КХЛ Интервью 25 Мая 2020

Никита Толопило рассказал об ощущениях во время договорного матча и объяснил, почему снялся с той игры

Голкипер «зубров» ответил на вопросы подписчиков в инстаграме: когда будет играть в НХЛ, о звоне в ушах после попадания шайбы, о необщительности Энрота и помощи Тэйлора, о своем большом росте и длинных волосах.

Когда ты будешь играть в НХЛ?

– Не знаю, время покажет. Надеюсь, что когда-нибудь буду.

Ты можешь поделиться информацией с нашими болельщиками о том, как и от кого в межсезонье к тебе проявляется интерес?

– У меня два агента по Северной Америке. После Нового года начал работать с Шуми Бабаевым. У него есть там друзья, знакомые. [возраст] Двадцать лет – это не восемнадцать, когда можно на драфт выходить.

Интерес из-за океана есть?

– Агент работает в этом направлении. Понятно, что нет никакой конкретики. Бывало, агент скидывает нарезки, а скауты отвечают, что даже не слышали обо мне. В Беларусь редко кто ездит смотреть матчи. Шанс, наверное, есть, но я на это сильно не надеюсь. Сконцентрирован на том, чтобы хорошо подготовиться к сезону. Сейчас у меня контракт с «Динамо».

Почему ты решил стать именно вратарем?

– Как и все, я начал просто кататься. Была тренировка на земле на растяжку. Я с детства хорошо на шпагат садился. Тренеры заметили, предложили играть вратарем. Дали щитки, пошло-поехало. Сейчас тоже могу на шпагат сесть. Не идеальный шпагат, но могу. Но сейчас в игре шпагат используется редко.

Во сколько лет ты впервые оказался в воротах?

– Примерно лет в 6, где-то так.

Самое жуткое воспоминание в воротах? Чтобы страшно было.

– Страшно, когда тебе по девять забивают. По детству нам и по 20 забивали, когда школа «Динамо» только-только появилась. Родители рассказывали, что я сидел, плакал, говорил, что не пойду играть.


Был ли хоть раз в твоей жизни случай, когда ты со стороны смотрел на игру динамовских вратарей (Дэнни Тэйлора) и думал про себя, что ты можешь сыграть лучше?

– Так нельзя думать, мы одна команда и у нас одна цель. Мы поддерживаем друг друга. Но когда выходишь на лед, само собой, хочешь доказать, что ты можешь сыграть не хуже.

Согласен ли ты с выражением, что игра вратаря – это половина успеха команды?

– Конечно, согласен. Если вратарь не будет выполнять свою работу, команде будет тяжело победить. Могут забросить 5, но если ты пропустишь 6, это никуда не годится.

За какую команду НХЛ ты бы хотел сыграть? Какая тебе симпатична?

– За любую. Хочется туда попасть, а за какую – неважно. Там все команды более или менее одного уровня.

Какой город КХЛ тебе понравился больше всего?

– Скорее всего, Москва.

Сколько пар щитков и ловушек изнашивается за один сезон?

– По-разному, кто-то может и по шесть износить. У нас была одна пара щитков и две пары ловушек. Но изнашиваются сильно, могут и по 4-6 за сезон.

У кого в «Динамо» самый мощный бросок?

– У Андрея Костицына. У Пулккинена тоже был неприятный.

А у кого самый непредсказуемый?

– У Ковыршина очень непредсказуемый. Вроде и несильный, но ты не знаешь, куда шайба полетит. У Павловича тоже неприятный бросок.

Бывали случаи, когда тебя в играх не спасала экипировка?

– Бывало, да. Чаще всего пробивали ключицу. Прям до синяков. Я не надеваю «ошейник», потому что мне неудобно в нем.

Вратарь сильно теряет в весе за игру. Сколько ты теряешь?

– У всех одинаково, плюс-минус 2-3 килограмма.

Кто из вратарей лично тебе больше подсказывает: Энрот или Тэйлор?

– Тэйлор. Он как человек намного более общительный. С Юнасом вообще не общались, он просто не очень общительный. А Дэнни много подсказывает и на тренировке, и после игры. Он очень помогает молодым хоккеистам.


Какие у тебя были ощущения, когда ты выходил на первый матч КХЛ?

– У Энрота были проблемы со здоровьем, Саша Осипков получил травму. Мы остались вдвоем с Мишей Карнауховым, а он тогда только-только восстановился и толком не играл. Андрей Анатольевич Мезин сообщил, что оба отправляемся на выезд, и кто-то будет играть. В Риге в гостинице он сказал: «Давай, готовься, завтра будешь играть». Сказал родителям, они старались не накручивать себя. Но я сам по себе такой, что не очень переживал – если будешь переживать, сделаешь только хуже себе. Когда вышел на лед, не было какой-то боязни. Был легкий мандраж, хотелось сыграть как можно лучше. Как вышел, раз-два словил, потом три забили – а затем уже нормально пошло, играл спокойно.

Ты очень уравновешенный и спокойный человек. Во время игры ты тоже всегда спокоен?

– Да. Надо стараться. Могут забить тебе три гола, кто-то может рассыпаться, но я стараюсь об этом не думать. Два периода потом на ноль сыграть и выиграть 4:3, как было в последней игре. Из-за пропущенной шайбы во время матча я стараюсь не переживать, только после игры. Если начинаешь об этом думать, мысли в голове другие, можешь где-то ошибиться.

Влияют ли зрители на твою игру? Слышишь ли ты их, когда играешь?

– Да, при 10 тысячах намного приятнее. Особенно, когда трибуны гонят вперед. Не скажу, что на меня это прямо супер влияет, но когда слышишь шум и поддержку, это дает положительные эмоции.

Бывало ли так, чтобы от броска у тебя было в голове легкое помутнение?

– Помутнение – нет, но звон в ушах бывал.

Ты всегда видишь полет шайбы?

– Если бросок открытый, когда тебе никто обзор не закрывает, траекторию видно. Но если бросают из-под защитника, ты видишь отрыв и примерно понимаешь: она летит под «блин», стараешься вытянуть руку и закрыть нужную площадь.

Недавно в суде за договорной матч [между «Динамо-Молодечно» и «Могилевом»] один из хоккеистов во время допроса сказал, что все шло не по плану, потому что вратарь во втором периоде (ты) все отбивал. На тебе было много нагрузки, потому что они недорабатывали, чтобы обеспечить нужный исход. Чувствовал ли ты в тот момент, что что-то идет не так?

– Было такое. Выходишь на лед и видишь со стороны, что что-то не так. Но в чем дело – я не понимал и даже не думал. Потом стало ясно. Да, в те минуты я понимал, что в меня слишком много летит.

В итоге, ты снялся с игры. Сам?

– Я потянул пах :). Пришлось уйти со льда.

Ты пошел на то, чтобы выйти из игры, потому что не хотел, чтобы на тебе было это пятно?

– Я не знал тогда, что происходит. Не хотелось в этом быть как-то замешанным, какое-то участие принимать.

Какие планы на сезон?

– Этот сезон для меня очень важен. Я общался с агентом. Ставлю планку сыграть хотя бы 15 матчей. Понимаю, что шансы будут, и все зависит от меня. Если проведу 15 матчей, это будет хороший результат, шаг вперед. А дальше посмотрим. Главное – воспользоваться шансами.

Просто сыграть 15 матчей?

– Если я 15 матчей проиграю, то это плохо. Имею в виду, что нужно не просто сыграть, но и побеждать, помогать команде. Даже если я проведу 15 матчей, в которых проиграю, в актив их себе точно не занесу. Важно сыграть хорошо, а не просто 15 матчей.

Какой у тебя рост?

– 197 см.


Почему у тебя длинные волосы? Связано ли это с тем, что так лучше шлем держится?

– Нет, просто когда был в U17, отрастил длинные волосы, понравилось.

Нравится ли тебе бокс?

– UFC нравится.

Как ты учился в школе?

– Относительно неплохо. Закончил со средним баллом 7,5. Но учиться прекратил после пятого класса, потому что начались тренировки, игры, турниры. Было тяжело совмещать. По оценкам учился неплохо, но по знаниям – математику, физику, химию – пропустил мимо. Сейчас учусь в БГПУ, специальность «Менеджмент в туризме».

Источник и фото: «Динамо-Минск»