Экстралига Интервью 26 Октября 2021

Дмитрий Возовик: в «Юности» программируют на чемпионство – хоть ты без руки, без ноги, но все равно должен выигрывать

Знакомимся с российским защитником «Юности», который уже успел себя проявить.

Дмитрий Возовик присоединился к чемпионам страны по ходу сезона. До этого защитник выступал за российские клубы ВХЛ. Не самый габаритный игрок обороны сходу влетел в состав обладателя Кубка Президента и закрепился во втором звене. В интервью Hockey.by Дмитрий объяснил, как ему удалось быстро освоиться в Минске, вспомнил удачный и неудачный опыт в ВХЛ, рассказал, как стал защитником и как пробовал себя в роли форварда, и ответил на вопрос о вероятном предложении от минского «Динамо».


Как ты оказался в «Юности»?

– Команда, в которой я раньше играл [«Динамо-Красногорск»], закрылась. Начал искать новый клуб. Отправил свое, так сказать, резюме в Минск. Через два-три дня агенты перезвонили, сказали: «Приезжай, тобой заинтересовались». Меня брали под определенные задачи. Сразу рассказали, где я буду, что нужно делать.

И что тебе нужно делать?

– Помогать команде побеждать. Сказали, что как легионер буду играть в высоких звеньях – и это большая ответственность.

Готов к этому?

– Как видишь, играю же :)

– Но легионеру не прощают те вещи, на которые могут закрыть глаза, если речь идет о белорусе.

– Так это везде, и я готов. Слава богу, всегда выступал на ведущих ролях и никогда не был лишен ответственных моментов. Тренеры всегда доверяли, и это дало внутреннюю уверенность. Когда «Юность» предложила контракт, как будто груз с плеч упал. У меня было предложение от клуба, который участвовал в Лиге чемпионов. Обещали первые звенья, зарплатой не обидели, но, повторюсь, хотелось сделать шаг в другом направлении. «Юность» – это новая тропа, лига. Есть, что доказывать, есть развитие. Об этом говорят и тренеры, и руководство. Здесь сразу обозначили амбиции, фронт работы. У меня в голове нарисовалась картина, куда еду, и что нужно делать. На данный момент все, что хотел – есть, даже больше. Буду стараться развиваться дальше.

Как долго шли переговоры с «Юностью»?

– Три дня. Как получилось: мне уже клуб из вышки выслал контракт, и как раз в это время Евгений Валерьевич [Есаулов] сказал, что посмотрит меня. Это было в пятницу. В понедельник передо мной лежал контракт из «вышки», тут раздается звонок и агент говорит: «Не подписывай». А в это время сообщениями приходят страницы нового соглашения. Получилось, что соскочил в последний момент. Да, мне было неудобно: не хотел все это делать втихую и ставить перед фактом. Я позвонил в тот клуб, сказал, что поступило предложение, попросил сутки подумать. Мне их не дали, но, думаю, отнеслись с пониманием.


Чувствуешь, что здесь к тебе предъявляют больше требований, чем в российских клубах?

– Я бы сказал, наоборот. В «Юности» тренеры дают делать то, что я умею. Развязывают руки и не вгоняют в рамки. Понятно, у нас есть схемы, по которым действуем. Но не ругают, когда, например, обыгрываю кого-то на синей линии.

Раньше у меня бывали тренеры, которые говорили: «Твой дальний борт и все».  В такой хоккей я никогда не играл, тяжело к нему адаптироваться, поэтому мы с такими командами недолго и были вместе.

Играешь с Барковским в одной паре, быстро притерлись?

– Да. Как мне кажется, хорошие игроки должны сразу находить общий язык на поле. Если нет, то, конечно, уходит месяц-два, потом перекур, еще месяц :) Но это история не совсем о профессиональных игроках.

Сразу с ним поставили, или пробовали с кем-то другим?

– С первой тренировки вместе играем. Единственное, когда с «Химиком» Достанко удалили, то в пять защитников играли, там уже получилось со всеми выйти на лед.

– А как работается с Александром Полищуком [тренером защитников]?

– Все хорошо. Он видит, что мы с Барковским понимаем друг друга. И только когда есть какие-то ошибки, подсказывает, как нужно было поступить.

Кто тебе кажется самым авторитетным в команде, может напихать?

– Понятное дело, что Андрюха Антонов. Но он подсказывает даже опытным игрокам, а напихать – таким у нас не занимаются. Да и в чемпионских командах такого нет. Можно где-то эмоционально что-то высказать, завести или наоборот – успокоить, объяснить, где была ошибка. А такого злого пихача я здесь не увидел. Да у нас и молодые могут высказать что-то, если это правильно и по делу. С коммуникацией в команде все в порядке. Это взаимоуважение.

Какие впечатления в целом оставляет команда?

– Все супер: раздевалка, команда, тренерский штаб, болельщики. Был в хороших раздевалках и раньше, но эта – топ! В ней есть все, что нужно хоккеисту для развития и восстановления.


В Беларуси привыкли, что «Юность» – чемпионы. Ты, до этого не сильно знакомый с белорусским чемпионатом, можешь сказать, что это команда с максимальными амбициями?

– Да, конечно. На каждом собрании тренеры говорят, что мы должны выигрывать. Не кричат: «Мы чемпионы!», но повторяют, что должны брать каждую игру. Здесь программируют на чемпионство. Хоть ты без руки, без ноги – но все равно должен выигрывать. Это высокие требования, но вместе с тем – хороший трамплин для хоккейной карьеры.

А что случилось с твоей предыдущей командой?

– Она закрылась, но меня уже не было на тот момент в расположении, поэтому не могу сказать, что и почему. Да и я до последнего не подписывал контракт, рассматривал варианты в Беларуси или Европе. Сейчас в жлобинском «Металлурге» играет мой товарищ Саша Тимирев. Были с ним в «Ладе», и он все пытался к себе забрать.

Глядя на твою статистику прошлого сезона, «-15» в регулярке, становится страшно.

– Слава богу, что не больше. Вы же видели мои показатели до прошлого года? Скажу так, это мое глупое доверие и погоня за непонятно чем. Принял опрометчивое решение, поехал туда в розовых очках. Но, как ни крути, играл много, спасибо и на этом.

В «Ладе» совсем другая картина? Чем там было хорошо?

– Доверие тренеров и руководства. Могу сказать, что, находясь в «Юности», чувствую примерно то же самое, что и там. Все друг с другом живут в гармонии и двигаются одним ровным коллективом. Еще помогли фанаты, они меня полюбили, за что очень сильно благодарен. Даже когда был на просмотре в Нижнем, ко мне приезжала тольяттинская болельщица, чтобы взять интервью по случаю дня города. Вижу это уважение и стараюсь отвечать тем же.

В «Ладе» тренерский штаб полностью развязал руки. Нашей пятерке давали делать все, что угодно. Понятно, какие-то моменты корректировали. Защиту строили по схеме, а в атаке могли действовать более рискованно. Иногда это не проходило, но нас никто не обвинял, мы играли и получали удовольствие. Была адекватная свобода. При таких условиях чувствуешь себя уверенно, на подъеме, а когда кричат: «Это нельзя, то – нельзя», тогда не понимаешь, что делать. Просто шмалять по бортам? Зрителям не нравится, когда шайба по борту ходит, а ты шорт-треки накручиваешь. 


То есть ты – атакующий защитник?

– Да, игроки обороны такого плана могут и нападающим помочь. Бывает, отдаешь им шайбу на раскате, они бегут уже в десятый раз, и сил нет. А так вытащил шайбу из своей зоны – и им легче. И еще мне нравится ассистировать.

Не наказывают за то, что лезешь в атаку?

– А тут дело такое: если взялся и можешь – исполняй. Обрезался ­– будь готов к тому, что косяк останется на тебе. Это нормальная практика. Как тогда люди великими становятся, например, как Карлссон из «Сан-Хосе»? Он же как четвертый нападающий. Все эти вещи приходят только в игре. На тренировках – ерунда. Там ты можешь сколько угодно божить, а в игре нужно пересилить себя морально. Благо, еще с семнадцатилетнего возраста был в командах, где говорили: «Можешь обыгрывать – иди, обыгрывай». Да и отец, будучи любителем хоккея, говорил: «Ты невысокого роста, не супергабаритный, бери скоростью и обыгрышем, будь атакующим защитником».

Вместе с тем никогда не действовал опрометчиво. Понимал, что это моя ответственность: сбегал в атаку – сразу же нужно вернуться и помочь в защите, это моя прямая обязанность. Плюс, такие игроки больше ценятся: это и доверие, и зарплата. Как компетентность сотрудника в компании.

Раз уж сам затронул вопрос антропометрии, почему ты стал защитником?

– Идея, что защитник должен быть суперпупергабаритным, в России и Беларуси еще живет, но вообще уже отходит на второй план. В НХЛ совсем тощие ребята играют, тот же Кейл Макар, например. Мне всегда нравилось играть в защите, да и атаковать вторым темпом легче. Нет такого, чтобы я, как Макдэвид, чувствовал, где нужно находиться. И тренеры всегда меня видели в защите. Я могу играть в нападении. Когда был в «Торосе», даже пару матчей на этой позиции провел и забросил две шайбы :) Но приехало руководство из «Салавата» и сказало: «Хорош Возовика мучить, ставьте его в защиту» :)

Этим летом ты был на просмотре в «Торпедо», расскажи про этот эпизод?

– Пробыл там месяц, приехал подготовленный, но до этого тренировался сам. А вообще я ждал клубы из Европы, но все уперлось в визы. Было много предложений, но им бы пришлось ждать меня около месяца. Очень хотел уехать и не топтаться на одном месте.

С КХЛ не вышло, а вышка – это топтание на одном месте?

– Я там был четыре года, и все это время с заходом в КХЛ. Не могу сказать, что я супер-пупер защитник, но думаю, после «Лады» с моей статистикой заслужил самый минимальный контракт в КХЛ и шанс провести матч в третьем-четвертом звене.

Минское «Динамо» практикует подписание просмотровых контрактов с игроками экстралиги, думал про это?

– Нет. На данный момент нахожусь в «Юности», и волнует только то, как я здесь могу развиться и помогать команде. Приехать сюда и сразу говорить: «Я сейчас от вас в «Динамо» уйду» – как минимум, это неуважение к команде. Но вообще, практика нормальная, когда ты хочешь большего. Если так не происходит, зачем тогда этим заниматься? Что потом будет, я не знаю: позовут – прекрасно, не позовут – будем дальше работать.

В Минске есть лестница прогресса, а в российской «вышке» на данный момент я для себя этого не вижу. Там можешь показывать фантастическую статистику, но все равно не берут в КХЛ, плохую – тем более. Возможно, из-за габаритов тем КХЛовским командам я не интересен. Значит, буду пробовать по-другому.

Текст: Наталья Федорцова