КХЛ Интервью 30 Октября 2020

«Я всегда стремился выйти за рамки». Крэйг Вудкрофт – о том, что вдохновило его на тренерскую работу

И каким был хоккей, когда коуч «Динамо» в него еще играл.

Hockey.by обстоятельно пообщался с главным тренером минского «Динамо» Крэйгом Вудкрофтом. В ближайшее время на нашем сайте выйдет серия публикаций, в которых канадский специалист максимально подробно расскажет о своей работе и поделится ожиданиями от текущего сезона. Вы наконец узнаете, что такое система Вудкрофта и существует ли она вообще, как Крэйг справляется с языковым барьером, и что стоит за уходом Бэйлена и Крайчека из «Динамо». Такого от коуча «зубров» вы еще точно нигде и никогда не слышали.

Сегодня же, в неофициальный День тренера, мы начнем с небольшого рассказа Вудкрофта о том, как он пришел к тренерской работе. Оказалось, что Крэйг двигался в этом направлении с юных лет, хотя и провел длительную игровую карьеру.


– Я как-то сказал, что чувствую некую сюрреалистичность в том, что стал тренером после игровой карьеры. Здесь я имел в виду то, что продолжаю оставаться в спорте на самом высоком уровне. Обучаю, тренирую, сохраняю связь с хоккеем. Очень много людей во всем мире играет, но не так много хоккеистов обладают такой удачей и имеют возможность тренировать. Далеко не у всех получается остаться в спорте, передавать мудрость другим поколениям и обучать других. Я счастлив, ведь у меня есть эта привилегия.

Моя тренерская история началась очень давно. Еще будучи игроком, у меня был неуемный интерес к разработке инновационных методов, которые помогли бы мне развиваться: будь то новый способ подготовки в межсезонье или корректировка определенных упражнений, которые мы привыкли делать иначе. Я всегда стремился выйти за рамки и отыскать что-то уникальное в попытках получить преимущество над другими хоккеистами.

Когда я стал профессионалом, понял, что в то время (в 1991 году Крэйг присоединился к «Индианаполису», фарму «Чикаго» – прим.) почти ничего не было организовано для хоккеистов в контексте индивидуальной работы. Система обучения была не такой детализированной и толком не была заточена на то, чтобы улучшать отдельные качества игроков.


Тренировочный процесс в те годы не был настолько разобран по элементам, был упрощен. Хоккей с тех пор стал гораздо более мастеровитым, а в моей молодости больший упор делался на силовые единоборства. Если сейчас мы постоянно говорим об умениях игроков, то тогда в первую очередь внимание обращали на габариты, на умение держать удар, спортивную злость и вещи такого рода. В наше время хоккей выглядит совсем иначе, и появилась потребность в людях, которые могут научить определенным навыкам, улучшить их.

Именно такое положение дел побудило меня стать тренером. В моих неустанных попытках отыскать что-то полезное для себя, я понял, что на такие вещи будет спрос. И этот спрос стал основой бизнеса в сфере развития хоккеистов, где моей задачей было обучать и тренировать их, совершенствовать методологию. Уже в 1993 году мы с братом и другом организовали первый кэмп, спустя двадцать лет наша компания насчитывала около сотни работников, и мы являлись самой большой организацией по развитию хоккеистов в мире.

Но если отмотать еще немного назад, когда я рос в Торонто и был молодым игроком, для меня всегда было важно поработать в летних хоккейных школах. Оказаться в одной раздевалке с хоккеистами «Мэйпл Лифс», провести с ними неделю-две и тренировать ребятишек разного возраста – это уникальный опыт. Вспоминая эти моменты, я понимаю, что у меня всегда был интерес к этому ремеслу, и моя любовь к нему зародилась еще в юные годы.


Текст: Константин Кораблев