ЮЧМ-2020 Интервью 14 Марта 2020

«Это полный капец для тренера, но экспериментировать с людьми нельзя». Руммо и хоккеисты «юниорки» – про отмену ЮЧМ и коронавирус

Вадим Кнырко поговорил с теми, кто больше всего пострадал от отмены международных турниров.

Новости о коронавирусе пугают и шокируют людей по всему миру. Объявление пандемии очень сильно ударило по спорту и хоккею в частности. Практически все турниры приостановлены либо отменены полностью – продолжают играть всего в паре стран.

Коронавирус закрыл хоккей почти во всем мире. Продолжают играть лишь в нескольких странах

Коронавирус коснулся и юниорского чемпионата мира (U18), который должен был пройти в апреле в США и на котором должны были сыграть белорусские хоккеисты под руководством Александра Руммо. 


Сначала президент Штатов Дональд Трамп на месяц запретил въезд в страну из Европы. А уже через день Рене Фазель объявил об отмене турнира. Таким образом, в пятницу эта генерация белорусской «юниорки» провела, возможно, последний матч в таком составе. К слову, игра запомнится многим ее участникам.

«Авиатор» устроил лютый трэш на домашнем матче: юниоры ответили авоськой шайб и отлично затроллили соперника

***

Больше всего обидно за отмену турнира парням 2002-го года рождения, многие из которых могли съездить на ЮЧМ в первый и последний раз – в следующем году эти ребята просто не будут проходить в команду по возрасту. Из тех, кто был в последние месяцы в расширенном ростере команды, на ЮЧМ-2021 смогут поехать лишь вратари Иван Жигалов и Ян Шостак, защитники Дмитрий Кузьмин, Никита Парфенюк и Никита Стасенко, а также форвард Владислав Шило. Еще несколько игроков 2003-го выступают за океаном.

Лучший бомбардир юниорской сборной в экстралиге Александр Суворов также лишился шансов попасть на ЮЧМ. Жлобинский воспитанник в прошлом году выступал за питерских «Варягов» в первенстве России и не пробился в «юниорку». Этот сезон Суворов провел в Раубичах, набрал больше 50 очков в чемпионате Беларуси, но не сыграет на «мире» из-за коронавируса.

- Мы активно мониторили новости – как хоккейные, так и по ситуации с коронавирусом, - рассказывает Александр. – Прочитали, что в Энн-Арбор, где должен был пройти ЮЧМ, заразился человек. Сразу стало понятно, что шансов на сохранение чемпионата не остается. А после первого матча с «Авиатором» все залезли в телефоны и увидели новости про отмену турнира. Конечно, здоровье людей должно быть на первом месте.

Но все равно обидно, ведь верили до конца. Юниорский чемпионат мира – это топовый турнир. В США собрались бы все лучшие хоккеисты этого возраста. Хотелось бы сыграть с такими ребятами. Тем более для меня это был бы первый и последний чемпионат мира.

- Парням 2002-го года наверняка обидно больше всего.

- Да все восприняли эту новость одинаково. Все хотели поехать, заявить о себе и выполнить задачу.

Я много говорил про ЮЧМ с Сергеем Кузнецовым, который уже играл в таком турнире. Он рассказывал, что в Швеции на матчи нашей сборной ходила пара сотен человек. В США было бы совершенно другое, другие эмоции. Я бы тоже хотел прочувствовать эту атмосферу. Обидно… Я проработал год в Раубичах, а парням, которые пахали тут два года, обиднее еще больше.

- Как тренеры все это восприняли?

- Думаю, они тоже расстроились. Эти люди отдавали много сил и тоже хотели поучаствовать в чемпионате мира. Тренеры много работали, чтобы вывести нас на пик.


- Ты рассматривал этот турнир в качестве трамплина для своей карьеры?

- Я понимал, что у меня был бы шанс. Но, в то же время, понимал, что в таком турнире ни в коем случае нельзя сбиваться на индивидуальные действия и выпячивать свое «Я». Со стороны прекрасно видно, когда человек тянет одеяло на себя и когда играет на команду. Соло можно выиграть пару матчей за сезон, а на юниорском чемпионате мира можно выиграть только командой.

- На твой взгляд, на что вы были способны на ЮЧМ?

- Нам ставили высокие задачи. Мы точно должны были выходить в плей-офф. Сейчас можно наговорить много громких слов, но при определенном стечении обстоятельств мы могли бы вмешаться и в медальные разборки. У нас собралась отличная команда в Раубичах плюс в Северной Америке отличный белорусский десант – наши парни там только набрали лучшую форму. Мы выступили бы единым кулаком и были бы голодны до побед, но как есть.

- Как ты воспринимаешь новости о коронавирусе?

- Я не отношусь к этому прям серьезно, хотя у нас в команде есть некоторые парни, которые читают все новости и знают, сколько человек заразилось в той или иной стране. В Беларуси тоже уже больше двадцати зараженных. Но нам-то что? Моем руки тщательно, пьем много воды. Коронавируса мы не боимся, потому что живем на свежем воздухе в Раубичах. Лес нас охраняет. Да и мы парни молодые – все выдержим.

***

17-летний центрфорвард Марк Ярута с братом Кириллом провел в системе сборных два последних сезона. Со второй попытки парень должен был попасть в итоговый ростер «юниорки» на ЮЧМ. Но вмешался коронавирус.

- Узнали, что чемпионат мира отменяют в четверг после игры с «Авиатором», - говорит Марк. - Хотя еще днем перед игрой мы знали, что Трамп запретил въезд в США из Европы. Запрет заканчивался за пару дней до начала ЮЧМ. Мы уже тогда понимали, что турнир вряд ли состоится.

- Ты 2002 года рождения. У тебя с братом была первая и последняя возможность съездить на юниорский чемпионат мира. От этого еще обиднее?

- Расстроились все, конечно. Очень обидно, что турнир решили отменить. Я два года работал с парнями в Раубичах, пытался попасть на этот «мир» - и ничего не вышло. Вот от этого обидно больше всего.

- Понятное дело, что ты хотел добиться какого-то результата с командой. Но у тебя наверняка были и личные цели?

- Хотел попасть туда и показать свою лучшую игру. Возможно, попал бы на карандаш к каким-то скаутам, можно было бы строить какие-то планы на следующий сезон. А так… Пролетели.

- Как настроение у остальных ребят?

- Сразу после новости об отмене у всех было опустошение. Но потихоньку все справляются. Будем работать дальше.


***

Для Александра Руммо ЮЧМ в США мог стать турниром жизни и высшей точкой тренерской карьеры прямо сейчас.

- На самом деле, это все витало в облаках давно, - рассуждает Александр Петрович. - Я был уверен, что наш турнир отменят, когда 7 марта приняли решение о женском чемпионате мира в Галифаксе. Да и отмена чемпионатов в низших дивизионах воспринималась как мелкие шажки, которые приведут к чему-то более крупному.

Когда закрывались чемпионаты в Швейцарии, Германии и других странах, было наивно полагать, что сборные этих стран приедут в США на юниорский чемпионат мира. А когда начали отменять НБА, НХЛ и другие североамериканские турниры… На процентов 80 мы были готовы, что юниорского чемпионата мира не будет.

- Вы как-то готовили парней к этой новости или они сами все понимали?

- У нас был разговор, что будем играть до последнего, а там уже как получится. В прошлую пятницу ходили в американское посольство, открывали визы, но понимали, что ситуация уже пограничная. Да и в команде у нас не младенцы: у ребят есть интернет, читать все умеют.

Чемпионат мира отменили, но на этом жизнь не заканчивается. Хотя уверенности, что этот турнир пройдет, у меня лично давно не было – после событий, которые происходили и происходят на нашей планете. А когда Дональд Трамп отменил въезд, все стало понятно окончательно. Похоже, только Рене Фазель верил, что ЮЧМ состоится. Да, всё кругом отменили по всему миру, НБА прикрыли, а вот детей отправим и поэкспериментируем? Так что новость об отмене уже была не новостью.

- Как парни восприняли ее?

- Понятное дело, что мальчики расстроились. И группа у нас была достаточно хорошая. С главными конкурентами мы сыграли в товарищеских турнирах – понимали, чего от них ожидать. Не знаю, как сложился бы чемпионат для нас, но мне кажется, что мы подошли бы к нему во всеоружии. Хотя, с другой стороны, никогда не знаешь, как такой скоротечный турнир сложится. Можно быть готовым на сто процентов, а потом провалить задачу. А можно как австрийцы на последнем МЧМ в Минске: приехать поучаствовать просто, а потом стать чемпионами.

- Наверное, вам обидно за парней 2002 года рождения, которые так и не сыграют на ЮЧМ?

- Знаете, мне уже не 15-20 лет, а уже почти 50. Слава Богу, я уже умею анализировать, сопоставлять факты. Если бы нам 5 апреля перед вылетом в США сказали, что турнира не будет, тогда это был бы приличный удар для всех. Сейчас к этому относишься более спокойно. Ну, не полетели и не полетели.

Парни переживают. Очень многие наши ребята связывали с этим чемпионатом свои карьеры. И мы настраивали их, что чемпионат мира может стать толчком для их карьеры. На турнире в США были бы все скауты, агенты, представители клубов из юниорских лиг. Это был бы рынок хоккеистов, с которого можно уйти совсем по другой дороге при удачном стечении обстоятельств. Многие на это делали ставку, но не сложилось. Это нужно пережить и продолжать работать.

- Как вы воспринимаете все новости о коронавирусе?

- Я скажу коротко: если Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию, то я – тренер по хоккею, который ничего не смыслит в медицине – им верю. Я же не приду к врачу, который поставит мне инфаркт, и не скажу ему: «Да ну! Ты что? Пойду кроссик пробегу». Это же ведь не какая-то контора «Рога и копыта» сказала, что где-то там что-то там случилось. ВОЗ – это серьезная организация.

Достаточно открыть интернет и почитать мнения итальянских врачей. Не самая бедная страна в Европе попала в эту неприятную историю – и там сейчас происходят не очень хорошие вещи. На вентиляцию легких везут 40-летнего, а 80-летнему говорят: «Слушай, а тебе уже поздно что-то вентилировать».

На самом деле это серьезная проблема, которую нужно скорее купировать. Я к этому тоже отношусь серьезно. Есть два абсолютно противоположных состояния: паника и серьезное отношение к проблеме, когда человек вооружен. Нужно соблюдать правила гигиены и рассказывать об этом всем людям – и, особенно, детям. Все должны быть в курсе.


- «Не паникуйте, но отнеситесь серьезно». Ваш месседж такой?

- Конечно. Паниковать не нужно, но и не надо ходить на концерт, на который собралось 5-6 тысяч людей. Если везде все отменяют и относятся к этим вещам серьезно, тогда почему мы не должны сделать то же самое. НБА и НХЛ отменили матчи не просто так – значит есть какая-то угроза. Лиги, в которых крутятся сумасшедшие деньги и огромные контракты, приостанавливает сезон перед плей-офф. Почему я должен не доверять таким решениям? Никому не советую паниковать. Но и болтаться в выходные толпами по торговым центрам тоже не надо. У нас общемировая проблема, к которой нельзя относиться наплевательски. Берегите себя!

- Есть понятие, что «юниорка» будет делать дальше?

- Пока сложно построить какие-то планы. Закончили сезон в Барановичах, а дальше будем думать. Подготовка у нас была распланирована полностью. Мы планировали разойтись на небольшие выходные после «Авиатора», а потом собраться и провести товарищеские матчи с «Брестом» и «Пинскими ястребами». Но теперь мы их отменяем, потому что в них нет смысла. Дождемся всех официальных бумаг от ИИХФ и будем думать, что делать дальше. Возможно, кого-то отправим на помощь Дмитрию Шульге в юношескую сборную.

- Если подытожить: вы расстроены отмене ЮЧМ как тренер, но поддерживаете его с человеческой точки зрения.

- Как для тренера? Это полный капец, верх невезения. Была возможность поучастовать в чемпионате мира в США, где всегда неповторимый антураж, маленькие коробки, неповторимая атмосфера. А как человек? Экспериментировать с людьми я бы тоже не стал. Понятное дело, что мы все очень ждали этот турнир и очень хотели на нем сыграть.

И вообще вся эта история напоминает мне советский фильм «По секрету всему свету». Тетя обещала Дениске поехать на дачу, он ждал с рюкзаком во дворе целый день, но никто за ним не заехал. Потом обещала подарить буденновскую саблю… Не сложилось – теперь ничего не поделать.

***

За юниорскую сборную Беларуси очень обидно. Турнир в США мог повысить чьи-то котировки на драфте НХЛ, а кого-то мог просто туда отправить. Некоторые могли легко уехать в североамериканские юниорские лиги. Теперь их карьера точно пойдет по новому пути. И хочется пожелать, чтобы судьба вернула должок этим парням и всему тренерскому штабу.

Текст: Вадим Кнырко