, что обязательно случаются смены, в которых ты только и делаешь, что гоняешься за соперником. С другой стороны, все может быть весело, когда ты с шайбой, но тебя никогда не хитуют. Однако многие матчи бывают скучными, потому что проходят на периметре и сложно создать голевой момент.

Скажу такую вещь: финские размеры коробки – лучшие. Было бы круто увидеть матчи в Северной Америке на такой площадке. Думаю, это хорошо повлияло бы на хоккей. Игроки получили бы дополнительное пространство, но в меру.


Перевод: Полина Корсакова