Легион Интервью 25 Июня 2020

«Если в «Динамо» мне платили 50 долларов, то в «Ольборге» – порядка трех тысяч». Андрей Расолько – о датском опыте

Белорусский специалист вспомнил, как выступал в скандинавском чемпионате.    

– Как вы попали в чемпионат Дании?

– Можно сказать, так получилось :). Два сезона отыграл в российской Суперлиге за омский «Авангард». Уровень хоккея в России был очень хорош, но мне хотелось сменить обстановку, и почему-то было желание отправиться именно в Данию, чтобы посмотреть на хоккей этой страны.

В «Ольборге», где я играл, местные ребята имели основные места работы, а на тренировки приходили к семи вечера. Я и еще несколько легионеров не сидели дома, а тренировались самостоятельно. В 10-11 выходили на лед, потом отдыхали и готовились к вечерней тренировке, к общему занятию. По-другому просто не могли – сошли бы с ума без работы. Тем более там не приняты выезды за сутки до матчей – расстояния не те. Поэтому ездили в день игры. Утром раскатка, потом обед, сушится форма – и выдвигаемся. Вечером – матч.

Еще интересно, что в клубе из персонала было всего несколько человек: два тренера, администратор команды, который параллельно являлся директором ледового дворца – домашней площадки клуба. Этот же человек имел хоккейный магазин, поэтому выдавал нам форму. Врача в штате клуба не было. Какой-то доктор, который работал в поликлинике, приходил к нам на игры. То есть в случае травмы на тренировке нужно было ждать скорую по полчаса.

В общем, там экономили практически на всем, считали деньги. Хотя зарплата была неплохая. Зарабатывал я куда больше, чем в Минске в свое время. Если в «Динамо» мне платили по 50 долларов в месяц, то в «Ольборге» – порядка трех тысяч.

– Неплохие деньги для любительского клуба.

– Он не был любительским по своей сути. Местных ребят можно было назвать полупрофессионалами, потому что они еще параллельно с хоккеем работали. Но в целом команда у нас была сильная, чемпионат неплохого уровня. Я заключил с «Ольборгом» контракт на восемь месяцев, мне платили зарплату, клуб оплачивал жилье, которое стоило действительно дорого. Например, трехкомнатная квартира обходилась где-то в 800 долларов в месяц.

Перевез семью в Ольборг, семья принимала мои решения и ездила всегда со мной. Дочка пошла в местную школу и попала в интернациональный класс. Вместе с ней учились, например, дети из Африки, из США. К концу года дочка начала понимать на датском языке, чуть-чуть разговаривала. А я вообще его не понимал, хотя клуб организовал для легионеров курсы. Честно признаюсь, очень тяжелый язык, я выдержал всего пару занятий. Тем более не видел большого смысла. Тренер у нас был из Швеции, прекрасно знал английский, и я спокойно с ним общался, так как тоже им владел.

– Что представляет из себя город Ольборг?

– Третий по численности населения город Дании. Небольшой, уютный, аккуратный, все спокойно. Вообще, Дания сама по себе спокойная страна. Если происходит какое-то ЧП, то говорят о нем очень долго. Когда я там играл, в Ольборге после одной из вечеринок в баре парня то ли убили, то ли сильно избили, так порядка недели крутили сюжет об этом происшествии, для датчан это стало настоящим ЧП. В общем, понимаете, насколько там все спокойно.

– Данию успели изучить?

– Конечно. Правда, самостоятельно ездить времени не было, поэтому гонял с командой. Насладился красотами страны. А еще узнал интересную вещь, мне ребята местные рассказывали. В Дании алкашам, бомжам разным выделяли определенную сумму денег. Я просто не понимал, для чего это. Оказывается, чтобы эти люди с утра пошли, выпили пива, похмелились. Таким образом власти боролись за то, чтобы алкаши и бомжи по мусоркам не лазили, не воровали ничего. Кстати, в самом Ольборге таких людей совсем немного, люди стараются найти работу. А вот беженцев было предостаточно, в основном из Африки. Но для приезжих, тех, кто хочет стать гражданином Дании, установлены свои правила. Ты оказываешься в стране, отбываешь полугодовой карантин, при этом живешь на съемной квартире, которую тебе оплачивает государство, получаешь пособие, а уже потом решается вопрос с получением гражданства. В основном, к слову, беженцы едут в Копенгаген, там больше возможностей для жизни.

– Сравнивать уровень хоккейного чемпионата в Дании с белорусским резонно?

– Тяжелый вопрос. В Беларуси все разваливалось, а в Дании были хорошие зарплаты, в каждой команде по 7-8 легионеров, много российских хоккеистов.

Когда у меня заканчивался контракт, руководство «Ольборга» предлагало продлить его, но в то же время связались со мной из Омска, звали обратно. Я принял решение вернуться в Суперлигу, потому что для жизни Дания – место прекрасное, но вот чтобы развиваться как хоккеист – нет, это не то. И попасть в сборную Беларуси из датского чемпионата, естественно, было практически нереально. По крайней мере, намного тяжелее, чем из Суперлиги. Поэтому я вернулся в Омск. И, можно сказать, не слишком удачно, потому что получил серьезную травму колена. Меня это потом долго беспокоило. Мы играли в Уфе, шел овертайм. И я видел, как соперник целенаправленно шел на меня, чтобы ударить в колено. После столкновения я даже сознание потерял на какое-то время. Когда очнулся, увидел, что игра продолжается, то есть судья даже не остановил матч. Потом он мне говорил, что не увидел фола. Ну и хорошо, потому что у нас пошла атака, в результате которой мы забили и выиграли. Вернулся я в Омск, через неделю лег на операцию и восстанавливался два месяца, - рассказал Расолько.


Источник: by.tribuna.com.