Легион Интервью 08 Июля 2020

«Готовили на костре венгерский суп – они его гуляш называют». Максим Саманьков объясняет, что такое хоккей в Румынии

Белорусский голкипер – о первом легионерском опыте, шансе выстроить карьеру в Европе, интересной формуле плей-офф и жизни в Трансильвании.

Четырехкратный чемпион Беларуси Максим Саманьков не только пополнил коллекцию трофеев еще одним титулом в свой первый же легионерской сезон, но и получил предложение заключить новый долгосрочный контракт и принять гражданство Румынии. В интервью Hockey.by 30-летний голкипер рассказал о причинах отъезда из экстралиги, мотивах натурализации, именитом партнере по команде и яркой хоккейной атмосфере в нехоккейной стране.


– Сообщение о новом контракте клуб сопроводил пояснением, что запущен процесс натурализации. Как возник этот вариант, и в чем его главный мотив – избавиться от статуса легионера или сыграть за сборную Румынии?

– Начали обсуждать еще по ходу сезона. Подготовили необходимые документы и процесс пошел. Сколько он потребует времени, сказать сложно, неизвестно, когда закончится.

Что касается мотива – если получится, и за сборную поиграть можно. Почему нет? Но сейчас для меня и клуба главный плюс в том, чтобы избавиться от статуса легионера. А в будущем паспорт позволит где-то еще в Европе поработать.

– На сколько лет рассчитано ваше долгосрочное соглашение?

– На пять лет.

– Ого. Довольны минувшим сезоном? Это был ваш первый легионерский опыт.

– Да, мне понравилось. Новая лига, новая страна. Сезон пролетел очень быстро. Остались только положительные эмоции.

– Как возник вариант с румынским клубом? Почему не остались в Беларуси?

– Все очень просто. В Беларуси лимит на возрастных игроков. Пришлось искать что-то другое. Подвернулся вариант с Румынией, агент помог.

– Насколько интересным это предложение оказалось в финансовом плане по сравнению с белорусскими вариантами?

– Не хуже, чем в Беларуси, это точно. Может быть, даже и лучше.

Семья с вами была в Румынии?

– Да, конечно. Но они приезжали только по туристической визе. И могли находиться там не более 90 дней в полгода. Пришлось поездить туда-сюда.

Как местное население относится к иностранцам?

– Хорошо. Не было и намека на какое-то недовольство в духе «понаехали тут». В команде хватало иностранцев, на каждый матч собирались практически полные трибуны в ледовом дворце. Очень тепло поддерживали нас. Зрители исполняли гимн региона Харгита после каждой победной игры. Поднимались со своих мест и пели. Звучало и смотрелось круто!

И по бытовым вопросам, если нужна была какая-то помощь – в оформлении документов или еще в чем-то подсказать – всегда шли навстречу.

Сравните Меркуря-Чук с вашим родным Новополоцком. Это ведь тоже промышленный город – после Второй мировой войны там были построены тракторный завод, текстильная фабрика и пивоваренный завод.

– На вид и не скажешь, что это какой-то промышленный город. Не заметил, чтобы там было много предприятий. Да, небольшой такой городок. Хотя вот отъезжаешь на километр от него – начинается поселок. Еще один километр проезжаешь – снова поселок. То есть, плотность довольно высокая. И многие люди из этих мест едут работать в город.

Город Меркуря-Чук раньше был венгерской территорией, в нем более 80% населения – венгры.

– Город находится в области, которая называется Трансильвания. Я так понял, что на румынском здесь особо и не разговаривают. У нас в команде всего один чистый румын был. У остальных местных есть и румынские, и венгерские паспорта.


Это влияет на проявления местного патриотизма? Жители чувствуют себя самостоятельной, отдельной территорией? Может, наблюдали какие-то интересные моменты в связи с этим?

– Насколько я понял, многие жители хотели бы большей автономии. Но вообще, город отличается тем, что здесь отмечаются и румынские, и венгерские праздники. В другие нюансы вникнуть пока не успел, если честно :)

Как этнические особенности региона отражались на общении в команде?

– Как мне объясняли, если ты приедешь в Бухарест, то тебе будет сложно найти людей, которые могут изъясняться на английском. А у нас в команде все могли разговаривать по-английски. В этом смысле с венграми иностранцу проще наладить контакт, чем с румынами.

А вообще микроклимат был позитивный. Так, в принципе, везде бывает, когда команда много выигрывает. Никто ни с кем не ругался. И тренеры, и руководство – все ходили довольные. Тепло общались и за пределами ледовой площадки, выезжали, как у нас сказали бы, на шашлыки. Готовили на костре венгерский суп – они его гуляш называют. В боулинг поиграть выбирались. Дружный коллектив. Не было деления ни по национальному признаку, ни по возрасту.

«Чиксереда» играла в двух лигах – национальной и международной Erste-лиге. Насколько плотным был график матчей, если сравнить с белорусской экстралигой?

– В Erste-лиге у нас почти все выезды были в Будапешт или его окрестности, максимум в 60 км от столицы Венгрии, но размещались в ней. Центр города за сезон точно весь досконально изучили. Приходилось за четыре дня проводить три матча. Ничего, выдерживали. Не сказал бы, что слишком тяжело. По крайней мере я на себе этого не почувствовал. В Беларуси в ушедшем сезоне тоже много матчей было. Думаю, ребята наигрались вдоволь.

Есть ли у «Чиксереды» своя хоккейная школа?

– Даже не школа, а академия. Построили в 20 км от города ледовую площадку, где базируется команда, составленная из игроков, которые помладше, чем у нас. Они выступают в национальном чемпионате.

Главная арена, на которой мы играли, самая старая. Есть еще одна, как надувной каток в Пышках в Гродно. По сути, в структуре клуба три арены. Не знаю, есть ли в академии приезжие дети из всех регионов страны. Но точно съезжаются люди из деревень и поселков в окрестностях города Меркуря-Чук. И детей своих водят, и на хоккейных матчах заполняют трибуны. Я бы сказал, что в этом регионе хоккей – популярный вид спорта.

Вас приглашали проводить тренировки или мастер-классы для юных вратарей?

– Да, конечно. В академии есть и канадские тренеры, в том числе был и по вратарям. Не знаю только остался ли он, когда пандемия прогремела. Он нас как раз и приглашал на тренировки детей из академии. Вроде слышал, что подписали в академию еще и финских специалистов.

Местные журналисты интересовались у вас о том, не хотите ли принять гражданство Румынии?

– Эта информация только сейчас впервые появилась в публичном пространстве - после того, как клуб разместил ее в интернете. Прежде об этом никто ничего и не знал особо. Эту тему я обсуждал только с семьей и с клубом.

В «Чиксереде» тренер по вратарям в этом сезоне так и не появился?

– Да, не было. Мы сами просили лед и дополнительно выходили тренироваться. Как это у меня и в Гродно было, когда мы с Арунасом Алейниковасом отдельно занимались за полчаса или за 15 минут до начала основной тренировки с командой. Делали с вратарями «Чиксереды» специальные упражнения, просили полевых игроков пораньше выйти, чтобы они нам бросали.

А как разбирали свои ошибки после матчей?

– Так и разбирали внутри своей вратарской бригады. Заходили в ютуб, смотрели хоккей и анализировали. Садились и обсуждали, каждый высказывал свою точку зрения. По-другому никак.

Любопытно, что наряду с российским румынское гражданство и у Андрея Таратухина. Не знаете, зачем это ему – участнику Олимпиады-2006, двукратному чемпиону России, обладателю Кубка Гагарина?

– В первую очередь, чтобы легионером не считаться. Ну и паспорт страны Евросоюза – чем это плохо?

Он хочет играть за сборную Румынии, когда выдержит четырехлетний карантин?

– Мне кажется, этот вопрос даже не поднимался, пока карантин не истек. Он проведет в Румынии уже четвертый сезон. После этого федерация наверняка будет заинтересована. Игрок такого уровня всегда пригодится. Если в скорости в его возрасте он кому-то из молодых уже и уступает, то его общий уровень отчетливо виден, он очень выделяется на фоне других хоккеистов. То, какие он отдает передачи, как бросает. Даже на тренировках чувствуется, что это мастер. Он берет на себя лидерство, подсказывает молодым, как лучше сыграть в той или иной ситуации.

Так же поступают и опытные канадцы. У одного из них было около 250 матчей в НХЛ. Он тоже всегда готов был дать совет. Правда, этот форвард скорее оборонительного плана. Зато мог подсказать, как в меньшинстве играть. Для местных молодых игроков и для сборной Румынии приглашение таких хоккеистов только на пользу.


В вашей команде немало опытных игроков с опытом НХЛ и КХЛ. Им приходится выкладываться на 100 процентов или можно побеждать на классе?

– Конечно, нужно выкладываться. Где сейчас легко? Возможно, против некоторых румынских команд еще можно где-то расслабиться. А в остальных клубах есть и россияне, и финны, и другие иностранцы. Ну как там не выкладываться? Не было такого, чтобы кого-то на одном коньке раскатывали.

В Erste-лиге много забрасывают. Работы у голкиперов больше, чем в Беларуси?

– Да, здесь хоккеисты больше нацелены на атаку, в обороне не любят отсиживаться :) При возможности, конечно, старались помогать вратарю. Но в Беларуси в защите все же лучше играют.

Когда собираетесь перед новым сезоном? Нужно ли будет отбыть карантин?

– Насчет карантина не знаю. Собираюсь в Румынию к 15 августа. Команда уже сейчас на земле тренируется. А с 1 августа вроде на лед выходит. Но и я ведь уже занимаюсь - с «Неманом», как и в прошлом году. Спасибо, что в клубе пошли навстречу. Так что будем с партнерами примерно в одинаковых кондициях в августе :) Приеду, недели две вместе покатаемся, а там уже и старт сезона подойдет.

Вспомните, как у вас прервался минувший сезон.

– Cобирались ехать на матч полуфинальной стадии. Мы вели 2-0 в серии. И тут к нам заходят в раздевалку и объявляют, что сезон в Erste-лиге закончен. Вот и все. Дали пару дней на то, чтобы собрать вещи. Я поспешил домой, потому что Украина закрывала границы. И мне нужно было успеть через нее проехать. Добирался в Беларусь на автомобиле. К счастью, удалось прибыть на родину без приключений.

После остановки сезона чемпионами Erste-лиги были объявлены две команды – «Чиксереда» и «Ференцварош». Как обосновали такое решение?

– Просто поставили перед фактом. Я так понял, что от Румынии признали чемпионами нас, а от Венгрии – «Ференцварош». Они в полуфинале вели 2-0 в серии, и мы лидировали с таким же счетом. Мы выиграли регулярный чемпионат, они – «этап победителей», это когда после первой стадии первые пять команд играют друг с другом, а вторая пятерка сражается за три путевки в плей-офф.

Определение пар в плей-офф, кстати, производится по необычной схеме, а не по классике 1-8, 2-7, 3-6, 4-5. Так вот, первая команда по итогам «этапа победителей» получает право сама выбрать себе соперника в первом раунде, затем это делают по очереди вторая и третья. А четвертая играет с тем, кто остался. То есть, теоретически, победитель может выбрать себе команду, которая шла на втором месте, если она для него является удобным соперником, например.

Что вообще представляет собой клуб «Чиксереда»? Кто его хозяева? Они общаются с командой?

– Насколько я понял, как такового одного хозяина нет. Много частных спонсоров. Плюс еще город немного помогает. Спонсоры присутствуют на каждом матче. Может быть, не все, но некоторых видел практически всегда. И в Венгрию на выезды отправляются. Тем более, что клуб поддерживают и некоторые венгерские предприятия.

Нет ли у клуба амбиций выйти за пределы Erste-лиги, заявиться в более сильный турнир?

– Наверное, это невозможно из географических соображений. К примеру, недалеко от Черного моря есть команда «Галати». Она хорошая, за нее играли и россияне с опытом в КХЛ, и украинцы там есть. И по финансовым возможностям она может играть в Erste-лиге. Но из-за того, что туда всем далеко добираться, ее не берут в турнир.

Чтобы играть в чемпионате Словакии, тоже пришлось бы далеко ездить. В Австрию – еще дальше. Так что по этой причине клуб вряд ли решит выступать в других лигах.

Как болельщики отреагировали на то, что один из полуфинальных матчей вам пришлось отыграть без зрителей, а на второй было допущено только 1000 человек? После того, как началась пандемия, начала ли снижаться болельщицкая активность?

– Люди очень сильно расстроились. Ведь это румынское дерби! Соперник из Георгени, этот город находится в 60 км от нас. Болельщики этой команды тоже были огорчены. Если бы зрителей допустили, был бы аншлаг, настоящая хоккейная атмосфера. Но пришлось играть в тишине. На следующую встречу, правда, болельщиков допустили, но не более тысячи человек, включая игроков, судей, персонал, работников ледовой арены, спонсоров. Фан-сектор тоже был, но на матч попали далеко не все желающие.


Хотя на тот момент, когда решили прекратить чемпионаты Румынии и Erste-лиги, на территории страны заболевших, по официальной статистике, было всего 79 человек. Причем все они были либо из Бухареста, либо из южной части страны. И даже спустя месяц после того, как я уехал в Беларусь, наш регион был одним из трех в Румынии, где официально подтвержденных случаев коронавируса выявлено все еще не было! Но уже тогда все закрылось, началась самоизоляция, ввели строгие карантинные меры. За этим следили полицейские на улице.

Вы играли только в Erste-лиге, а в чемпионате Румынии не провели ни одного матча. Там вообще нельзя играть иностранным вратарям?

– Да, иностранным голкиперам в чемпионате Румынии выступать запрещено. Остальных легионеров можно заявлять не более шести человек на матч. Такое же численное ограничение действует и в Erste-лиге, только зарубежным вратарям там играть можно. Надеюсь, процесс натурализации завершится успешно, и тогда я смогу помогать «Чиксереде» во всех турнирах.

Текст: Сергей Вишневский

Фото: «Неман»«Чиксереда»