Сборные Интервью 05 Апреля 2021

«Любой бросок приносит дискомфорт». Андрей Костицын – о травме кисти, турне в Чехию и жестком коронавирусе

Форвард сборной Беларуси рассказал Вадиму Кнырко об особенностях чешского чемпионата, почти семиматчевой дисквалификации и травме, которая пока не позволяет присоединиться к национальной команде.

На прошлой неделе стартовал тренинг-кэмп национальной команды Беларуси. Пока в усеченном составе наша сборная тренируется в Минске под руководством Михаила Захарова.

«Настроение – огонь! Как Михал Михалыч включится – похуже станет». Сборная Беларуси начала подготовку к Риге-2021

Главный тренер пригласил на этот сбор братьев Костицыных. Правда, Андрей пока вне тренировок. В первые дни кэмпа многие СМИ растиражировали новость, что Костицын-старший на стартовой тренировке получил травму руки и выбыл из строя. Но на самом деле ситуация обстоит немного иначе.

В интервью Hockey.by Андрей Костицын рассказал о старой травме кисти, которая не давала покоя весь сезон, поделился впечатлениями от чешского чемпионата и от белорусского плей-офф, а также рассказал о том, как переболел коронавирусом в начале сезона.


- Травму я получил давным-давно. Кисть болела весь сезон, - начинает рассказ Андрей. – Рука начала беспокоить еще в Нижнекамске, в Чехии боль не успокаивалась. Там никуда обратиться возможности не было – все закрыто. Сезон доиграл кое-как. Перед матчами и тренировками руку тейпировал, чтобы боль уменьшить, но все равно при малейшей нагрузке появлялись неудобства. В общем, беспокоило повреждение постоянно.

Когда прибыл в сборную, поехали с нашим доктором в РНПЦ. Врачи сделали снимки, осмотрели руку. Пока есть время до чемпионата мира, решили дать паузу. Наложили лангетку, чтобы рука пребывала в спокойном состоянии. Естественно, пока никаких тренировок. Плюс поеду в Москву на дополнительное обследование. Надеюсь, все завершится удачно.

- Получается, ты весь сезон отыграл на уколах?

- Не то, чтобы на уколах. Но таблетки обезболивающие принимал. Но и они особо не помогали. Для хоккея кисть имеет очень важное значение. Любой бросок и любая передача приносили дискомфорт. При этом в обычной жизни рука меня особо не беспокоит, да и в игре тоже – на эмоциях боли не чувствуешь. Но вот после нагрузки появляются неприятные ощущения, рука начинает ныть.

- Насколько велика вероятность, что ты присоединишься к сборной и поможешь на чемпионате мира?

- Да, очень хочу помочь. Планирую подлечить руку и присоединиться к команде. Неделю-полторы надо подождать и дальше буду приступать к работе. Возможно, чуть больше упражнений буду делать на кисти, чтобы рука разрабатывалась, закачивалась. До чемпионата мира время еще есть – будем работать. Не исключено, что к первым товарищеским матчам восстановиться не успею, но к «миру» должен быть в строю.

- Какие ожидания у тебя от чемпионата мира?

- Думаю, Михал Михалыч соберет всех сильнейших. У нас есть возможность показать хороший результат. Наша команда будет мотивированной – в том числе из-за того, что у нас забрали право проведения турнира. Конечно, хотелось бы сыграть дома – думаю, и мне, и всем остальным ребятам. Я вспоминаю чемпионат 2014-го – и это действительно были особые эмоции и впечатления. Такой поддержки я даже не вспомню. Мы поедем в Ригу с желанием показать результат и доказать, что мы могли хорошо сыграть дома. Хотя при своих трибунах выступать было бы гораздо проще и приятнее. Будем настраиваться на хороший результат в Латвии, на каждого соперника.

***

- У тебя получился неоднозначный сезон. Как ты сам его оцениваешь?

- В межсезонье я перешел в «Нефтехимик». Уехал в Нижнекамск. Там поначалу все было нормально – познакомились, проходили предсезонку, готовились к регулярке. Потом пошли товарищеские игры, поездки в разные города – и началось! Сначала один заболел, потом второй – и так по накатанной. Вирус передавали друг другу. На тренировочный процесс эта ситуация серьезно повлияла: занимались одним составом, потом кто-то выпадал, возвращался, другие выпадали.

Меня эта ситуация тоже коснулась. Больше недели пролежал в больнице. Нас тогда слегло человек шесть, наверное, плюс три тренера. Вернулся через какое-то время – и возвращение получилось очень непростым. Нагрузки давались крайне тяжело.

Коллектив, который мы создавали летом, построить не получилось. Тренеры рассчитывали на одно, но в сезоне получилось совершенно иначе. В регулярке сложности продолжились – стабильность у состава так и не появилась. Одной общей обоймой мы, наверное, так и не сыграли. Отсюда неудачная игра в индивидуальном плане и большое количество поражений.

- Ты в серьезной форме переболел коронавирусом. Расскажи подробнее, что ты перенес.

- Думаю, у всех этот вирус проявляется по-разному – даже в нашей команде так было. Расскажу свою историю. У меня резко поднялась температура до 39, бросало в жар. В таком состоянии был два дня. Потом температура упала – 37-38. Но состояние очень неприятное – постоянная слабость, потливость.

Прошло несколько дней, вроде стало легче. Поехали с ребятами в больницу, сделали снимки – у всех поражение легких. У кого-то 7 процентов, у кого-то 10, у меня – 20 процентов. Положили в больницу, хотя до этого врачи говорили, что можно дома лежать и лечиться.


- Было тревожно в тот момент за свое здоровье? Все-таки такого раньше не было.

- Много читал новостей про коронавирус. Столько людей от него умерло. Серьезность понимаешь, когда это касается непосредственно тебя. Хорошо, что нас вовремя положили в больницу – все-таки под постоянным профессиональным наблюдением врачей как-то спокойнее. Они следили за всеми отклонениями, давление измеряли, фиксировали изменения в состоянии. Каждый день уколы, капельницы. В любом случае, это было эффективнее, чем лежать дома и принимать какие-то таблетки.

***

- С тобой расторгли контракт в не самый приятный момент.

- Да, в декабре, перед самым дэдлайном. Агент искал варианты в КХЛ, вел с кем-то переговоры, но до конкретных действий в итоге дело не дошло. Дэдлайн прошел – оставалось ехать только в Европу.

- И как тебе? Остался доволен Чехией?

- Конечно, всегда хочется играть на более высоком уровне. И тут хотелось найти вариант в КХЛ. Но ситуация в этом сезоне сложилась так – ничего не попишешь. Съездил в Чехию, ощутил на себе местный чемпионат. Увидел, в какой хоккей там играют – было интересно.

- И что же это за чемпионат?

- Конечно, чешская экстралига – это не уровень КХЛ. Но в турнире участвует много ребят с опытом, которые поиграли и в КХЛ, и даже в НХЛ. Они поддерживают марку. Много крепких чешских хоккеистов разного возраста.

Хороший чемпионат в плане скорости и конкурентных матчей. Сразу бросилось в глаза одно главное отличие – отсутствие больших выездных серий. Мы всегда в гости ехали на автобусе в день игры, там разминались, играли и уезжали обратно в Пардубице. Долгих разъездов на две-три-четыре игры вообще не было.

- Как оценишь свою игру в «Пардубице»? У тебя было достаточно много шайб, в плей-офф набирал очко за матч.

- После переезда было тяжеловато понять систему, во что и как они вообще играют. Какое-то время пришлось потратить на знакомство. Да и в голове держались системы, к которым привык в КХЛ. Освоился через несколько матчей, когда окончательно понял тактику. Получал достаточно много игрового времени, давали играть в большинстве.


***

- После силового приема в одном из матчей тебя изначально дисквалифицировали на семь матчей, правда, потом скостили срок до трех игр. Понял, почему к тебе применили такие жесткие меры?

- Если честно, нет. У них там меняется все очень быстро. Дали семь матчей сначала. Потом увидели, что хоккеист, против которого я применил силовой прием, вышел уже на следующую игру. Сразу пошли слухи, что сократят дисквалификацию до трех-четырех матчей. Решали-решали – в итоге оставили три. На самом деле, хорошо, что не семь – это было бы совсем плохо.

- Ты удивился, что выписали аж семь матчей?

- Ну, конечно. Разговаривал с парнями в команде – они убеждали, что дадут один-два матча максимум за такое нарушение. Хотя какое там нарушение? Когда прочитал, что дисквалифицируют на семь матчей, был в шоке. За что там семь матчей давать? Конечно, я не судья и не люблю обсуждать их решения, но, на мой взгляд, это слишком суровое наказание за такой силовой прием. Хорошо, что в итоге все завершилось удачно.

- С тобой в «Пардубице» играл вратарь Константин Барулин. Присутствие русскоязычного партнера помогало?

- Конечно, мы с Барулиным давно знаем друг друга – играли вместе сначала в «Сочи», потом в «Нижнекамске». Плюс в команде был еще словак Марек Дялога, с которым мы вместе выступали за «Куньлунь» - он тоже русский знает. Собственно, мы вот так втроем и общались больше всего, и жили в одном отеле, и на тренировки вместе ходили. Разумеется, так было проще адаптироваться. Если бы я приехал в Чехию один, то было бы сложновато.

***

- Следишь сейчас за чемпионатом Беларуси?

- До плей-офф не следил, но вот сейчас начал. Ездил на седьмой матч полуфинала «Юность» – «Металлург». Знаешь, хорошие впечатления остались. Много моментов что с одной, что с другой стороны. «Юность» в реализации была чуть лучше, поэтому и пошла в финал. Жлобинчане понравились – вратаря исправно напрягали. Но в тот вечер у них не пошло. Надо было, конечно, в большинстве сравнивать – и тогда шансы появились бы.

- В финале «Юность» уверенно выиграла два матча. На кого поставишь в решающей серии?

- Я достаточно сильно удивился, что «Гомель» в финал вышел. Думаю, на них в серии с «Шахтером» никто не ставил – все были уверены, что Солигорск их пройдет. Но «Гомель» удивил. И даже сейчас не хочется заявлять, что «Юность» победит, потому что гомельчане проделали слишком огромный путь и отдали очень много сил ради этого финала. Эмоций у команды хватает – осталось превратить это в настрой.

Текст: Вадим Кнырко