Юбилей Интервью 23 Сентября 2020

Присяга Мезина, школа Новожилова и народный каток Новополоцка в юбилейных воспоминаниях Владимира Бляхмана

Патриарх новополоцкого хоккея справляет свое 70-летие.

Вы знали, что новополоцкий хоккей – это не только братья Костицыны, Владимир Денисов и главный долгожитель белорусской экстралиги Александр Жидких, но и, конечно же, Владимир Бляхман? В местной команде менялись игроки, тренеры и руководители, а Владимир Леонардович оставался в ней долгие десятилетия. Иногда менялись его должности и функционал, но кипучая натура оставалась прежней. Это он из года в год поднимался со своего места на заседаниях исполкома хоккейной федерации и выступал то с предложениями, то с критическими замечаниями, даже когда ФХБ руководил генерал Владимир Наумов, вообще редко допускавший полемику. Своеобразной визиткой Бляхмана стал многострадальный «Статус хоккеиста». Принятие этого документа он пробивал не меньше десяти лет. Понятно, что у Новополоцка был в этом свой интерес, ведь лучшие воспитанники местной школы разъезжались, а их родной клуб порой оставался на бобах. Но в итоге пользуются теперь этим нормативным актом все.


Владимир Бляхман.

Сегодня, 23 сентября, Владимир Бляхман отмечает свой 70-й день рождения. Он уже восемь лет как вышел на пенсию, но хоккеем по-прежнему живет.

«Если совета спрашивают – помогаю, чем могу»

– На игры «Химика» хожу постоянно. Да и так иногда на арену заглядываю, если мимо иду. Многие ведь из молодых коллег еще до сих пор в клубе остались. Если совета спрашивают – помогаю, чем могу. А вообще круг общения особо не изменился. С кем-то созваниваемся. С бывшим вратарем Сергеем Борисовым СМС-сообщениями недавно обменивались. С экс-тренерами нашей команды Юрием Перегудовым и Владимиром Катаевым связываемся.

Недавно мы отмечали 30-летие создания профессиональной команды. «Гомель» к нам приезжал на матч. Так вот в первом составе того новополоцкого коллектива был Димка Овсянников, а нынешний главный тренер гомельчан Сергей Стась на год позже в «Химик» пришел. Вспомнили, посмотрели фотографии. Приятно.

Подъем у меня в 6-7 утра. Привык за многие годы. Раньше собачка была, ее выгуливал. Проснулся, зарядку сделал – и вперед! Два раза в неделю – бассейн. Теперь еще в лес наведываюсь – за ягодами и грибами. Утречком рано выезжаем. В общем, все у меня нормально. Живу, как все пенсионеры, ничего сверхъестественного.

«Нельзя сказать, что хоккей в Новополоцке пришлось создавать с нуля»

– Родился я в Верхнедвинске, всего 60 км от Новополоцка. Учился в Витебске в физкультурном техникуме, служил в армии, потом в институт поступил, а после него в 1973 году приехал в Новополоцк. По сути, вернулся в родные края. Стал инструктором по спорту на «Полимире» (тогда – химический комбинат), тренировал заводскую футбольную команду. Вскоре «Полимиру» поручили развивать хоккей, а нефтеперерабатывающему заводу (теперь – «Нафтан») – футбол. Поскольку я работал на «Полимире», то стал заниматься хоккейной командой.

Нельзя сказать, что все пришлось создавать с нуля. Хоккей в Новополоцке к тому времени уже был, ребята с НПЗ играли во второй группе первенства БССР. Это были любители, которые еще или работали, или учились. Моей задачей было их организовать, обеспечивать формой и инвентарем. Приходилось и лед заливать, и еще много чего делать.

Помимо этого, тренировал и заводскую футбольную команду, а потом еще год с «Нафтаном» работал на первенстве республики, когда их тренер уехал. И сборную города возглавлял в чемпионате БССР. Хоккей ведь тогда только зимой был, в коллективе физкультуры круглогодичного тренировочного процесса не велось. Тем более, что и катков искусственных не имелось, занимались, когда погода морозная начиналась.

На второй год мы вышли в первую группу чемпионата республики, там уровень посерьезнее, поэтому при подготовке к сезону нам даже сбор в Риге организовали, потренировались там на искусственном льду. В сезоне-1975/76, кстати, у нас в составе был даже Сергей Шитковский-старший, один из лучших белорусских бомбардиров в чемпионатах СССР. Он как раз закончил играть за минское «Торпедо». Был у нас и тренером, и игроком.

В первой группе играла еще команда СКИФ, там хватало выпускников института физкультуры, и в 1976 году часть из них приехала к нам по распределению – Владимир Катаев, Владимир Тепляшин, Владимир Пульвер, Владимир Мартынов, Александр Козлов, Василий Алейников. И в Новополоцке с их помощью начал подниматься хоккей.

Тепляшин рассказывал, что Бляхман заманил их в Новополоцк тем, что пообещал найти здесь невест? Ха-ха, он вам может еще и не такого рассказать! На самом деле, невест они искали сами. Причем четверо из шести, кто в 1976 году приехали, и женились здесь, и квартиры получили. Только Шура Козлов потом уехал домой, в Кирово-Чепецк, а Вася Алейников в Минск перебрался. Пульвера, к сожалению, уже нет в живых.

«Каток в Новополоцке строили и дети, и тренеры, и родители»

– В 1975 году погода была слякотная, и мы обратились к директору завода Льву Витальевичу Новожилову с просьбой построить открытый каток с искусственным льдом. Он подключил своих проектировщиков, Минск тоже помог, предоставил проект открытой тренировочной площадки, что возле Дворца спорта была. Начали строить. Но возводилось это не по капитальному строительству, а как строительство плоскостного сооружения.

Тогда, конечно, мы не знали, что все это растянется почти на полтора десятка лет. Дело в том, что тогда страна готовилась к Олимпиаде-1980, и все средства шли на это, строительство других спортивных сооружений было запрещено. На нас кто-то написал, и в итоге приехал народный контроль, начал трясти. Позвонили гостренеру спорткомитета по БССР Льву Яковлевичу Контаровичу, который отвечал за хоккей, а после распада Союза был главой Федерации хоккея Беларуси. Он вышел на руководителя Госкомспорта БССР Виктора Ильича Ливенцева, Героя Советского Союза, а тот – на руководителя республики Петра Мироновича Машерова, партизанского командира. И он отозвал от нас этот народный контроль! Затем Машеров погиб, и нас опять начали трясти. Олимпиада-то к тому времени уже кончилась, но средства на нее ушли большие.

Стали искать выход, Лев Новожилов связался с министром ЖКХ, Артуром Иосифовичем Безлюдовым. Это почетный гражданин Новополоцка. Когда он руководил городом, был введен в строй завод «Полимир». И мы решили передать строительство в ЖКХ, только для этого документацию пришлось переделать под ФОК, потому что физкультурно-оздоровительные комплексы коммунальникам разрешалось возводить.

Потом началась перестройка, авария на Чернобыльской АЭС…. Комплекс хотя и отдали коммунальному хозяйству, но содержал его «Полимир». И все это время не было искусственного льда – просто рядом была площадка, на которой его заливали и играли. И тогда мы предложили Новожилову сделать искусственный лед с помощью холодильного оборудования «Полимира».

И знаете, этот каток строили и дети, и тренеры, и родители. Сами копали траншеи для кабеля, утеплители укладывали, арматуру таскали. Никто не задавал вопросов. И в конце 1989-го года этот каток мы все-таки запустили! А до этого, уже видя, что дело продвигается, решили заявиться на Кубок ВЦСПС – профсоюзный турнир, победитель которого получал право выступать во второй лиге чемпионата СССР. И мы выиграли этот Кубок, финал был в Рыбинске. Удачно выступить нам помог тогда и Жлобин, который дал пять своих человек. Федерация хоккея профсоюзов разрешила дозаявить игроков из первенства республики.


«Андрей Мезин под Полоцком принимал присягу в белорусской армии»

– В конце 1980-х было положение Совмина об открытии клубов по игровым видам спорта. Мы решили организовать хоккейный. Учредителем выступил профком «Полимира», Лев Новожилов поддержал. Я в то время работал директором спортивной школы. Отделение ДЮСШ у нас к тому моменту расширилось, спецклассы появились.

А на нашем открытом катке мы провели последний финал первенства СССР сред юношей 1975 года. И провели здорово, даже газета «Футбол-Хоккей» отметила высокий уровень организации. К нам приезжал тогда сын Валерия Харламова в составе ЦСКА, тренером «Юности» был Борис Косарев, и его ребята заняли третье место. В Новополоцке после того турнира осталась группа способных ребят из Харькова – Алексей Страхов, Сергей Витер, Владимир Переверзев. Они потом долго еще играли за «Химик» и другие белорусские клубы, а Страхов выступал и в национальной сборной.

Лев Новожилов – из категории руководителей, которые понимают, что кроме производственного процесса людям надо что-то еще. Что у нас за развлечения в то время были в Новополоцке? Одна программа по ТВ и ресторан! «Не будем строить спортивные сооружения, будем строить тюрьмы!» – говорил Лев Витальевич. И он многое сделал для горожан. Из спортивной инфраструктуры можно назвать те же воднолыжные базы, благодаря которым представители Новополоцка в этом виде стали одними из лучших в мире.

Перед дебютом во второй лиге чемпионата СССР к нам приехал из Челябинска известный тренер Юрий Михайлович Перегудов. И они с Владимиром Катаевым стали готовить команду. На этом уровне уже другие условия и финансирование.

Первая домашняя игра чемпионата СССР была в октябре 1990-го, ждали в гости «Кварц» из Бора. Но мы не знали, успеем ли лед запустить, потому что теплая погода стояла, а площадка открытая, еще и теплый ветер. Думали даже о переносе игры. Но решили попробовать, включили оборудование на всю мощь и за день до матча успели все сделать! Пришло большое количество людей.

Вместе с главным тренером Юрием Перегудовым приехали такие игроки, как Игорь Кривошлык, Вячеслав Долишня, Марат Аскаров, Олег Белкин, Константин Татаринцев... Некоторые из них занимались в Челябинске у Виктора Перегудова – это брат Юрия Михайловича. Мы заплатили за них по 6 тысяч советских рублей. Тогда с этим было строго. 

Мы, кстати, и минской «Юности» платили. Был в этой группе челябинских парней Андрей Мезин. Его призвали в армию, и он оказался среди первых, кто принимал военную присягу уже в суверенной Беларуси. Случилось это в танковой дивизии под Полоцком, там было еще пятеро хоккеистов, в том числе новополоцкий воспитанник Виталий Валуй. Даже видеокассета с записью где-то у нас сохранилась. Вот так Андрей стал гражданином Беларуси, а затем на долгие годы оказался первым вратарем национальной сборной.

Этот открытый каток дал тогда такой мощный толчок развитию хоккея в Новополоцке, болельщики увидели немало будущих звезд российского и даже мирового хоккея, которые приезжали к «Химику» на матчи сначала второй лиги СССР, а потом открытого чемпионата России. Много детей пошло заниматься. Ну а в 1994 году у нас, наконец, появился и ледовый дворец.

До 1994 года я был руководителем «Химика». Но клуб развивался – имел и магазины, и производства свои, и бар. Не только тратил деньги, но и зарабатывал. Хозяйственная деятельность – это не то, в чем я очень силен. Поэтому после меня клуб (его переименовали в «Полимир») возглавил Иван Полякевич, работавший коммерческим директором на заводе «Измеритель». Те годы были успешными как в финансовом плане, так и в спортивном – в 1996 и 1997 годах мы стали чемпионами Беларуси, впервые сбросив с трона минский «Тивали».

Жаль, но все экономическое направление свернулось после акционирования «Полимира». До этого клуб был дочерним предприятием, завод нам помогал, но и сами мы зарабатывали. В 2003 году клуб передали городу и переименовали в «Химик-СКА», для команды начались сложные времена.


«Если б не своя школа, нам была бы труба»

– Хотя когда эти времена не были сложными? Легко никогда не было. Но всегда старались выжимать максимум из тех средств, которыми располагали. Очень трудно стало удерживать ребят, когда появились клубы в других городах, и там игрокам предлагали более щедрые условия. Бывало, когда один хоккеист «Юности» получал зарплату большую, чем вся наша команда. В какой-то период был огромный отток кадров. Например, сразу 14 человек перебрались в минское «Динамо», когда этот клуб был возрожден в 2003 году. Помню, как-то «Гомель» с нашими играл, и в составах обеих команд в сумме было более 30 новополоцких воспитанников. Если б не своя школа, нам была бы труба. Поэтому школу, а она теперь носит имя Льва Новожилова, всегда старались сберечь, как бы тяжело ни было.

Сейчас в «Химике» и тренеры, и игроки почти все местные. Старались больше на своих ребят рассчитывать, потому что знали, что приезжие вряд ли надолго останутся. В чем секрет продуктивности новополоцкой школы? Множества развлечений в городе, особенно раньше, не было. Пацанам было интересно, хотели чего-то достичь. Ну и тренеры у нас работали хорошо. Мне кажется, во многом их вдохновляло ощущение причастности к хоккею в Новополоцке: «Это – наше! Наш дворец, наша школа, наша команда!» Ведь многие каток создавали вместе, все трудности прошли. Есть разница – когда ты просто работаешь по найму, и когда работаешь там, где свое!

Ошибались ли мы? Конечно, ошибались! Можно ли было сделать лучше? Наверное, можно! Но мы многое делали первыми, до нас этого никто не делал. И первый в республике клуб по игровым видам спорта открыли, и производство стали развивать, и магазин открыли. И каток с искусственным льдом после Минска у нас первых появился. Возможно, другие могли сделать лучше. Но этих других просто не было!

А всем, кто был, хотел бы сказать большое спасибо. Я один ничего не сделал бы – всегда были люди вокруг. Владимир Катаев, который победил с «Химиком» в Кубке ВЦСПС, Юрий Перегудов, который возглавил команду в чемпионате СССР, Владимир Меленчук, с которым мы дважды стали чемпионами Беларуси. Андрей Сидоренко, Сергей Пушков тоже очень помогли развитию игроков нашего клуба... К сожалению, с нами уже нет Валика Лебедева, очень толкового парня. Он был завучем в спортивной школе, а я директором. И когда в 1989 году я переходил в хоккейный клуб, с чистой совестью ему эту школу передал.


Времена изменились. Раньше люди старались повысить мастерство, пробиться в основной состав. И знали: чтобы что-то получить, это надо заработать. А теперь, мне кажется, многие хоккеисты стремятся сначала взять и только потом что-то отдать взамен. Тенденция такая, что хотят все и сразу. Оправдывают это тем, что век хоккеиста короток. Надеются за время игровой карьеры заработать столько, чтобы хватило на всю оставшуюся жизнь. Не берусь судить, правильно это или нет, просто такое наблюдение. Сейчас ведь многие почти до 40 лет играют. А раньше в 30-32 уже заканчивали, после этого устраивались работать.

Тройка любимых хоккеистов за всю историю «Химика»? Не назову. Потому что они у меня все любимые! Да, кто-то был сильнее, кто-то слабее. Те, кто сильнее, и так всем известны.

Текст: Сергей Вишневский

Фото: пресс-служба «Химика»

Федерация хоккея поздравляет Владимира Леонардовича Бляхмана с юбилеем, желает крепкого здоровья, счастья в семье, активности и долголетия!