Сборные Интервью 10 Августа 2019

Иван Кривоносов: такого игрока на пятаке, как Захаров, в Беларуси нет, не было и вряд ли появится

Легендарный тренер вспоминает, как 30 лет назад минское «Динамо» попало в десятку лучших команд чемпионата СССР.

— Вы заговорили о самородках. В «Динамо» 30‑летней давности таковые были?

— А как же! И не один! Тот же Андрюша Ковалев. Его главное ценное качество — держать шайбу в зоне атаки, цепляться за нее, укрывать. Для этого нужно обладать не только разносторонним набором технических приемов, но еще и сильным характером. У Ковалева после игры все тело было в синяках, так ему доставалось. Но он никогда не обращал на это внимания. К тому же был забивным, что автоматически делало его форвардом экстра‑класса. 

Кого попало в московское «Динамо» не забирали — это факт. А одна только школа «Юность» в Москву отправила и Сергея Федорова, и Николая Борщевского, и Юрку Шипицына, и Саню Гальченюка, и Сашу Юдина, и Олега Микульчика... Представляете, если бы все они оказались в нашем с Крикуновым распоряжении? Думаю, за тройку призеров мы бы могли зацепиться. 

После сезона-1989/90, кстати, проторенной дорожкой в Белокаменную проследовал и Саша Андриевский — еще один самородок: мощный, настоящий бык, но при этом техничный. Уже тогда, будучи совсем еще молодым игроком, он имел ярко выраженные задатки лидера. Не боялся лезть на ворота и очень не любил проигрывать. 

— До отъезда Ковалева в Москву у нас была потрясающая тройка нападения: Хаткевич — Черчес — Ковалев! Вспоминаешь — душа радуется!

— И вот вам простой пример — Славка Черчес одарен был, пожалуй, даже больше Ковалева, техника у парня была потрясающая: быстрый, по катанию — один из лучших в Союзе. Но, во‑первых, слегка трусоват для хоккея, в борьбу лезть не любил. Во‑вторых, сильно страдал всем известной болезнью — не дружил с режимом. Этакий хоккейный Прокоп. Что его и сгубило. 

Игорь Бубенщиков, к слову, тоже «болел», не справился со своей страстью. Когда был в форме, режимил — цены ему не было! Как мы его ни воспитывали, как ни пытались повлиять, нет‑нет да и позволит себе лишнего. Это все сказывалось на игре, конечно, мог бы стать по‑настоящему большим хоккеистом.

— А Хаткевич?

— Серега, без вопросов, наш профессор. По мысли, стилю игры и хоккейному интеллекту могу сравнить его с Павлом Дацюком. Он и был таковым для минского «Динамо», огромную роль играл в командных действиях...

— Иван Александрович, главное, как мне кажется, отличие нынешнего «Динамо» от того, 30‑летней давности, — сила воли и характер. Вспоминаю первую пару защитников, которая начинала сезон-1989/90, и дрожь по позвоночнику: Дмитрий Ерастов — Андрей Таболин! Это же были монстры!

— Андрей — парень мощный, опытный, долго играл в рижском «Динамо», имел репутацию бойца и тафгая, хотя такого понятия в чемпионате СССР, конечно, не было. А Димка — это мотор команды, капитан и неформальный лидер. Если бы еще дружил с режимом — цены бы ему не было. А так позволял себе злоупотребить. Увы, после окончания карьеры свою пагубную страсть побороть так и не смог. Хотя характер имел железный. И в меньшинстве, и в большинстве играл, на него всегда можно было положиться. Катание замечательное, бросок. Авторитет в команде имел непререкаемый. Если что, мог и в пятак дать. Когда тренеров в раздевалке не было, именно он брал на себя функции воспитателя. И в этом плане Ерастов получал от тренерского штаба полный карт‑бланш. Команда ведь должна быть организмом саморегулируемым, потому что тренеры за всем не уследят. И Ерастов был одним из тех, кто этой регуляцией умело занимался. Если под шайбу ложится ветеран и капитан Ерастов, а молодой себя бережет, то лучше всего этому юнцу его ошибку объяснит не тренер, а коллектив. Надо — словом, а не поймет — делом.

— Ерастов плюс ко всему был довольно жестким защитником, верно?

— Да, любил потолкаться. Если какая заваруха, то Димка был всегда в эпицентре. Такие лидеры очень нужны команде, и очень плохо, когда их нет. Саня Цыплаков — еще один боец до мозга костей. Энергия из него просто била через край! Никого не пропускал мимо себя, в угол загонит и будет бить. Мастерства иногда не хватало, но в плане самоотдачи — герой, тот самый, который шайбу будет зубами ловить. Задача защитников в том числе и пугать нападающих — мальчикам с шелковыми характерами тут не место. 

Иван Александрович погружается в воспоминания, перебирая в памяти оборонительную линию «Динамо»‑1989:

— Эдик Дьяконов — надежный защитник и человек. Всегда выпускали его в меньшинстве. Катался не очень хорошо, поэтому всегда действовал на выборе дистанции. Юра Кривохижа данные имел близкие к идеальным: габариты, реакция, скорость — все очень круто, первый пас прекрасный. Ему бы характер Димы Ерастова или Андрея Таболина — был бы стопроцентный игрок сборной СССР и НХЛ, без вопросов.

Игорь Филин — еще один наш боец. Не уступал никому. Цепкий, приставучий, задолбает любого. Играть против него было очень неприятно. В самые тяжелые моменты Филин всегда был на площадке.


Такой коллектив в прежнем «Динамо» был, утверждает Иван Александрович. Там был сплав опыта и молодости, но каждый четко знал свои функции и задачи.

— Нападающий должен обострять игру, — говорит он, — а не бегать по углам. В углах ворота не стоят! Обыгрывай, иди на ворота, бросай, зарабатывай удаления! А то после матча иногда смотришь на статистику некоторых форвардов, а там ноль голов, ноль передач, ноль силовых приемов, ноль бросков, ноль заработанных удалений... Отсюда вопрос: а что ты вообще делал на площадке?

Кстати, в 1989 году газета «Физкультурник Белоруссии» впервые провела опрос, определив лучшего хоккеиста сезона. Достойных кандидатов было очень много, но победил Михаил Захаров. «Классный форвард!» — утверждает Иван Кривоносов.

— Миша в игре на пятаке был просто лучший. Он всегда бесстрашно лез в самую гущу у ворот, не обращая внимания на то, что соперники лупили его сильно, больно и беспощадно. Любое добивание — Захаров тут как тут, и шайба в воротах! Да, катание у Миши оставляло желать лучшего, но этот изъян он компенсировал своим полным бесстрашием на льду, настырностью и желанием победить любой ценой. Его били, а он только злее становился.

— Играл в манере, в которой сейчас действует наш канадец Джефф Платт?

— Ну что вы, где Платт, а где Захаров! Джефф против Миши откровенно слабоват, не дотягивает. Такого игрока на пятаке, как Захаров, в Беларуси нет, не было и вряд ли в ближайшее время появится. Потому что одно дело штанги охранять, как это сегодня делают многие нападающие, а другое — быть в эпицентре событий. Это требует отчаянной смелости.


Фото и источник: «СБ Беларусь сегодня»