КХЛ Интервью 28 Июня 2019

Карнаухов, Осипков, дети. Тренеры Сучковы рассказывают про белорусских вратарей

В Минске вратарей тренирует целая хоккейная семья – уроженцы Москвы Александр и Павел Сучковы, отец и сын. Hockey.by обсудил со специалистами прошедший сезон во вратарском разрезе и актуальные проблемы.

Александр Валентинович Сучков в 2015 году переехал из России и работал в СДЮШОР «Юности», после чего перешел в СК «Минск». Павел недавно закончил с большим хоккеем. Играл в КХЛ, ВХЛ и Казахстане. Женился на белоруске и тоже остался здесь. Белорусским болельщикам он знаком по голосу: именно под его комментарий «юниорка» обыгрывала чехов в Швеции, а «националка» завоевывала путевку в элиту в Казахстане. Помимо работы на «Беларусь 5», он готовит вратарей в столичной СДЮШОР. Непосредственно про голкиперов и пошел разговор с тренерской семьей.


Национальная сборная

- Перед чемпионатом мира в Нур-Султане было много разговоров по кандидатам на вратарскую позицию. Ваше мнение? Как оцените выступление вратарей?

Павел: Решение тренеров, которое не обсуждается. Почему не выходил Трус – другой вопрос. Дима Мильчаков, в целом, сыграл неплохо. Провалил первый матч, но было понятно, что он давно не имел практики. Мало моментов, поэтому для него было тяжело. По себе знаю: когда работы почти нет, трудно входить в матч. В следующих встречах со Словенией и Венгрией сделал то, что от него требовалось. Самое главное – очки набрали. А с Казахстаном Осипков здорово сыграл.

- Решение довериться ему было рискованным.

П: Даже если так, риск оправдался. У тренерского штаба был продуманный план, если они его готовили с первого матча на самый главный. Когда-то же Осипкову надо было начинать, почему не сейчас? Парню дали шанс, которым он воспользовался.

Я сам был немного удивлен, что его заявили. Потому что нельзя было бы дозаявлять Труса, если бы кто-то из вратарей не сломался. Если бы у Димы вот прямо не пошла игра, то Саше пришлось бы стать основным вратарем. А такой груз ответственности на него уже сильно давил. Если бы сборная неудачно выступала, то он должен был вытаскивать ее. Что тут говорить, с Казахстаном во многом благодаря ему добыли нужное очко. В овертайме немного не повезло. Да и сейчас такой формат дополнительного времени, что вратарям нужно тащить все – игра идет без обороны.

- Саша говорил, что он даже не заметил никакого шквала бросков. Такое вообще присуще вратарям?

П: Это нормально. Потому что не каждый бросок оцениваешь, как работу, а только те, что реально несли угрозу. Например, IIHF считает статистику совершенно по-другому, чем КХЛ. Допустим, бросок из средней зоны однозначно считается, как и любое касание шайбой вратаря. Шайба, летящая в створ, без помехи со стороны голкипера априори стала бы голом. А в КХЛ и в экстралиге броски из средней зоны не считают.

Сам иногда удивлялся во время чемпионата мира, когда комментировал. Вроде игра есть, но моментов нет. Смотришь статистику – а там по 12-15 бросков за период. Поэтому у Саши было такое впечатление, плюс эмоции: первая игра, чемпионат мира, нужно побеждать Казахстан.

Теперь вопрос, который меня волнует: что будет дальше? В следующем году поедем в Швейцарию, но кто туда поедет? U18 доказала, что есть неплохая подушка. Есть молодежь, которую надо наигрывать, и она может играть. Кто будет защищать цвета сборной на домашнем чемпионате мира? Костицыным, как ни крути, к этому времени будет немало лет. Всем лидерам, которые делали результат в 2014 году, уже за 30.

- Поэтому Сидоренко и старался в течении сезона подключать молодежь.

П: Есть ребята, которые в будущем могут усилить команду. Оксентюк неплохо смотрелся на взрослом уровне в «Шахтере». Соловьев поехал, хотя и еще немного выпадал в силу того, что проводил не так много времени на льду. Так складывались обстоятельства, что он пропускал и его сажали. Сидоренко нужно было давать результат, помимо того, что подтягивать молодежь. Тем не менее, игровой опыт Илья получил. Находился в коллективе сборной, ощутил, что такое взрослый чемпионат мира. Мне понравилось, как сыграл Шарангович. Сушко немного не оправдал ожиданий. Думал, что больше покажет, хотя и давали время в большинстве.

- Осипкова подписали в минское «Динамо». Насколько велики его шансы получать достаточно игровой практики?

П: «Динамо» в любом случае взяло его на перспективу. За одну игру на чемпионате мира Александра не заметил бы другой клуб из лиги. Пройдет сборы с командой КХЛ, на первом этапе будет прогрессировать на тренировочном процессе. Тренерский штаб даст какую-то игровую практику на предсезонке. Вдруг он «съест» своего конкурента, как молодой Коновалов Салака в Ярославе? Все возможно в этой жизни.

Вопрос только в том, сколько дадут ему шансов и как к ним будут относиться. Например, если ты хорошо сыграл и следующую возможность начать матч получаешь через месяц – это не вариант. А когда тебе вновь доверили через игру или две, ты снова показываешь свою способность – совсем обратная ситуация, и тренерскому штабу стоит задуматься.

Насколько я знаю, Сашу подписали по той причине, что Миша Карнаухов вылетел надолго. По нашей информации, он только к концу лета выйдет на лед, а еще нужно набрать кондиции. Если по-другому посмотреть на ситуацию, то кого еще подписывать, если не Осипкова? Я бы еще посмотрел на Вербицкого из «Металлурга». Среди молодых он мне симпатичен: как играет, двигается, пользуется своими габаритами.

- Как оцените Мишу Карнаухова, который входит в список перспективных уже довольно долго?

Александр: Не появится уверенности, если не давать шансов. Однозначно «Динамо» нужно было раньше отпускать Энрота – сразу как стало понятно, что они не выходят в плей-офф. Не могу понять одной ситуации... почему в Латвии не стесняются и доверяют молодым? В России давайте посмотрим: Василевский 1994 года – в КХЛ заиграл давным-давно. Смотрим дальше: Шестеркин, Сорокин, Георгиев, Коновалов – они еще младше. Конечно, молодые подвержены стрессу больше, нежели опытные ребята, но если не давать игровой практики, ничего не будет. К этому вопросу нужно грамотно подходить, предоставлять возможность.

П: В «Динамо» требуют результат, и исходя из этого у тренера просто нет времени развивать местных. Был Скривенс – он и играл. Пришел Энрот и ситуация повторилась. Понятно, что Миша в последние несколько сезонов получил игровое время, но это было очень порционно и разбито на фрагменты. Если бы была какая-то тактика его развития, то можно было оценить рост и прогресс, как он играет. А так сейчас все недовольны, что он «вечно перспективный».

Так случилось в стране, что после него и из полевых никто особо не вырос. Буйницкий, который сейчас феерит, – это исключение из правил. Вот так мы сработали неудачно, причем все школы. Все сейчас делят, кто сколько воспитал, но мы только-только вроде бы как начинаем вставать с колен. За счет этого института сборных чуть-чуть есть подпитка для национальной команды.


Юниорская сборная

- «Юниорка» феерично начала свое выступление в Швеции, но дальше парней не хватило. У вас есть объяснение?

А: Нужно находиться в команде и понимать ситуацию. Но на мой взгляд вратарь, сыгравший здорово и получивший огромную нагрузку, не должен выходить в следующей игре. Ставить его на канадцев – значит дать еще большую нагрузку. Где-то недодумали тренеры. Колосов вполне спокойно мог играть. Дальше команда и вратарь немного просели. Скажем так, не угадали. Хотя с теми же швейцарцами получилось, что опять не угадали. Сложно об этом говорить, но я бы так поступил: с канадцами поставил бы Колосова, а вторым стоило бы одеть Никиту Мытника. У парня был бы шанс попробовать себя.

П: Все понимали, что трудно зацепиться с Канадой. Замена вратаря предугадывалась. Почему не дать шанс Мытнику, который номинально третий? Побыть на лавке, почувствовать атмосферу, а потом выйти и провести какое-то время на льду. Все равно им с Колосовым придется сыграть в следующем году на чемпионате мира. Но это все сослагательное наклонение – на турнирную ситуацию результат никак не повлиял, и мы заняли второе место в группе.

А: Возможно, повлияло только на матч со Швейцарией, и команда вышла в не совсем хорошей психологической форме.

П: Просели еще возможно из-за того, что до чемпионата мира кто о них говорил? Да по сути никто. А потом: обыграли чехов, финнов, все начали обсуждать, в том числе и президент. Ребята не привыкли к такому давлению и вниманию со стороны СМИ, родных. Помимо того, что за ними все начали следить, они же видят это внимание. Есть Инстаграм и прочее. Это все начало нарастать как снежный ком, что, возможно, чуть-чуть придавило.

- Александр, вы работали с Мытником и Зиновенко. Что можете сказать про этих ребят?

А: Они прибавили, мне приятно. Особенно за Никиту Мытника, как это не парадоксально. Потому что когда я его первый раз увидел, то не поверил, что он сможет чего-то добиться. Говорю честно и откровенно. Это был маленький, кругленький, кучерявенький, щекастенький мальчик, о котором сказать, что он когда-то будет вратарем, было сложно. И у Ростислава был момент, когда он попал под конкуренцию с Максимом Журавским и начал подламываться. Игра не шла, кувыркался почти сезон. Ну а потом ничего, конкуренция всегда помогает. В России люди прекрасно понимают, что если я не буду трудиться и работать, то придут двое, трое или пятеро на твое место.

- Ребята ответили своей игрой на чемпионате мира, что у нас есть достойные вратари?

А: Конечно есть, и по многим возрастам. Просто с ними надо работать и дальше развивать.

П: Единственное, я хотел бы сказать, что не надо искусственно тянуть за уши. Дима Филиппович в одном интервью сказал, что некоторых талантливых ребят нужно подтягивать. Ни в коем случае нельзя этого делать. Если человек не тянет, то он должен доказывать только через работу.

А: В этой ситуации есть момент, что выпадают из поля зрения другие ребята. А не факт, что они менее перспективные. Далеко ходить не будем – Паша Дацюк. Кто о нем знал до двадцати лет? Знал только тренер, который использовал его в третьей-четвертой пятерке.

Кэмпы и детский хоккей

- Расскажите про свои вратарские кэмпы.

П: Мы нацелены на развитие голкиперов. Не только по республике, но и вообще в целом. Приезжают ребята из Украины, России, Латвии. За неделю невозможно научить играть в хоккей, можно только шлифовать. В первую очередь мы пытаемся привить работоспособность. Кэмп делится на недельный либо десятидневный цикл. У нас возрастные группы: младшая, средняя, старшая. После чего подбирается индивидуальная программа под каждую группу, вратаря и его возможности. Есть те, кто опережает сверстников – мы их перебрасываем в другую, чтобы не тормозить рост. Более слабых подтягиваем, отправляем к равнозначным ребятам, потому что не нужно прыгать через голову.

За этот микроцикл нужно им показать то, над чем они впоследствии продолжали бы работать. Потому что в белорусских глубинках с тренерами по вратарям беда, их практически нет. Все на это обращают внимание, но пока никто не хочет исправлять. Либо тренеры есть, но доморощенные и без базы. Однако я знаю, что в новые точки, где хоккей только зарождается, из Минска ребята уезжают. Тут поиграли на своем уровне, закончили, получили высшее образование и отправились в глубинку. Для перспективы их роста это плюс.


- Многие к вам возвращаются?

П: Все ребята говорят спасибо. Да, многие спрашивают, когда опять будут сборы. Показатель, что есть рост. Видим, что они с каждым разом прибавляют. И особенно приятно это видеть от тех, кто приезжает из других городов. Через два-три месяца они возвращаются вновь и заметно, что реально добавили. То, о чем мы разговаривали, над чем работали – человек впитал и использует.

Есть ребята, которые ездят на другие сборы по Беларуси, и это тоже хорошо. Когда постоянно находишься в одном место – приедается. Я не сторонник того, чтобы все время заниматься с одним тренером. Глаз замыливается. Сам наставник не замечает тех нюансов, которые может увидеть другой специалист. Но я всегда им говорю, что они должны знать, к кому едут. Кто там работает, как и чем будете заниматься.

- Ты говорил в интервью, что у других тренеров возникает ревность, что их дети посещают твои кэмпы. Осталось еще такое?

П: Никуда от этого не уйдешь. Проблема в том, что люди не хотят понимать, что мы все двигаемся в одном направлении. Уровень жизни не позволяет, чтобы мы могли работать в удовольствие. Все стараются заработать. По их мнению, если бы условный Иванов пришел к ним, то и деньги принесли бы ему, а не мне. Но это так не работает.

У меня есть идея, я давно хочу ее предложить федерации: сделать совместный вратарский сбор, как это практикуют в России. Люди собираются, обмениваются опытом – это нормальная практика. Боюсь, что здесь это может не получиться по той причине, что люди не готовы делиться чем-то. В этом году я пытался выйти на контакт. Не потому что у меня люди не идут, а по причине того, что хочу развивать белорусский хоккей.

А: Могу рассказать, как это проходит в России. Академия Третьяка собирает по одному вратарю и тренеру определенного возраста. Проводит шестидневный сбор под эгидой федерации хоккея. Проживание, питание. Единственное, проезд за свой счет. Проблема только в том, что основных вратарей не отпускают, потому что это проходит во время розыгрыша чемпионата. В белорусском иногда есть разрывы в месяц, когда можно это организовать.


Текст: Владислав Тузенков