Федерация Интервью 22 Октября 2019

Глен Хэнлон: на ближайшем чемпионате мира белорусы способны выступить удачно – не ниже восьмого места

Экс-тренер национальной сборной рассказал, чего ждать от выступления на ближайшем чемпионате мира и как развивать белорусский хоккей.

С Гленом Хэнлоном связано немало успехов белорусской хоккейной сборной. Например, лучшее для команды шестое место на чемпионате мира 2006 года или седьмая позиция на домашнем чемпионате в 2014-м. Покинув Беларусь сразу после минского турнира, канадец работал в Швейцарии и Венгрии, а сейчас ждет новых предложений. 

1.jpg

- Чем вы сейчас занимаетесь?

- После прошлого сезона решил, что хочу взять паузу в тренерской работе и заняться изучением хоккея. Смотрю матчи последних чемпионатов мира, НХЛ, поединки начавшегося сезона в КХЛ, ВХЛ, немецкой, словацкой, чешской и австрийской лигах. Анализирую, как команды выходят из своей зоны и начинают быстрые прорывы, где лучше всего входить в зону атаки, большое внимание уделяю действиям в большинстве и меньшинстве.

Поддерживаю связь со многими тренерами и интересуюсь их мнением о том, что в первую очередь делает команду успешной. После чемпионата мира в Минске я не менял свою систему работы, но тренеру всегда важно иметь свежие идеи. Много времени посвятил разработке новых тренировочных методик, держа в мыслях будущую работу. Знал, что придется подождать до середины октября или даже ноября, чтобы завершить этот проект и перезагрузиться. Сейчас у меня есть желание опять работать, хочу найти команду и воплотить свои идеи в жизнь.

- В прошлом сезоне вы тренировали венгерский «Мишкольц». Почему покинули клуб?

- Мы выступали в чемпионате Словакии и провели отличный сезон. У меня была возможность остаться. Все шло хорошо — игроки много работали, руководство меня поддерживало, и болельщики в Мишкольце отличные. Но я решил взять небольшую паузу перед следующей работой. А в целом сезоном в Венгрии я очень доволен. Если какого-то игрока или тренера приглашают в эту страну, советую согласиться. Президент лиги — бывший хоккеист минского «Динамо» Рихард Линтнер. Он заслуживает похвалы — это еще молодой человек с прекрасными новыми идеями. Под его руководством лига движется в верном направлении. Линтнер мог бы стать отличным менеджером какой-нибудь команды — если, конечно, ему это интересно.

- Можете сравнить венгерский хоккей с белорусским в плане развития, инфраструктуры, болельщиков?

- Мне тяжело сравнивать с Беларусью именно венгерскую лигу, потому что мой клуб играл в первенстве Словакии. Венгерская федерация хотела, чтобы лучшие игроки страны выступали в сильной лиге и как можно лучше подготовились к чемпионату мира. Поэтому команды из Мишкольца и Будапешта оказались в словацком чемпионате.

Что касается венгерской лиги, то она неплохая, но сильнейшие клубы не такого высокого уровня, как «Юность», «Шахтер», «Неман» или «Динамо-Молодечно». Болельщики в Венгрии такие же веселые, как в Беларуси. Если говорить об инфраструктуре, арены далеко не на уровне белорусских. Там меньше новых дворцов и меньше зарегистрированных хоккеистов. Федерация похожа на белорусскую. Люди на своем месте, организуют программы для юношеского хоккея и грамотно делают свою работу. У них недостаточно игроков, но их число растет, и это хороший знак. В целом хоккейная Беларусь опережает Венгрию — особенно если учесть, что минское «Динамо» выступает в КХЛ.

- Хотите вернуться в Европу?

- Сейчас как раз работаю над тем, чтобы это случилось. С нетерпением жду возможности вновь тренировать.

- Как-то вы сказали, что по-прежнему следите за белорусским хоккеем. Каким образом?

- Читаю все спортивные сайты — просматриваю их и ищу хоккейные материалы. Мне по-прежнему доставляет удовольствие следить за новостями из Беларуси.

- Удивились, что Андрей Сидоренко, который вернул нашу сборную в топ-дивизион, уступил место Михаилу Захарову?

- Издалека казалось, что Андрей проделал хорошую работу. Перед ним поставили задачу, и он ее выполнил. Читал, что и игрокам нравилось работать с Сидоренко. Решения принимают руководители федерации — они хорошо информированы, и их выбор более обоснован, чем мой. Андрей добился успеха, и это поможет ему в новой работе. Желаю ему всех благ, быть тренером — профессия не из легких.

2.jpg

- Вы хорошо знаете Михаила Захарова?

- Только с профессиональной точки зрения. Часто наблюдал за матчами «Юности», потому что у нее удобная арена, до которой легко добраться. Так что при случае мы виделись, но свободное время вместе не проводили. В мой регулярный круг общения входили мои ассистенты, их семьи и работники федерации.

- Что ждет сборную Беларуси на чемпионате мира — 2020?

- Для меня хороший результат — попадание в восьмерку. На мировых первенствах разница между успехом и провалом часто заключается в результате всего одного матча. Думаю, белорусы способны выступить удачно. Сейчас у вас есть молодые ребята, выступающие в разных лигах. Некоторые из них играли в топ-дивизионе на молодежном чемпионате мира и приобрели международный опыт. Я в свое время говорил руководителям федерации, что это важно. Мы всегда полагали, что надо надежно обороняться и придавать значение каждой мелочи при игре без шайбы, и тогда можно сражаться с любым соперником. И сейчас я верю в это.

Наши игроки хорошо защищались по системе, которую помог создать Владимир Цыплаков в мой первый год в Беларуси. Это сыграло важную роль на чемпионате мира в Вене, а затем и в Риге. Один раз мы добились успеха, и потом все игроки должны были придерживаться этой системы. В следующем году буду очень внимательно следить за матчами белорусов. Желаю им успеха.

- Общаетесь с Крэйгом Вудкрофтом? Удивлены его возвращению в минское «Динамо»?

- Мы не контактируем. Но я очень близко общаюсь с его братом Тоддом. Мы вместе работали в «Вашингтоне», Беларуси и Швейцарии, это очень важный и толковый специалист. Сейчас он ассистент главного тренера в «Виннипеге». А возвращение Крэйга меня не удивило, поскольку это тоже грамотный тренер с богатым международным опытом. Еще более важно то, что он выводил динамовцев в плей-офф и игроки верят в него.

Знаю, что многие журналисты рассуждают о том, нужен ли иностранный тренер. Но люди не понимают, что КХЛ — международная лига. Она старается привлечь лучших специалистов в мире. Национальность не имеет значения. Профессиональный спорт — это большие деньги и серьезный бизнес, все ради победы. Когда тренеров приглашают, с ними проводят собеседование. Если это коуч из-за рубежа, важно, чтобы он понимал культуру страны и историю каждого игрока. Говоря это, я в то же время считаю, что специалист из Северной Америки не должен сразу ехать в КХЛ. В европейском хоккее есть чему поучиться, и для начала желательно набраться опыта в более слабых лигах Старого Света. У Крэйга такой опыт есть. А я смотрю каждый матч «Динамо». Нравится, как играет команда. Надеюсь, однажды мы сядем с Вудкрофтом и поговорим о хоккее.

- Крэйгу помогает Михаил Грабовский. Вы видели в нем тренерский потенциал?

- Михаил играл очень большую роль в сборной. Его подготовка к тренировкам и матчам — это мировой уровень. Он посвящал значительную часть дня подготовке к тренировке и восстановлению перед следующим занятием. Грабовский часто был в моем офисе, смотрел, как другие игроки действуют в нападении, в большинстве… Когда игрок активно изучает хоккей, он обычно становится впоследствии тренером. Поэтому я не удивился.
Для Михаила сложнее всего то, что многие динамовцы для него почти друзья. Ему нужно понять, чтобы стать хорошим тренером, с игроками дружить нельзя. Если Грабовскому удастся этот переход от менталитета хоккеиста к менталитету тренера, он будет очень успешен. Но ради работы ему придется пожертвовать временем, уделяемым семье. Коучам необходима серьезная поддержка со стороны близких. Правда, чем дольше ты в браке, тем это легче. Будет здорово, если звездный белорусский игрок станет звездным тренером.

3.jpg

- Следите за белорусами в североамериканских лигах? Есть ли у кого-то из них хороший шанс попасть в НХЛ?

- Наблюдаю за каждым из этих ребят. Не буду рассуждать о шансах, потому что я не общался с ними и не знаю, какие они за пределами льда. Чтобы выступать в НХЛ, необходимы огромные самоотдача и объем работы. Ведь НХЛовцы — это очень узкая группа элитных мастеров со всего мира, которые упорно трудятся круглый год. Они приносят огромные жертвы и подчиняют всю жизнь карьере. Если молодые белорусы готовы убрать все на второй план ради хоккея и тренироваться усерднее, чем когда-либо прежде, то шанс есть. Конкуренция велика. Если бы я знал парней лично, дал бы более подробный ответ.

- В Беларуси хотят снова натурализовать несколько североамериканцев с прицелом на домашний чемпионат мира — 2021. Что думаете?

- Сложный вопрос. Когда меня нанял мистер Наумов, у нас был план. Он предполагал, что иностранный тренер будет руководить сборной около десяти лет. А после этого появятся достаточно своих специалистов, которые продолжат программу, — позиция была правильной. Но болельщики и руководители должны определиться, зачем нужна национальная команда.

Многие страны натурализуют игроков, что делает их сборные сильнее. Это неоспоримый факт. Но иностранцу нужно время, чтобы выступать за новую страну с такой же страстью, как местному парню, который здесь родился и вырос на игре Цыплакова, Денисова, Грабовского, Мезина и Калюжного. В то же время, если сборная вылетает из элиты, это не вдохновляет молодежь заниматься хоккеем. А чем лучше она выступает, тем больше у юных игроков желания и мотивации достичь таких же высот.

Работать над развитием игроков — не значит давать место в команде тем, кто не готов выступать на таком уровне. Чемпионат мира в элите намного сильнее, чем в первом дивизионе. Если парни не готовы к этому уровню, ожидания фанов и руководителей должны измениться. Надо развивать юношеский хоккей. Сотням игроков нужны грамотные программы роста, чтобы со временем они были готовы играть на таком уровне. Я считаю, КХЛ и сборная — не развивающие проекты, а большой бизнес. Если «Динамо» и сборная не могут найти двадцать игроков для выступления на топ-уровне, можно добавить кого-то со стороны. Один иностранец в сборной не разрушит белорусский хоккей. Но это должен быть особенный человек, который будет гордиться выступлением за страну с хорошей хоккейной историей.

- Вы приедете на чемпионат мира — 2021 в Минск?

- Было бы здорово. Не в качестве какого-то почетного гостя, а просто как болельщик, так веселее. Я видел все активности, которые проводились во время турнира в 2014. Хотел бы испытать это. Ну и посетить знакомые места, повидать друзей. Ха, посмотрел бы, есть ли еще номер в гостинице «Планета», в котором я когда-то жил…

- Под вашим руководством белорусская сборная добивалась хороших результатов. Есть ощущение, что вы заняли особенное место в истории нашего хоккея?

- Горжусь своими командами. Мы, тренеры, много работали и сами стали сплоченным коллективом. Федерация обеспечивала меня всем необходимым для успеха. Ее штат был небольшим, но эти люди делали все, чтобы я чувствовал себя как можно комфортнее. С игроками было весело, и, пожалуй, ни одна другая команда не работала более усердно ради успеха. Поэтому это не мои достижения, руку к ним приложили многие люди.

- Какие главные воспоминания о жизни и работе в Беларуси?

- О, мне нравилось многое. Наслаждался даже разницей между жизнью в Минске и сборами в Пинске или Могилеве. Моя белорусская жизнь отличалась от всей предыдущей. Был рад видеть, как страна меняется. Любил ходить на работу в федерацию — мне нравилось само здание, в офисе все относились ко мне так тепло. Мы стали друзьями, а это нелегко — дружить со всеми, с кем работаешь. Раньше у меня такого нигде не было. Часто вспоминаю прогулки по Минску — красивому городу, где есть много пространства. Ко мне подходили люди, и даже те, кто не знал английского, пытались общаться. Знаю, что меня поддерживали не все, но это нормально. Я помню тех, кто в меня верил.

- Что для вас было самым сложным в начале белорусской карьеры?

- Люди почему-то предполагают, что это бытовые вопросы. Например, меня часто спрашивали о качестве еды. Но я обожал белорусскую еду, ваши рестораны. А тяжелее всего было вывести программу развития сборной на мировой уровень. У федерации был очень маленький штат — людей не хватало. Но Слава Киселев был настоящим чемпионом. Он делал то, чем, по идее, должны были заниматься несколько человек. У нас была общая мечта, и мы часто гуляли в снегопад, обсуждая будущее белорусского хоккея.

Потом ситуация улучшилась, в офисе стало работать больше людей. Мы поменяли многое — перелеты, систему коммуникации и тренировочных сборов. Поначалу проблемой было и то, что не было коллеги, с которым я мог бы обсудить хоккей. Но потом Цыплаков познакомил меня с Эдуардом Занковцом. Он тогда еще не тренировал — мы просто встречались, чтобы попить пива с фисташками. Но я увидел, что у Занковца блестящий хоккейный ум. Мы сблизились с ним и его семьей. Появился друг, с которым я мог всегда поговорить о хоккее — вне зависимости от результата. До сих пор хорошо общаемся, слежу за ним в Санкт-Петербурге. Я главный болельщик питерского «Динамо» в Ванкувере!

4.jpg

- В семье вспоминаете Беларусь?

- Да, жена Кери и сын Джексон по сей день следят за новостями из вашей страны. Во время чемпионата мира будем обсуждать хоккей. Иногда мы говорим с Джексоном о нашей жизни в Беларуси, вспоминаем его школьных товарищей.

- Работая у нас, вы говорили «я белорус». Эта связь со страной есть и сейчас?

- Для меня было важно дать понять болельщикам, игрокам и своим работодателям, что я жил белорусским хоккеем. Хотел, чтобы все знали — тренер-иностранец так же заботится о местном хоккее, как и те, кто всю жизнь прожил в Беларуси. Всегда задевало, если кто-то писал, что меня как иностранца ничуть не интересовали долгосрочные перспективы и развитие белорусского хоккея. Это так далеко от истины! Я всегда чувствовал, что при необходимости мог бы с удовольствием принять больше участия в программах молодежной и юношеской сборных. Однако тренер взрослой сборной не может организовать всю систему юношеского хоккея. Для этого нужны другие знания и умения, это полноценная работа в федерации… А вообще, конечно, у нас с семьей есть и всегда будет особенная связь с Беларусью. К нам здесь относились прекрасно, и мы всегда говорим о стране только хорошее.

- Можете представить, что однажды вновь будете работать в Беларуси — не важно, в какой должности?

- Я бы с удовольствием, счел бы это за честь, но прямо сейчас такой возможности не вижу. Сборную должен тренировать белорус, а у вас много кандидатов, да и способных молодых тренеров хватает. А работать в другом качестве проблематично, потому что русский — не мой родной язык. Поэтому остается с благодарностью вспоминать страну, игроков, тренеров — все они заняли в сердце особое место. Пожалуй, это была самая приятная часть в моей хоккейной жизни.

Источник: Пресс-служба Parimatch

Фото: sport.tut.by