Легион Интервью 28 Октября 2021

Нассер Субхи: уроки танцев помогли в хоккее – я становился более быстрым, резким, улучшилась координация движений

Нападающий системы «Ак Барса» рассказал о переходе в казанский клуб и том, как в хоккее ему помогли танцы.

– Нассер, для белоруса у вас необычное имя…

– Мой отец – египтянин, имя выбирал он. А мама из Гомеля. Она была танцовщицей и приехала в Египет на выступления. Там родители и познакомились. Отец был шеф-поваром, а в свободное время — баскетбольным тренером. В Египте появился на свет мой брат, а я родился уже в Беларуси.

– В Беларуси не сталкивались с проблемами из-за необычного имени и внешности?

– Мама рассказывала, что, когда я был маленьким и ездил в коляске, ко мне подходили люди, давали конфеты, сладости – я ведь был необычным ребенком. Темненьким, с кудряшками. Позднее случались и моменты проявления расизма. Помню, как-то ехал в троллейбусе, и сзади сидели двое пьяных мужчин. Они начали укать в мою сторону, называли индейцем. Я не придавал этому значения, если им весело, пусть будет так. Меня это никогда не задевало.

– Вы занимались еще и танцами. Как они появились в вашей жизни и сохранился ли к ним интерес?

– Скорее всего, мне перешли танцевальные гены от мамы. В 11–12 лет я сказал ей, что хочу начать танцевать, и она отвела меня к Валентину Исакову. Меня обучили брейк-дансу, хип-хопу, контемпу. Вскоре меня взяли в команду по брейк-дансу, я в ней был самым младшим. Мы выступали в Гомеле, выезжали в Витебск, участвовали в соревнованиях. Занимался танцами пять лет и вспоминаю это время очень тепло.

– Возможно ли было совмещение с хоккеем?

– Да, у меня было пять продуктивных напряженных лет: сначала – тренировка, потом – учеба, вечером я ходил танцевать. Я не знаю, откуда находились силы на все это. Возможно, от большого желания. Но танцы позже помогли мне в хоккее – я становился более быстрым, резким, улучшилась координация движений, ритмика.

– Почему в итоге предпочтение было отдано хоккею?

– Я изначально понимал, что танцы для меня на втором месте. Просто в определенный момент меня затянуло. Расставание не было тяжелым. Мы дали концерт, после которого наша команда распалась. А мне как раз нужно было уходить с головой в хоккей.

– Знают ли о ваших занятиях брейк-дансом в Казани или для ваших партнеров это станет открытием?

– Ребята узнали об этом еще во время предсезонки в Хорватии. Я сначала просто рассказал об этом, а позже и станцевал. Капитан Максим Пестушко и другие ребята оценили!


– Как произошел переход в Казань?

– Еще в апреле предупредили, что меня и Олега пригласят на сборы. Недели три мы проходили просмотр, после чего отправились домой – ждать решения. В итоге нас обоих пригласили в клуб, дав полноценные контракты. Я был рад, что меня заметили. Мама, конечно, нервничала. Все-таки переезд в другую страну. Я вообще не волновался. Хоть в Беларуси хороший тренер Сергей Леонидович Стась, но хотелось попробовать что-то новое, пробиваться в КХЛ, бросить себе вызов.

– Сильно ли отличается хоккей Беларуси и ВХЛ?

– В Беларуси больше площадки и пространства, здесь же – борьбы, и игра строится немного по-другому. Нужно быстрее думать. Если там более тактический хоккей, то здесь скорее силовой.

Источник: БизнесONLINE