Экстралига Интервью 04 Октября 2021

«У меня два дома – Киев и Могилев». Александр Матерухин – о яркой карьере, «Динамо», сборной и лучших партнерах

Мастер вспоминает самые интересные моменты богатой игровой биографии.

Летом завершил карьеру один из самых ярких форвардов экстралиги последнего десятилетия. Украинец по рождению, Александр Матерухин несколько лет назад принял белорусское гражданство. Он успел собрать несколько титулов в Беларуси и Украине, поиграть в КХЛ, где в 35 лет стал лучшим снайпером сезона в минском «Динамо», а также выступил на чемпионатах мира за две сборные. Нынче он – главный тренер «Могилева», который буквально вчера сотворил самую громкую сенсацию сезона. «Львы» всухую обыграли «Юность» (1:0), которую не могли победить 10 лет!

По просьбе программы «Овертайм» Мастер вспоминает самые интересные моменты своей богатой игровой карьеры. О том, как могилевские болельщики поддерживали его в матчах против сборной Беларуси, как украинская тройка добывала титулы для «Юности», об ауре Михаила Захарова, которого все хотели обыграть, о самых красивых голах за минское «Динамо» в КХЛ, о лучшем центрфорварде в своей карьере и о двух родинах – Киеве и Могилеве.


О школе киевского «Сокола» и шести годах в Северной Америке

– Считаю, что у меня была хорошая школа в киевском «Соколе». У меня были отличные тренеры, которые поставили хорошее катание, ОФП. Нагрузки были если не сумасшедшие, то близкие к этому – много бегали, прыгали. Около шести лет я провел в Америке. Все, что у меня было наработано, я соединил с их стилем хоккея: жесткостью, умением держать удар, лезть на ворота. Меньше раскатов, все вперед. Самое главное – борьба, держать удар. Все это пошло мне на пользу.

Я бы не сказал, что у меня была какая-то конкретная сильная сторона. Считаю, что таких сторон было несколько: держать шайбу, неплохое катание, «улитки» хорошо делал. За счет них мог быстро, резко вылезти на ворота, обвести игрока.

Я вернулся из Северной Америки очень хорошо развитым. Я уже почти состоялся. Оставалось еще два-три года, чтобы выйти на тот сумасшедший пик.

«Когда «Юность» приезжала в Могилев, там была бойня»

– Помню те годы, когда в Могилеве трибуны были полностью забиты. Это был сумасшедший период. Когда любая команда приезжала, особенно «Юность», там точно была бойня, 3000-3500 зрителей приходили, скандировали, поддерживали команду каждую игру. Матчи – сумасшедшие, с накалом. В каждой команде были лидеры, была тройка, пятерка, а то и две, которые могли сделать игру. Из чемпионата Беларуси ребята ездили на чемпионат мира и показывали классный хоккей. Тогда не было КХЛ, чемпионат был сильный, сборная была сильная. Кажется, намного сильнее, чем сейчас.

Помню, в Могилев приезжала сборная Украины, за которую играли я, Шафаренко, Тимченко. И местные болельщики аплодировали, когда мы забивали. И, кажется, Глен Хэнлон тогда удивлялся: «Почему они радуются, когда забрасывает Украина? А они поддерживали нас [игроков «Химволокна»]».


«Все настраивались не на «Юность», а на Захарова, он создавал вокруг себя такую атмосферу»

– Вспоминаю тот период, когда играл в «Юности». Шикарное время. Расцвет. Я был полон энергии, все получалось. Был отличный коллектив, взаимопонимание в тройке, мы друг другу подходили, все знали, кто что будет делать на льду. Каждый исполнял то, что умеет лучше всего. Олег Шафаренко хорошо начинал, отдавал. Олег Тимченко здорово играл под воротами, закрывал обзор вратарю, у меня получались какие-то другие моменты. Все это позволяло нам быть лидерами. Это были отличные времена, когда мы вместе играли в сборной и в «Юности».

Все настраивались не на «Юность», а на Захарова. Вот он такой человек – создавал вокруг себя такую атмосферу, ауру. Все хотели его обыграть. Хотели, но не могли. У нас был суперколлектив, мы знали, что мы сильны. Мы выходили на лед и знали, что против нас будет война. Мы не могли себе позволить расслабиться. Михал Михалыч умел настроить команду нужными словами, взглядом, как угодно. Мы не могли позволить себе проиграть, имея такой коллектив и такие возможности.

Вспоминаются победы с «Юностью», когда все думали, что всё – мы уже не сможем выиграть. А мы в итоге ломали команду соперника, проявляли силу воли и вырывали титул. Такое на всю жизнь запоминается. Например, финальная серия с «Гомелем», в которой мы уступали 1-3 [в 2009 году]. Но мы знали, что сильнее, что должны выиграть. Это были матчи кость в кость, это была такая битва! И все-таки мы нашли силы переломить ход игр и вытащить серию.


Такая же ситуация была и на следующий год, когда в одном из матчей финальной серии с «Шахтером» после двух периодов мы «горели» 0:3, но вытащили игру в овертайме. А ведь у них тогда была тоже очень сильная команда – и Шафаренко, и Михалев, и Чуприс… Но мы решили: «Нет, пацаны, у нас сильнее коллектив». У нас была банда такая сумасшедшая! Мы снова проявили силу воли и сломали неудачный ход игры и серии.

Ровно 10 лет назад случился лучший финал в истории ОЧБ: четыре овертайма, «Минск-Арена» и тот самый гол Сенькевича


«Когда пришел в «Динамо», я был уже готов к КХЛ»

– Мне дали шанс. Им нужно было воспользоваться. Считаю, что у меня получилось. Я пришел в команду уже готовым, мне уже не нужно было перенастраиваться, что-то добавлять или убирать. Конечно, прибавлять в игровом плане от матча к матчу хотелось, но я был уже готов к КХЛ. Я играл в свой хоккей, хотя и система была новая, нужно было чуть приспособиться. Но сильно свой стиль не изменил. В «Динамо» был очень хороший коллектив. Я очень много очков набрал в большинстве, особенно голов.


Там были Сергей Костицын, Эллисон, которые отдавали, Клинкхаммер тоже – мне оставалось просто попадать. Я играл с хорошими партнерами, было взаимопонимание. Плюс система Вудкрофта подходила для меня, для команды. У всех все получалось, не только у меня. Я был опытным, понимал, в каких моментах как лучше сыграть. На 90 процентов я доволен, но знаю, что мог лучше. Например, не в 30 лет заиграть в КХЛ, а в 24. Так сложились звезды. Но жалеть тоже нельзя.

В минском «Динамо» забрасывал хорошие шайбы. Например, гол в игре с ЦСКА, мы тогда в большинстве играли, Степанов мне отдал, я принял на линии ворот, сделал спин-о-раму и в ближнюю девятку забросил. Этот момент мы отрабатывали на тренировке не один раз, и он получился.

Или первый гол [за «Динамо»], он запоминающийся, когда меня подняли в КХЛ из Гродно. Тогда Леша Калюжный отдал пас.


Помню момент, когда Мелешко отдал «парашютом», выбросил из своей зоны, а я поймал на дальней синей линии, потом убрал вратаря и забросил.

Есть такие приятные голевые моменты – когда не просто бросил и забил, а которые запомнились.

«Считаю Кристека самым сильным центрфорвардом. У нас с ним сумасшедшее взаимопонимание было»

– Партнер, которого я бы поставил к себе в центр – это Ярослав Кристек. Я считаю его самым сильным центрфорвардом, с которым мне доводилось играть в звене. Сумасшедшее взаимопонимание было. Мы играли с ним в «Немане» около двух месяцев. Потом нас вместе подняли в минское «Динамо». В Гродно с ним было настолько просто и легко. За игру 2-3 очка минимум мы набирали. За 13 матчей у меня было 25 очков, из них 15 – голов! Мы были на такой волне, что просто приятно играть.

«Точно не жалею, что получил белорусский паспорт»

– Я всегда говорил, что у меня два дома, две родины – Киев и Могилев. К сожалению, в Украине был спад, сборная выступала и в дивизионе «В» и в «С». Тогда у меня появился отличный шанс сыграть в элите. Почему бы не воспользоваться? Не многим такое выпадает, пусть и в составе другой сборной. Это не говорит о том, что я там куда-то переметнулся. Я хотел попробовать себя. И не жалею. Да, мы неудачно съездили в Данию, но я получил какой-то опыт. Когда удается собраться с ребятами, с которыми вместе играл, много чего можно вспомнить. Повторю, точно не жалею, что получил белорусский паспорт и съездил на чемпионат мира.


Источник: программа «Овертайм» на «Беларусь 5»