ВХЛ Интервью 22 Мая 2020

«Из активов в «Динамо» было только 2,5 млн долларов долгов». Воспоминания экс-директора минчан и бывшего босса ВХЛ

Герман Скоропупов поделился актуальными мыслями в интервью Hockey.by.

Многие знают Германа Скоропупова как большого человека в российской высшей лиге. Но уже немногие помнят, что этот человек руководил минским «Динамо». Сейчас Скоропупов работает директором ГБУ «Спортивная школа олимпийского резерва №1» Москомспорта («Белые медведи»). В интервью Hockey.by бывший управляющий директор ВХЛ рассказал:

• о старых временах в белорусской столице; 

• о том, как «Динамо» отметило чемпионство в «Белой веже» – и даже не заплатило за банкет»;

• о предложении ОЧБ влиться в российскую «вышку»;

• о том, почему «Юность» провалилась в ВХЛ

• о том, как коронавирус ударит по хоккею;

• о потолке зарплат в КХЛ;

• о минском «Динамо» и возможном выходе из российской лиги.

***

– Конкретный повод для звонка – ситуация в мировом хоккее в эпоху коронавируса. И прежде всего – будущее ВХЛ, которую вы когда-то возглавляли. Ташкентский «Хумо» уже сошел с дистанции, экономическая турбулентность может накрыть еще несколько команд. Ваш прогноз – чего нам ждать?

– Пандемия влияет на все стороны нашей жизни, конечно, не обойдет стороной и хоккей. Но самое главное – это жизнь и здоровье людей. А хоккей, все-таки, это социальная составляющая, причем довольно затратная.

То, что «Хумо» приостановил свое выступление в чемпионате ВХЛ как минимум на год… Ну, да, начали очень красиво, стадион шикарный построили, команду неплохого уровня собрали, но это, полагаю, не последний клуб, который в связи с нынешней ситуацией постигнет такая же участь. Ведь и в КХЛ уже есть потери, вспомните «Адмирал».

Задача руководства ВХЛ в сложившихся обстоятельствах – заняться антикризисным менеджментом. Надо индивидуально работать с каждым клубом, особенно с теми, за которыми не стоят олигархи или госкорпорации, вроде «Роснефти» или «Газпрома». С теми, которые финансируются из бюджетов городов и областей. Надо им уделить внимание и постоянно находится на связи с руководителями регионов, убеждать их в том, что хоккей нужен, что клубы закрывать ни в коем случае нельзя.

Очень легко сделать шаг назад, что-то закрыть, сделать перерыв на год. А вот открывать потом заново будет намного сложнее и значительно дороже. Да и не всегда это срабатывает. То, что тебе обещают, что якобы завтра исправят, может длиться вечность. Ведь как говориться: нет ничего более постоянного, нежели временное.

Российский хоккей уже не в первый раз переживает непростые времена. Помню РХЛ, 98-й год. Не за что было играть, не платили зарплаты, все было очень сложно. Вспоминаешь это как страшный сон. Но хоккей все равно продолжал жить. Главное, чтобы он оставался не только в крупных мегаполисах, но и в маленьких городах.

– Можно ли применить в этой ситуации какие-то системные меры? Например, в КХЛ сейчас снижают пол и потолок зарплат. Эти решения помогут клубам выжить?

– Это решение прорабатывалось давно, оно никак с пандемией коронавируса не связано. Стратегия принималась, чтобы помочь нашему хоккею слезть с бюджетной иглы, научиться зарабатывать, выровнять участников соревнований, чтобы исключить доминирование двух-трех клубов. Так что это просто совпадение. Но, стоит признать, совпадение удачное.

У нас в КХЛ игроки переоценены. Считаю, тот потолок зарплатного бюджета в 900 миллионов российских рублей (более 12 миллионов долларов – прим. Hockey.by), который принят, это правильное решение, которое пойдет российскому хоккею на пользу.

Извините за банальность, но спорт – это выявление сильнейшего. Но среди кого? Среди равных! И чем более равными будут возможности у клубов, тем больше это будет соревнование игроков, тренерских штабов, менеджмента, а не кошельков, как это в значительной мере есть сейчас.

Понятно, что построить капитализм в одной отдельно взятой лиге и клубе невозможно, но стремиться к этому нужно.

– В прошлом сезоне ВХЛ, который так и не был завершен по понятным причинам, в регулярном первенстве наиболее удачно выступали фарм-клубы – «Звезда» московских армейцев, «СКА-Нева» питерских, и еще «Динамо» из Санкт-Петербурга, которое сейчас войдет в систему московского «Динамо». Клубам, не аффилированным с командами КХЛ, навязывать конкуренцию фармам все труднее?

– Когда был управляющим директором ВХЛ, то разговор шел о создании отдельной лиги для фарм-клубов – Премьер-лиги. И когда на правлении КХЛ этот вопрос ставился на голосование, проголосовал «за». Дмитрий Николаевич Чернышенко после этого предложил мне высказаться, так как лучше других знаком с проблемами клубов ВХЛ, и я сказал примерно следующее: если мы запустим в ВХЛ фарм-клубы, это сделает условия для участников турнира неравными. Дело в том, что клуб, аффилированный с клубом КХЛ, заявляет в состав до 15 игроков из основной команды. Конечно, конкурировать с ними таким самобытным командам как пензенский «Дизель» или пермский «Молот-Прикамье» крайне сложно.

Когда мы собирали руководителей и тренеров, всегда чувствовал, что есть как бы естественный конфликт интересов, поскольку задачи у самостоятельных клубов – одни, а у фарм-клубов – другие. И гармонично совместить их в рамках одного турнира, одного регламента, крайне сложно.

– А какие, на ваш взгляд, тут основные камни преткновения?

– Переходы игроков между ВХЛ и КХЛ, а также разное видение на сами соревнования. Всегда видел ВХЛ как самостоятельный проект, второй эшелон российского хоккея. В лиге играют клубы с богатыми традициями: воскресенский «Химик», ижевская «Ижсталь», тольяттинская «Лада», тюменский «Рубин». Почему эти команды и губернаторы регионов, вкладывающие деньги в их развитие, должны работать на клубы КХЛ? Да, у них нет финансовых средств для участия в КХЛ, но должна быть возможность участвовать в самобытном турнире и добиваться высоких результатов. ВХЛ – это не полигон для экспериментов, как видели его некоторые. В этом и есть главное противоречие. Самое интересное, что позже это понимают и клубы КХЛ. Но для этого им было необходимо опуститься на ступеньку ниже, как пришлось сделать в Новокузнецке и Ханты-Мансийске. Почему прославленная школа в том же Новокузнецке должна работать на другие регионы, практически за бесценок отдавая своих лучших воспитанников в более состоятельные академии и команды? Просто потому, что там есть КХЛ? Поэтому мы боролись за то, чтобы закрепить стоимость таких переходов и финансовая поддержка для клубов ВХЛ за лучших своих воспитанников была существенной.

Существовала сложность и в период проведения матчей плей-офф. В КХЛ хотели, чтобы игроки команд, которые выбили из плей-офф и имеют двухсторонние контракты, могли продолжать выступления за аффилированные команды ВХЛ. Это могло привести к тому, что в плей-офф команда ВХЛ могла чуть ли не полностью состоять из игроков КХЛ. Естественно, мы на это не пошли и у нас был четкий дедлайн по заявке за месяц до старта игр нокаут-раунда.

– Но ведь таким образом вы лишаете практики хоккеистов, порой не давая им развиваться и выйти на другой уровень?

– Согласен, что здесь не все так однозначно. Просто нужно все делать вовремя и четко следовать нормам регламента, чтобы спортивный принцип оставался главенствующим. Классический пример из моей практики – это переход Георгия Мишарина из «Динамо-Энергии» в «Нефтехимик». У него был контракт на пять лет. Я его спросил: чего ты хотел бы? Ответ был: играть в Суперлиге. Хорошо, я набрал Владимира Крикунова, который на тот момент тренировал нижнекамскую команду, и сказал ему: мне деньги за переход Мишарина не нужны, но если мы договоримся, что этот защитник будет играть у вас в основном составе, то – забирайте его. А если Георгий не попадет в основу – вернете в «Динамо-Энергию». В итоге Мишарин ушел, его карьера пошла вверх, и он до сих пор мне благодарен. Это правильная история.

– Давайте вспомним «белорусский» эпизод в истории ВХЛ, к которому вы непосредственно причастны.

– Начать стоит, наверное, с того, как я попал в Минск. Я приехал в Беларусь в 2007 году по приглашению Юрия Федоровича Бородича, долго изучал ситуацию и принял его предложение возглавить минское «Динамо». Это было непростое решение для меня, ведь я имел варианты в российских клубах, а «Динамо» тогда «обросло» долгами, в офисе клуба было два человека – бухгалтер и кассир, которые не могли уволиться, потому что на них была картотека. В общем, некоторые мои знакомые крутили пальцем у виска.

Условия были экстремальными. Помню, в справке о передаче клуба, подписанной тогдашним председателем ФХБ Владимиром Наумовым, из активов значились только два с половиной миллиона долларов долгов. И это в июне! В предыдущем сезоне «Динамо» стало чемпионом, это событие отметили в «Белой веже» – и даже не заплатили за банкет. Я как это узнал, поехал к Бородичу: Юрий Федорович, куда вы меня пригласили? Ведь тут нет ничего! Он: Как нет? А твой опыт работы в Екатеринбурге?

Что ж, начали работать. И, если помните, выиграли бронзовые медали чемпионата. К слову, в тот сезон родились многие идеи, воплощенные потом в ВХЛ. Скажем, «Русская классика». Мы как-то расчистили лед на Свислочи, сыграли с детьми, в семейном кругу, и Николай Карпович, который потом очень много сделал для Высшей лиги, сказал: «А почему в российском чемпионате так не сыграть бы?» С этого «Русская классика» и началась. А Карпович этот шикарный проект реализовывал от начала до конца.

На следующий сезон создавалась Континентальная хоккейная лига. Меня вызвал Бородич и сказал, что Наумов приглашает весь менеджмент клуба продолжить уже на новом уровне. Это снова было в июне. И я отказался. Клуб просто был не готов! Какие цели и задачи? Даже собрав всех лучших из белорусского чемпионата, мы оказались бы в аутсайдерах. Вступление в КХЛ требовало хорошей подготовки.

– А Высшая хоккейная лига нашим клубам была бы по плечу, ведь через пару лет вы предлагали нашему хоккею влиться в ВХЛ?

– По опыту работы в Беларуси, я знал, как хорошо все-таки развит хоккей в Беларуси, как Президент любит хоккей, как феерически провели чемпионат мира в 2014 году, как даже сейчас, когда «Динамо» не очень хорошие результаты показывает, болельщик команду не бросает, и какая шикарная в Минске арена на 15 тысяч – в общем, возник план, как помочь белорусскому хоккею и, одновременно, развитию ВХЛ. Мы предлагали сделать чемпионат Беларуси своего рода отдельным дивизионом внутри лиги, чтобы на стадии плей-офф подключать четыре команды к розыгрышу главного трофея лиги – «Братины».

Это, думаю, дало бы серьезный толчок развитию вида спорта и явно увеличило бы интерес болельщиков к турниру. Ну и нашим командам было бы любопытно съездить в вашу страну, тем более, инфраструктура у вас прекрасная.

Более того, уверен, что ваши ведущие клубы, такие, как «Юность», «Шахтер», «Неман», в ВХЛ были бы не на последних ролях. Во всяком случае, на то время.

Могу сказать больше, что у нас были планы и помимо Беларуси. Латышей подключить, украинцев, кого-то из европейцев. То есть создать серьезную международную лигу. К сожалению, по целому ряду причин проект воплотить в жизнь не удалось.

– Есть реальный опыт выступления «Юности», которая заняла в ВХЛ 23-е место в сезоне-2012/13. Получается, ваши авансы белорусскому чемпионату слегка завышены?

– Не все было продумано с белорусской стороны, мне кажется. Например, я не ожидал, что «Юность» будет участвовать сразу в двух турнирах – в чемпионате Беларуси и в ВХЛ. Это сказалось на результатах. Если бы сконцентрировались на чем-то одном, было бы иначе. Скажем, как только в Минске поняли, что в плей-офф ВХЛ попасть будет сложно, сразу в приоритет поставили белорусское первенство, по сути, отказавшись от борьбы в «вышке». Не очень правильно, если мы говорим о спортивном принципе.

Поэтому пример не очень подходит. При нормальном отношении с белорусской стороны и интересе с российской стороны, польза была бы взаимна.

– Сейчас Беларуси нет в ВХЛ, уже давно нет в МХЛ. Последние новости ставят под вопрос даже участие в КХЛ на будущий сезон. Не знаю, насколько вы знакомы с текущей белорусской повесткой, но на ваш взгляд – нужна ли нам хоккейная интеграция с Россией?

– Давайте порассуждаем. Вот «Динамо» выступает в КХЛ – полная арена, приезжают гранды европейского хоккея, на «Минск-Арену» выходят лучшие игроки мира. Это здорово! Кто в трезвом уме будет возражать против этого?

Но какие цели и задачи мы ставим перед «Динамо»? Я бы хотел, чтобы минчане играли в КХЛ не для того, чтобы ставить антирекорды. Однако это зависит не только от менеджмента, но и от условий, которые есть у клуба. Кроме сумасшедших болельщиков и классной инфраструктуры нужен бюджет, причем не на один год. Как говорят у нас в хоккее, какое питание – такое и катание. Чтобы создать конкурентоспособную на уровне КХЛ команду, мало собрать в ней всех лучших на данный момент белорусских игроков.

Я сегодня, как и в 2008 году, сделал бы все, чтобы серьезно подготовиться к участию в Континентальной лиге, создать прочный фундамент в виде сильного национального чемпионата – независимую, равную, конкурентную лигу, акцентированную на качество. Занялся бы молодежным хоккеем. Это долгий, конечно, путь.

А думать про ВХЛ и МХЛ нужно. Это как с игроками: чем выше уровнем турнир, в котором он играет, тем быстрее он растет в мастерстве. Также и с клубами.

Фото: ВХЛ, «Динамо-Минск», Р-Спорт, «Спорт-Экспресс»