КХЛ Интервью 28 Июня 2019

«Профессиональный уклон начинается после 12 лет». Как подготовить игрока без слабых мест?

Заместитель директора Академии хоккея «Ак Барс» по научно-методической работе Виктор Горский в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал о том, когда нужно проводить отбор детей в хоккейные школы и как их правильно развивать.

«АКАДЕМИЯ БУДЕТ ГОТОВИТЬ ИГРОКОВ, СПОСОБНЫХ ИГРАТЬ ПРИ РАЗНЫХ ТАКТИКАХ»

– Виктор Ефимович, вы являетесь заместителем директора Академии по научно-методической работе, хотелось бы узнать, чем вы занимаетесь?

– Прежде всего, это научно-методическое и медико-биологическое обеспечение хоккея. Третье направление – информационно-технологическое. И четвертое – это хоккейные технологии. Весь этот комплекс вопросов сейчас мы решаем.

Главное направление – разработка и внедрение современного методико-практического комплекса для тренеров по подготовке хоккеистов от 5 до 17 лет.

Осенью Академия провела масштабный набор пятилетних детей, впервые за долгие годы, наверное, с советских времен, прошло такое мероприятие. За два месяца мы провели подготовку и тестирование более пятисот детей в возрасте 5-6 лет.

– Это не слишком рано? В 5-6 лет можно выявить какую-то предрасположенность к спорту?

– Безусловно, мы понимаем риски, и здесь работа носит комплексный характер. Это ведь был только первый этап тестирования. Был предложен определенный набор тестов, очень простых для детей – мы же понимаем возможности детского организма в эти годы. Было две группы тестов. Первая группа используется уже в течение десятка лет, по отзывам тренеров, именно столько в Татарстане набирают пятилеток. То есть это тесты, которые в течение этих десяти лет уже отработаны тренерами республики. Мы их взяли за основу, потому что есть информационная база, по ней можно оценивать детей уже по шкале «высокий результат», «средний, «низкий» и так далее. Плюс мы добавили вторую группу тестов – психофизиологических, уже наших, научно обоснованных, которые направлены на чисто специфические хоккейные качества: быстрота, равновесие, внимание, оперативность мышления.

– Эти качества возможно развить в процессе тренировок?

– Это тоже мы учитывали, потому что есть некоторые качества, которые очень слабо поддаются тренировке. Например, простая реакция. Она практически не тренируется. А есть качества, которые хорошо развиваются со временем. И вот наши тесты были направлены как раз на выявление тех качеств, которые в меньшей степени поддаются тренировке.

– Какие еще качества, помимо реакции, невозможно развить?

– В основном характеризующие быстроту. Это позволяет определить теппинг-тест на частоту движений руками и ногами. Некоторые виды равновесия сложно развить. Есть те, которые тренируются, а есть определенные виды, к которым есть генетическая предрасположенность. Это что касается пятилетних детей, где при наличии широкой базы можно попытаться отобрать более предрасположенных к хоккею ребят. Мы этот отбор осуществляли именно в хоккейной направленности. Можно, например, говорить о других видах спорта, но тогда эта «батарея» тестов должна отличаться, ориентироваться на другой вид спорта.

– Для шестилетних это тоже все применимо?

– Да. Дальше у нас, естественно, будут учитываться переводные нормативы по окончании каждого года обучения. С 12 лет – мы в декабре начали этот процесс – проводится комплексное тестирование на выявление профессионально важных для хоккея качеств и прогнозирования перспектив каждого юного хоккеиста. Туда входит генетическое тестирование, психофизиологическое, которое проходит на специализированных программно-аппаратных комплексах, тестирование стабилографическое – проверка на баланс, устойчивость, точность движения, и тестирование состава тела – антропометрическое – рост, вес, его баланс. 

У человека от природы нет симметрии, может быть перекос в левую сторону или правую. Это тестирование, за исключением генетического, мы будем проводить периодически, минимум раз в год на нашем оборудовании, которое мы приобрели в Академию. Первое пробное тестирование мы проводили в марте и в мае со сборной командой Академии, которую отправляли на турнир в Северную Америку, сейчас приступили к регулярному тестированию. Причем этот комплекс подходит и для профессионального хоккея.

– Генетическое тестирование не с 5-6 лет, а с 12-ти?

– Да, с 5 лет, мы считаем, рановато. Даже не рановато, а, так скажем, не совсем целесообразно. Мы вычислили, что его нужно проводить в тех возрастах, когда человек уже для себя решает вопрос, будет ли он профессионально заниматься спортом. 12-14 лет – как раз тот период. И здесь мы можем определить, есть ли у мальчика задатки, способности и на научной основе построить, индивидуализировать процесс подготовки.

3c1f-c3daea4a17d1d306573804a6390d3a05.jpg

– На наборе было 500 детей, а сколько останется в итоге?

– По результатам тестов мы составили рейтинг детей с точки зрения предрасположенности к занятиям хоккеем и распределили их между двумя школами: «Ак Барса» и «Динамо». Альметьевск набирал детей параллельно, но просто там выборки такой объемной нет. Нет такой базы для отбора, просто идет набор тех, кто хочет заниматься. Отбор уже происходит естественным образом с течением многолетней подготовки.

Но в Казани мы можем организовать предварительный отбор. В «Динамо» набрано 60 детей, в «Ак Барс» – 97, из них будет образовано две или три группы. В течение года будет еще идти добор в обе школы. Но всех мы тоже взять не можем, существуют определенные нормативы нагрузки на тренеров и на спортивных врачей, плотный график загрузки ледовых арен и тренировочных залов.

– Но ведь дети могут идти и в другие школы?

– Безусловно. Мы об этом говорим, и на сайте у нас эта информация открыта, и собрания мы проводили с родителями. Все время рассказывали, что, если ребенок не попал в «Динамо» или «Ак Барс», это не значит, что для него хоккей закрыт. Пожалуйста – у нас в городе есть еще семь школ, готовые принять детей. Сейчас мы работаем над программой под кодовым названием «Звездочка», которая будет предполагать просмотр детей, занимающихся в других республиканских школах. В том числе в рамках этой программы будем запускать такой механизм – родители присылают видео тренировок или игры ребенка, а наш специалист его анализирует. Если ребенок будет соответствовать определенным требованиям, мы его пригласим в Академию.

– Сейчас у вас есть 157 детей 5 лет, к 12-14 годам сколько планируется оставить в обеих этих школах?

– Такого плана нет. Как и плана отсева. Если мы будем видеть, что дети способные, хорошо развиваются, показывают результат, то будем принимать решение об открытии дополнительных групп, найдем еще тренеров. Если будут две хороших команды, оставим обе. Это лучше, чем специально выгонять детей.

– По какому принципу вы разделяли детей на «Ак Барс» и «Динамо»? Перекоса нет?

– Нет такого, что в какой-то школе дети лучше, мы специально создавали равные команды, чтобы повысить уровень соревновательности внутри Республики. Но родители могут думать иначе, и мы тоже над этим много думали, предусматривали такие риски. Однако, когда мы сформировали эти две группы, особых проблем не было. Мы ожидали большего ажиотажа и какого-то давления, возмущения со стороны родителей и так далее. Кто-то обращался, просил о переводе, но это единичные случаи. Мы шли навстречу родителям, если были какие-то объективные обстоятельства.

«ДО 11-12 ЛЕТ ДЕТИ БУДУТ ИГРАТЬ И ЗАЩИТНИКОВ, И НАПАДАЮЩИХ»

– В каком возрасте нужно разделять игроков по амплуа?

– Мы не планируем раннюю специализацию по амплуа, это методически необоснованно и подтверждено лучшей мировой практикой. Сейчас прорабатываем варианты, при которых будем ротировать составы. Какое-то время игрок будет играть защитника, потом – нападающего. До 11-12 лет будем применять такую схему.

– Вы разработали методики подготовки хоккеистов для детей пяти-шести лет. Когда будут готовы методики для всех возрастов?

– Сейчас мы работаем над практическими рекомендациями для тренеров по подготовке игроков 7-12 лет. В высокой степени готовности находятся материалы для 7-9 лет, планируем передать их в издательство в феврале. Далее летом 2018 года будут изданы материалы для подготовки игроков 10-12 лет. Методики по подготовке игроков 12-17 лет по плану должны выйти в августе 2019 года, но я думаю, что мы сделаем их раньше. Кроме методистов НМЦ Академии в работе активно участвует высококвалифицированная экспертная группа, в которую включены ведущие республиканские и российские детские тренеры.   

– Как определяются тренеры, которые входят в экспертную группу?

– По результатам аттестации.

– В чем особенности разрабатываемых методик?

- Все наши методики базируются на закономерностях развития организма человека. Поэтому мы в большей степени застрахованы от ошибок, связанных с нанесением ущерба здоровью детей. Мы знаем, какие сенситивные периоды есть, какие технические элементы и навыки можно наиболее эффективно осваивать и развивать в определенный возрастной период. Надеемся, что в результате этого мы получим большее количество высококлассных игроков, которые будут выпускаться из Академии.

Впервые в мировой теории и практике хоккея мы разработали траекторию развития игрока. Это некая матрица, где по одной оси отложены технические, тактические элементы и навыки, которыми должен овладеть выпускник школы, их несколько сотен. Технических элементов минимум 500, с учетом тактики – больше тысячи. А по другой оси отложено время, вернее тренировочные занятия. Траектория извилистая, но поступательное движение там очевидно просматривается.

– На вершине должен быть условный Евгений Малкин?

– Примерно да. Условные Малкин, Зубов, Бобровский. 

– Насколько такие игроки, как Малкин – плоды творения школ, насколько это обусловлено природным талантом?

– В процентах тяжело сказать, но однозначно, что и то, и другое присутствует. Без природной предрасположенности в современном спорте высокий результат невозможен. Но и без методически правильной учебно-тренировочной работы можно легко загубить талант.

e4c1-1f0ae840b7b394dfa52345e3aa7e8880.jpg

– А есть ли статистика детских тренеров, кто больше всего игроков воспитал?

– Скорее всего, достоверной статистики нет. Я сталкивался с десятком тренеров, которые говорили, что они воспитали Павла Буре. Но я очень хорошо знаю его отца - Владимира, и он не согласен со многими из них в этом вопросе. У того же Малкина тоже может оказаться десяток тренеров, которые его воспитали (по версии самих тренеров).

Исходя из нашей траектории развития игрока, мы создали программную систему, которая позволяет в автоматическом режиме генерировать планы тренировочных занятий с учетом всех методических принципов. Ведь как происходит освоение технического элемента – это целая цепочка: должны быть подготовительные, подводящие упражнения, собственно упражнения на освоение элемента, затем повторы, закрепление и развитие элемента. 

Просто человеческий мозг не в состоянии охватить всю совокупность технических и тактических элементов (более тысячи) и методически правильно их выстроить, распределить по тренировочным занятиям в процессе многолетней подготовки игрока, да все это еще с учетом сенситивных периодов и физиологических закономерностей развития организма ребенка. Отсюда, кстати, и проблемы в подготовке игроков в России в последние годы: кому-то что-то недодали, не проработали своевременно какие-то технические элементы или элементы индивидуальной тактики и тому подобные перекосы. Поэтому мы и разработали свой программный комплекс, уникальный для мирового хоккея. Он позволит нам готовить полноценных игроков, без слабых мест.

«МАЛКИН – ЭТАЛОН ХОККЕИСТА»

– Над чем работают дети в 5-6 лет?

– Вся программа детей первого года обучения начинается с отбора. Перед тестами с ними два месяца наши тренры работали в зале, так мы решили задачу выравнивания начального уровня, потому что с кем-то родители могли заниматься физкультурой, с кем-то – нет. Без этого более талантливый и более предрасположенный к занятиям хоккеем ребенок мог сдать тесты хуже, чем просто подготовленный.

Сейчас, после того как произошел набор, идет период предтехники. Это подготовительные и подводящие занятия вне льда в спортивных залах, разнообразные спортивные игры. Потом в переходный период пойдут занятия в хоккейной форме, но на резине, это примерно пара недель. И потом, когда дети позанимались на земле, укрепили определенные группы мышц, опорно-двигательный аппарат, надели коньки, поделали упражнения в коньках на резине, на баланс, на равновесие, ловкость, гибкость, потом они только выходят на лед, и начинают обучение техническим элементам катания.

В возрасте 5-6 лет основной упор делается на развитие ловкости, гибкости, координационных способностей, баланса, равновесия и начальное обучение техническим моментам – прежде всего, катанию. Никакой работы на силу, выносливость, скорость не может быть в принципе.

– 7-8 лет?

– Здесь примерно те же самые качества остаются. Ближе к концу первого года обучения (5-6 лет) начинается работа над техникой владения клюшкой и шайбой. И в 7-8 лет продолжаются технические элементы катания, технические элементы работы с клюшкой и шайбой. И в эти два периода очень большое внимание уделяется играм. Упор делается на развитие игрового интеллекта. Время тренировок начинается с 45 минут и доводится до часа. Ритм –  одна тренировка в день.

– 9-10 лет…

– Продолжается работа над теми же качествами, плюс начинается работа над быстротой, это уже сенситивные периоды. Что такое быстрота? Это частота движений и, грубо говоря, длина шага, если мы говорим о скорости бега. Частота – наименее тренируемое качество. Почему мы и говорим, что в отбор добавили несколько тестов на частоту. Есть мастера, которые играют за счет игрового интеллекта. А мы хотим совместить, чтобы хоккеист обладал высоким индивидуальным тактическим мастерством и высокими физическими кондициями, прежде всего, скоростными.

– Есть такой эталон хоккеиста?

– Пожалуй, Малкин. Я сейчас затруднился с ответом, потому что искал в КХЛ и просто не смог назвать фамилию, потому что у нас нет такого сбалансированного игрока.

Мы по определенным формулам, по данным родителей прогнозировали рост и вес ребенка. Но это не было основной. У нас были дети, которые будут два метра ростом, а были и те, кто вырастут только под метр семьдесят, но зато у них хорошие показатели в других тестах.

И мы тренерам об этом говорили, если они не видели это изначально, а больше внимания обращали на массо-габаритные характеристики. Специалисты с нами соглашались. Допустим, тренер «Ак Барса» сначала отобрал порядка 60 человек, потом взял «работу на дом» – все графики с нашими пояснениями. Обработал данные, подумал и добрал еще 40 человек на следующий день. Причем тренер знал всех детей, потому что во время подготовки он все время ездил между четырьмя спортзалами и просматривал детей.

– Когда начинается непосредственно процесс профессиональной работы?

– Профессиональный уклон начинается после 12 лет. Как раз к этому возрасту мы привязали комплексное тестирование, и с этого возраста начинаются занятия групповой, командной тактикой. И где-то к 12 годам, по данным научных исследований, более 90 процентов двигательных навыков человек уже набирает. За весь последующий период он может набрать только до 10%. К возрасту 12 лет мы должны дать ребенку весь комплекс двигательных навыков, которые он будет потом применять в хоккее. То есть, если он каким-то навыком не овладел, допустим при занятиях вне льда, при игре в футбол, в гандбол, в спортивном зале, он его потом в игре не сможет применить. И получается, как мы говорим, «деревянный» игрок.

Хоккейная подготовка должна идти параллельно и накладываться на двигательную базу. Если человек ей владеет, на нее легче накладываются финты, обманные движения, точные броски и передачи, то есть элементы индивидуальной техники.

А если игрок «деревянный», понятно, что он не будет никогда Дацюком или Харламовым.

– Сколько раз тренируются хоккеисты в этом возрасте?

– Двухразовые тренировки могут и в этих возрастах быть, но только не каждый день. В один день, скажем, утром – ледовая тренировка, а вечером – занятие в зале. Дальше с возрастом количество и интенсивность тренировок возрастает. Кроме того, важно не только общее количество тренировок, но и соотношение тренировок на льду и вне льда. Это соотношение нами также разработано для различных возрастных периодов.

– Когда нужно заниматься непосредственно тактикой?

– Тактика разделяется на несколько видов: индивидуальная тактика, групповая и командная. Индивидуальной тактикой нужно начинать заниматься с 6-7 лет. А что такое индивидуальная тактика: это вот как раз игровое мышление, оперативное мышление, умение принимать решение в ограниченных условиях пространства и времени.

Групповая тактика – это уже игра в парах, тройках, четверках. Она начинается с 9-10 лет. Ну, и дальше - командная тактика и командная стратегия.

«Я НЕХОККЕЙНЫЙ ЧЕЛОВЕК? СУДЯТ ПО РЕЗУЛЬТАТУ»

– Как будет развиваться научно-методическое направление в Академии?

– У нас есть Научно-методический центр. Руководитель центра Сергей Швед, в самом центре работают два хоккейных методиста, психофизиолог и спортивный медик.

Следующий вопрос, которым мы сейчас занимаемся – вопрос внедрения. Более 50 процентов успеха зависит от этого. В данный момент создается группа по внедрению методик, есть определенный пул людей, которых мы приглашаем на собеседования. Это должен быть человек, который играл в хоккей, может быть, только закончил игровую карьеру. Каких-то специальных тренерских знаний не нужно, он будет работать по нашим методикам. Основная проблема – исключить контакт тренера с этим супервайзером, чтобы оценка была объективной. Он будет только смотреть, как идет занятие, заполнять чек-лист, приходить к нам и говорить, все ли применяется верно. Важно понимать, что это не только контроль работы тренеров, но и контроль качества нашей работы, качества наших методических разработок. При необходимости – будем вносить в них коррективы.

Второе ключевое направление – медицинское, медико-биологическое обеспечение учебно-тренировочного процесса и соревновательной деятельности юных хоккеистов. Для эффективной реализации этого направления сейчас мы создаем Медицинский центр Академии, вводим должности Главного врача Академии, Главного психолога. Сохранение здоровья воспитанников Академии – наша важнейшая задача.

В части информационно-технологического направления сейчас полным ходом идет создание информационно-аналитической системы Академии – портала. В завершающей стадии находится разработка технического проекта и прототипа системы. В портале, например, и будет функционировать программная система по автоматической генерации планов тренировочных занятий. Портал предназначен для автоматизации до 80% функций сотрудников Академии, не только административного, но и тренерского состава, медицинских работников и других специалистов. Портал также является уникальной разработкой для хоккейной отрасли. Полномасштабно портал заработает к концу 2018 года.

– Предусмотрены ли санкции для тех, кто не исполняет методики?

– У нас, конечно, есть система мотивации, премии для тренеров. По результатам аттестации мы присвоили им квалификационные категории, от которых зависит зарплата.

– Кто присваивал?

– Наша аттестационная комиссия. Компания «Татнефть» разработала собственный стандарт тренера – в соответствии с этим комиссия присвоила тренерам категории. Состав комиссии? Я, Сергей Швед, директор по персоналу Гульнара Сафина. Когда мы проводили в мае аттестацию муниципальных школ, в комиссии были преподаватели кафедры спортивных игр Поволжской академии спорта и ФХРТ.

В Академии в соответствии с классификационными категориями установлен и уровень зарплаты. При аттестации тренеров Академии учитывались четыре направления, по которым оценивались тренеры. Первое – теоретические знания, причем делали упор на то, с каким возрастом работает тренер, как применяет теоретические знания на практике. Второе – оценка результативности работы тренера по предыдущим результатам, обращали внимание на количество воспитанников. Третье – качество практической работы тренера. Для оценки практики тренеров мы приглашали Юрия Владимировича Церковнюка, заслуженного тренера СССР, который сейчас работает в Швейцарии и Австрии. Участвовал Джим Бриттен и специалисты НМЦ Академии.

– Но в состав комиссии они не входили?

– Косвенно, оценивая практику тренеров. Четвертое направление – оценка поведения тренера, грубо говоря, смотрели, что он за человек, как он ведет себя с юными хоккеистами и их родителями. Оценивали методом ассесмент центра. Также в хоккее это применяется впервые.

Таким образом мы получили комплексную оценку каждого тренера. По итогам аттестации выделены четыре категории тренеров – высшая, первая, вторая и третья. Но высшую мы пока никому не присвоили, потому что одним из параметров этой категории является менторство – наставничество, обучение своих коллег по школе, лидерство в тренерской среде. Разница по зарплатам между первой и третьей категориями порядка 50 тысяч рублей.

– То есть хоккейных людей фактически в комиссии не было, что дает почву для критики.

– Это очень спорное и неоднозначное понятие: «хоккейный человек». Им очень удобно прикрываться не очень квалифицированным людям, но которые когда-то играли в хоккей. Мы считаем, что наша Аттестационная комиссия достаточно профессионально подготовлена для эффективного выполнения своих функций. Главное, что это подтверждается практикой работы.

– Насколько часто вы слышите упреки в свой адрес, что не занимались хоккеем?

– В глаза я не слышал ни разу. Я считаю, что судят по результату. Не очень понятно, что такое хоккейный человек. Вот, например, двукратный Олимпийский чемпион Кожевников – хоккейный человек или не очень? Я считаю, что могу принести пользу хоккею в плане системности, привнесения научных знаний и методов работы, которые можно заимствовать из других областей, например, из высокотехнологичных отраслей. В мире сейчас это очень сильный тренд - многие прорывные направления возникают на стыке разных отраслей.

4dfe-0a0fb03b488c817b46d72aa57c66468e.jpg

– Насколько эффективны ваши методики?

– Можете спросить у Игоря Захаркина. Примеры – СКА, сборная Польши.

– Но есть и примеры «Салавата Юлаева» или «Югры», где Захаркин работал уже без Вячеслава Быкова... На чем базируются ваши методики?

– В фундаменте моих работ лежит то, что составляет основу хоккея. Что такое вообще хоккей с научно-технической точки зрения? Это совокупность последовательно и параллельно проходящих индивидуальных и групповых противоборств в технико-тактических действиях. Технико-тактическими действиями я и начал заниматься. Изучил методические разработки по хоккею в СССР и Северной Америке. Разработал классификацию и систему показателей качества хоккея. По этой системе оценивал количественно те или иные действия, индивидуальные и командные. На основании накопления базы получилось выстроить методический аппарат, который позволяет интерпретировать эти показатели в рекомендации для тренеров.

– На основании этих методик возможно определять игровые сочетания?

– Конечно, в советские времена так и было. Еще Анатолий Тарасов с соавторами написали несколько работ, когда они на базе большого объема статистики вывели типы игроков – диспетчер, снайпер, универсал, смешанные типы. Проанализировали различные тройки и получили эффективные сочетания типов игроков. Хоккей – и наука, и искусство одновременно. 

Когда мне говорят, что тренерская работа – это искусство, творчество и мы своими цифрами его убиваем, я отвечаю, что это миф. Если бы у Михаила Ломоносова в его время был ноутбук, он бы огромное количество времени не тратил на рутинную работу, математические вычисления, а занимался бы истинным творчеством и решил бы еще кучу сложнейших задач. 

Технологии не самоцель, они должны только помогать в решении основной задачи, в нашем случае - это подготовка качественных игроков, команд и победы на соревнованиях (для профессионального хоккея). Использование современных технологий для тренера это в первую очередь вопрос интерпретации цифр, то есть как получаемую информацию использовать для повышения эффективности учебно-тренировочного и соревновательного процессов.

– Умеют ли российские тренеры это делать?

– Они не только не умеют, но вообще боятся этих цифр.

– Это старорежимность?

– Наоборот, это же в 50-е годы придумал Тарасов, который начал считать броски, входы в зону и другие показатели. Моя система показателей тоже основана на той системе, которая была сформирована в 70-е годы в СССР. Если бы у нас не произошел разрыв в 90-е, сейчас бы мы были на другом уровне в плане тренерской мысли.

– Вы за эталон берете сборную Канады на прошлой Олимпиаде, Кубке мира-2016. Кто из других сборных наиболее близок к этому?

– Я специально не беру за эталон Канаду. Просто по системе показателей качества хоккея именно сборная Канады на ОИ-14 наиболее близка к модели победителя крупнейших соревнований. Из других сборных - никто. Не мы – точно. А так, наверное, шведы. Но у них есть минусы, которые как раз являются обратной стороной их плюсов. 

Если говорить о тактике, то они сейчас играют в самый сложный хоккей. В свое время в самый сложный хоккей играла сборная СССР. Это задействование наибольшего количества игроков в различных комбинациях. Мы как-то с одним специалистом из университета имени П.Ф. Лесгафта (Огулов В.Н.) проводили исследования, этакую хоккейную комбинаторику. Например, пара игроков имеет только одну неповторяющуюся комбинацию – передачу от одного к другому. Тройка – уже 14 комбинаций, четверка – 62 варианта, пятерка - 142. 

Понятно, что наиболее сложная для соперника ситуация – это когда взаимодействует вся пятерка. Но есть и другая сторона: от этого возрастает и вероятность появления собственных ошибок. Мы пришли к выводу, что оптимальная группа – это тройка. И достаточное количество вариаций, и процент ошибок ниже – сочетание надежности и вариативности. Шведы стремятся использовать всю пятерку. Это и слабое место шведов: когда соперник начинает успевать за ними, играть на высоких скоростях, сочетания начинают разрушаться за счет того, что повышается количество брака.

Вторая причина – менталитет. Шведы говорят, что не давят на детей, стараются оградить от негатива. В результате мягкого подхода вырастает человек не то чтобы безвольный, а тот, кто не может превозмочь себя. В играх с североамериканцами у них ничего не получается.

– А у нас?

– Мы можем только совершить подвиг в отдельно взятой игре. Потому что только на индивидуальном мастерстве, накачке, на психологии даже одну игру тяжело выиграть.

– Почему вы всегда говорите, что сборная должна играть в атакующий хоккей?

– А я так не говорю. Команда, которая хочет побеждать, должна играть в эффективный хоккей. Если команда может выигрывать, играя в строго оборонительный хоккей, тогда надо в него играть.

Только вот мой анализ показывает, что эффективный хоккей, который сегодня приносит результат на самых крупных соревнованиях – сбалансированный в части созидания и разрушения. Это объективная ситуация. Кто этого не понимает и не готовится к этому – тот проигрывает. И мы хотим, чтобы наши выпускники были готовы к такому хоккею.

Источник: «Бизнес Online»