Сборные Интервью 23 Апреля 2020

Владимир Крикунов: самый счастливый момент в карьере – победный гол Копатя

Экс-тренер сборной Беларуси в свой юбилей вспомнил белорусский этап карьеры.

– Владимир Васильевич, для начала предлагаю выбрать самый счастливый момент в вашей карьере – и игровой, и тренерской. Один-единственный.

– Олимпиаду 2002 года, четвертьфинал Швеция – Беларусь, победный гол Владимира Копатя.

– Как белорусское «чудо на льду» в Солт-Лейк-Сити оказалось возможно? Белорусы же в том году даже на ЧМ не в элитном дивизионе играли.

– Да, как раз после Олимпиады на чемпионате мира и вернулись в группу А. Перед Солт-Лейк-Сити мы в Минске тренировались по ночам. Подстраивались под время в Юте – с Беларусью 12 часов разницы. В полночь была первая тренировка, в шесть утра – вторая. Ресторан под нас работал. После этого приехали в Америку, и у нас не было никакой акклиматизации.

Дело в том, что времени на раскачку в Солт-Лейк-Сити у нас не было вообще – надо было играть предварительный турнир и пробиваться в финальный. Там было две группы по четыре команды, и выходили только первые места. Мы приехали – и из-за такой подготовки были отлично готовы к первому же матчу, в котором обыграли Украину, а во втором – Францию. В итоге оказались выше и их, и Швейцарии.

Ребята в основном играли в разных клубах российской Суперлиги, вратарь Андрей Мезин – в Германии, из НХЛ был один Руслан Салей. Да, все три матча группового турнира проиграли, но в плей-офф выходили все, и за счет большого количества матчей, в том числе этой квалификации, сыгрались и сплотились.

К шведам готовились, посмотрели их. И обнаружили, что в атаку они – причем все звенья – ходят по одному флангу гораздо чаще, чем по другому. Постарались это закрыть. Хотя команда у Швеции тогда была очень сильная – Лидстрем, Сундин, Альфредссон... Они на предварительном этапе обыграли Канаду – 5:2, выиграли все три матча, и все говорили – вот они, олимпийские чемпионы без вариантов. Естественно, все энхаэловцы.

Мы настроились – ну и Мезин, конечно, отработал. 44 броска в створ. А ребята у нас в основном были те, которых я взял в команду, еще когда пришел в Минск работать. Все они были очень опытные, в конце карьер. Проверенные, битые – как из той пословицы, что за одного битого двух небитых дают.

Все умели делать и прошли уже не один чемпионат мира. Поэтому, выйдя против шведов, не стушевались. Нормально вышли.

– Защитник Копать же очень издалека бросал по воротам Томми Сало. И в воротах у «Тре Крунур» не абы кто стоял.

– Да это был даже не бросок. Копать выходил из своей зоны, ему отдали пас. Швед бежал его атаковать, и он взял да ковырнул шайбу навесом, чтобы не ошибиться. Не знаю, о чем Сало думал в этот момент. Счет к тому времени шведы сравняли, до конца основного времени оставалась ерунда – почти две минуты.

Шайба попала вратарю в ловушку, от нее – в голову, от головы – в плечо, и после этого по спине скатилась в ворота. Просто чудо какое-то :) Рене Фазель после игры зашел к нам в раздевалку и сказал: «Вот такими играми хоккей и хорош. Что-то невероятное».


- Александр Лукашенко машины не вручил, как в России чемпионам мира-2014?

- Да какие там машин. Мы не рассчитывали, что так долго там задержимся. Каждая команда, которая выходит в четверку сильнейших, получала примерно миллион – или, кажется, 960 тысяч долларов. Эту премию и разделили между всеми.
Лукашенко нас наградил уже весной, когда сборная уже вернулась в группу А чемпионата мира. После этого он нас пригласил провести матч с его командой. Сыграли вничью – и нам дали грамоты. Вот и все.

– Неужели даже орденов никому не вручили?

– Нет, только грамоты.

– Как Лукашенко на льду?

– Нормальный игрок. Как раз в том матче ничейный счет, остается минута или даже меньше. Ему отдали, я увидел, как он бросает – с ходу, без подготовки так ее свистанул. Нашим говорю – ребят, вы его держите, он швыряет так, что шайбу не видно.

– Как вас тогда назначили главным тренером олимпийской сборной Беларуси – вы же работали в «Нефтехимике»? Между Нижнекамском и Минском – более полутора тысяч километров.

– Когда-то я много лет работал в Беларуси. Президентом федерации хоккея в предолимпийском сезоне был Юрий Бородич – он меня и пригласил. Но пока я туда доехал, президент поменялся, им стал Владимир Наумов. Он и создал нам все условия для работы. То, что мы по ночам могли тренироваться, и ресторан был открыт специально для нас, и жили мы в гостинице, – это его заслуга. Понимаю, что для того же ресторана было не очень удобно работать по ночам, – но они на это пошли. И видите, как мы сыграли.


– На каком этапе вашей тренерской карьеры у вас появились знаменитые баллоны? И как? Это же придумать надо – посадить в автомобильную шину другого хоккеиста, и чтобы игрок на ремне все это тянул.

– Еще в Минске. Когда я взял в «Динамо» этих ребят 68-69 годов рождения, многие из которых обыграли шведов в Солт-Лейк-Сити. Они, когда пришли, слабенькие были. Надо было что-то делать. Если просто качать «железом» – на лед переносится всего 30 процентов этой силы. Другие мышцы работают.

И как-то мне эта идея с баллонами пришла в голову. После чего они быстро подкачались, и через год мы с ними вышли в высшую лигу чемпионата СССР. Тогда я и получил звание заслуженного тренера Беларуси.

– У вас же Сергей Федоров тогда играл в основе минского «Динамо» в первой лиге чемпионата СССР, когда ему всего 15 лет было?

– Да, причем в первом звене с Владимиром Меленчуком и Анатолием Варивончиком. Ему в декабре исполнялось 16. Он рослый был – так не скажешь, что ему всего 15. Тут, как и с Пашей Дацюком – когда ты с ними работаешь, то все видишь. Со стороны, может, сразу и не заметишь. Но когда уже держишь его в руках, то тебе становится ясно, какой талант. Не просто так же я поставил Сережу в первое звено в таком возрасте.

Но весной Боря Шагас уговорил его и отца переехать в Москву. Мы сборы начинаем, они ко мне: «Владимир Васильевич, мы уезжаем в ЦСКА». Я получил от «Динамо» «банок» прилично, хотя предупреждал их: «Мне кажется, что Федорова могут увести. Разговаривайте с ним.» Но как-то вяло они это делали.

– Что движет вас вперед в работе в 70 лет?

– Возраста и не чувствуешь, когда работаешь с молодыми ребятами. А они для меня сейчас все молодые :). И силы есть. Еще годик поработаем, а там видно будет.

– Сами коньки на каждую тренировку надеваете, на лед выходите?

– Конечно. Это даже не обсуждается.

– Как будете отмечать юбилей в условиях самоизоляции?

– Дома. Наверное, сын приедет. И все.

– Пятьдесят граммов нальете?

– Естественно.


Источник: «Спорт-Экспресс»

Фото: news.sportbox.ru, rsport.ria.ru, khl.ru