Экстралига Интервью 24 Апреля 2019

Игорь Брикун: Скабелка – красавчик! Но на чемпионате мира буду болеть за наших, белорусских пацанов

Голкипер «Юности» в большом интервью Tribuna.com рассказал о чемпионском сезоне в столичной команде, выступлении в Лиге чемпионов, сборной Беларуси, изменениях в экстралиге, а также пожурил белорусских журналистов.

– Как сезон?

– Пролетел на одном дыхании. Мы так и планировали еще летом – закончить весело. Ушли победителями. У меня в каждой команде были только высокие задачи – и в Гродно, и в Гомеле. Всегда задача-минимум была выход в финал. И очень обидно было, когда вылетали раньше. Смотришь в окно – весна. Смотришь в телевизор – команды за золото играют. А ты только тренируешься и отдыхаешь.

Мы в этом году хотели выиграть в Беларуси все турниры, начиная с Кубка Салея. Но в Кубке не заладилось: проиграли дома «Шахтеру», потом еще в Молодечно. До конца надеялись, что «Гомель» нас подтащит, но не срослось. Пролетели мимо трофея.

– Ты первый раз сыграл в Лиге чемпионов.

– Лига чемпионов – супертурнир для нашего хоккея. Жаль, что всего лишь шесть игр в группе и слишком плотный календарь. Хотелось бы, чтобы эти матчи были раскиданы хотя бы до Нового года – как в футбольной ЛЧ. А так все проходит очень быстро – не успеваешь насладиться.

Ощущения супер. Много разговоров было, что мы опозорились в Европе. Я так не считаю, хотя и идет молва, мол, чемпионат такой-сякой, убитый. Да, возможно, у нас есть команды, которые откровенно слабые для международного уровня. Но я считаю, «Юность» и «Неман» отлично представили страну в Лиге чемпионов. Мы показали нормальный результат и красивый хоккей по максимуму, исходя из возможностей формирования состава.

Достаточно просто сравнить бюджеты команд: наши цифры и показатели шведских или немецких команд нельзя сопоставлять – это некорректно. Да даже подбор хоккеистов: когда нам летом принесли состав «Мюнхена», и у них 12 человек с опытом в НХЛ, а шестеро играли в серебряной сборной Германии на Олимпиаде… А мы тут едем к ним с кучей лимитов и прочего.


Было волнение перед стартом – первым матче с Мюнхеном. Немцы выскочили, начали душить и бить, но мы вытерпели – в итоге поражение в одну шайбу, в концовке вообще их в зоне заперли, но не смогли забить. С «Мальме» похожая история – куча задрафтованных, сильный подбор. И мы с ними делим очки. С ТПС играли на равных, обменялись победами. Нас никто в лед не закатал. Точно так же «Неман» цеплялся. Разве это позорное выступление?

– В следующем году «Юность» лучше выступит?

– Может, и получше. Многое зависит от того, как команда переживет лето. Главное, чтобы слова Михаила Бучкина не оказалались пророческими и не пришлось ехать в деревню гвозди вбивать.

– Это был твой первый полный сезон в «Юности». Помнишь, как оказался в Минске?

– Играл в «Гомеле», и там сложилась очень неприятная обстановка в финансовом плане. Последний год жили сплошными обещаниями. «Завтраки» тянулись очень долго. И я, наверное, надоел уже людям. Ходил постоянно, спрашивал, когда будут деньги. «Завтра-завтра-завтра».

Нам перед сезоном поставили задачу выйти в финал. Но о каком финале можно говорить, когда люди весь сезон на минимальных выплатах сидят? До того дошло, что в «Гомеле» проблемы с формой появились. Мы со старшими ребятами постоянно ходили к руководству с просьбой изменить ситуацию. По идее, перед матчем лидер должен встать и сказать: «Все, пацаны, выходим на лед, рвем и умираем там ради победы». Но когда денег нет, дома в семье одни вопросы по этому поводу, ребята тебе ответят: «Да иди ты лесом! Надоело! За что нам умирать?»

Перед плей-офф позвал директор. Говорит: «Тут из «Юности» звонили. Поедешь или нет?» Я: «Как это? То есть я тут не нужен?» Директор: «Дело не в нужен или не нужен. Просто принимай решение». Я принял.

– «Гомель» тебя продал, чтобы получить деньги и облегчить жизнь остальным?

– Получается, так.


– Как это восприняли партнеры по команде и гомельские болельщики?

– Поговорил с ребятами. Объяснил ситуацию. Они сказали, что поступили бы так же. Предательством можно назвать расклад, когда ты убегаешь из сильной команды в другую сильную команду только из-за того, что тебе предложили чуть больше денег. Такой тяжелой ситуации в Гомеле с финансами я не припомню. Красавец Хмыль и тренерский штаб – они выжимали максимум в той ситуации из команды.

Болельщики? Да, «Юность» – принципиальный соперник. Но люди вроде бы приняли мое решение. Конечно, были такие, кто в спину кричал про предателя и прочее. Всем мил не будешь. Даже если будешь полностью хороший, кто-то тебя все равно посчитает плохим. Поэтому и не нужно пытаться угодить всем. Это просто не получится и будет только хуже. В прошлом году я принял решение.

В «Юности» встретили отлично. Я всех почти знал – тем более играл за «Юность» на предсезонном Кубке Минска. Неприятным моментом стало то, что из-за меня клубу пришлось убрать Мишу Шибанова, который прошел с командой всю подготовку и весь сезон. Но с ним вроде бы нормально расстались, без обид.

– В Минске отличается подход от других городов?

– Везде свои отличия. Вот, к примеру, в «Гомеле» мы уже давно никуда не выезжали на сборы. Приходили утром на базу, тренировались и уходили домой.

С «Юностью» мы провели весь летний сбор в Раубичах – думаю, это одна из составляющих успеха команды. Очень хорошая предсезонка! Напрячься пришлось по-настоящему,  уже в семь утра мы бежали по лесу. И так каждый день плюс дневные и вечерние тренировки, в которые вставляются занятия по дриблингу. Уже летом тренеры «Юности» закаляли в команде характер. Три недели такой работы, несомненно, сплачивают ребят.

А вечерком с парнями могли посидеть в приставочку поиграть. Кстати, в номерах у нас телевизоров не было – видимо, чтобы не отвлекались. Но оператор дал нам свой проектор, поэтому мы в футбольчик немного порубились. Нашего Мицыка (Никита Мицкевич – Tribuna.com) можно на киберспортивный турнир по «Фифе» отправлять. Он еще до матча психологически душит всех, а дальше как пойдет, но в основном уходил спать в хорошем настроении.

– В плей-офф получилось легко?

– Ну смотри. Молодежка упиралась, но я не скажу, что хотя бы раз горелым пахло. С Молодечно нам удавалось быстро забросить две-три шайбы – и дальше было легче. Лишь в одном матче с ними было действительно непросто. Плей-офф почувствовали только в финале. Хотя в Гродно почувствовали плей-офф уже в серии с «Шахтером».

– Семь матчей «Немана» в полуфинале – ключевой фактор победы «Юности»?

– Ребята из Гродно говорили, что они были в отличной физической форме. А правду только они могут сказать. Всегда легче выйти после семи игр, чем ждать неделю и просто тренироваться. О какой усталости может быть речь, если до этого мы весь сезон готовились? «Неман» к финалу был в хоккее, а нам нужно было вкатиться.

– «Юность» – «Неман» – классика и больше, чем просто матч. Ты поиграл за обе команды.

– Конечно, это принципиальная вещь. Захаров – тренер с характером. И у него такая же команда. Он даже из второго состава или из молодежки может выжать все.


«Неман» тоже много раз выигрывал чемпионство за последние годы. В команде Пушкова было меньше громких имен, чем в предыдущие годы, но там каждый четко знает свою функцию в общем механизме.  Для любой команды матч с чемпионом принципиален. «Юность» – не исключение.

«Юность» и «Неман» – две сильные равные команды. Пожалуй, главное различие между нами лишь в уровне болельщицкого саппорта. Я знаком с людьми, которые создавали фанатское движение в Гродно. У «Немана» есть болельщики, которые всю жизнь ходят на сектор. Молодцы!

Кажется, что на матче в Гродно не две-три тысячи зрителей, а десять минимум. Сумасшедшая атмосфера! Мы играли с «Динамо» на полной «Минск-Арене». И я с уверенностью скажу, что в Гродно в плей-офф намного круче. Если на матчах «Динамо» много зрителей, то у «Немана» количество меньше, но качество поддержки в разы выше. Каждый человек – участник этого праздника. Это супер! В этом плане Гродно ушло далеко от всех.

– Почему у «Юности» нет такой поддержки? Из-за личности Захарова?

– А при чем тут Захаров?

– Многие его не любят: за резкие высказывания, непоследовательность и другие вещи.

– Если не любят, тогда, по идее, наоборот должно ходить больше народу :). Я уверен, что дело не в Захарове. У каждого героя есть свои болельщики и свои хейтеры. Возможно, в Минске больше альтернатив – есть чем занять себя в свободное время, поэтому на «Юность» ходят меньше.

Вот с «Динамо» я только не сравнивал бы. КХЛ – это больше шоу, чем просто хоккей. На «Минск-Арену» едут автобусы со всей страны. Это немного другое.

Да и расположение «Чижовки». Возможно, если бы арена находилась в центре города, людей на трибунах было бы больше. И если бы трибуны были тыщи на две, а не девять – тоже было бы приятнее. А то в больших стенах атмосфера затухает.

– То есть, ты не знаешь, как «Юности» привлечь болельщика?  

– Мы готовы делать со своей стороны все возможное. Результат даем. Может, у кого-то есть какие-то идеи?

Но за «Юность» тоже болеют – и это не миф. После матчей пишут, поздравляют с победой и хорошей игрой. У нашей команды небольшое фанатское движение, но в Минске есть люди, которым небезразлична «Юность».  

– Победу в финале долго отмечали?

– Да нет. Собрались командой после матча в караоке, немножко повеселились.


– «Светку Соколову» пели?

– Да, много раз. Жаль, микрофонов было немного, но исполняли все – даже тренеры. Только главного с нами не было –  наша победа совпала с днем рождения старшей дочери и дома его ждал маленький ребенок. Через день Михал Михалыч всех собрал на командный обед с семьями, выразил слова благодарности коллективу.

А «Светка Соколова» – уже культовая песня для «Юности». Она ассоциируется с победой и хорошими эмоциями. Ее уже все по словам знают. Хотя в раздевалке мы «Незабудку» всегда включали.

– А песня про Игоря?

– А это в Гродно фан-сектор пел про меня: «Игорь-Игорь-Игорек, опять не смог». Всем сектором запевали, когда я пропускал. Было прикольно. После финала вот записали ответочку. Это месседж: я слышал все, молодцы, отлично. Без обид.

– Кто в «Юности» тренер-мотиватор?

– Конечно, главный тренер. Но вообще подбодрить может любой. Но главный мотиватор, конечно, Захаров. В перерывах в основном говорит только он.

– Когда «Юность» проигрывает 0:1, Захаров кричит или говорит спокойно?

– По настроению. Бывает, мы выигрываем, а Михалыч нас накачивает на эмоциях. А иногда проигрываем 1:3 – спокойно говорит, что все в наших руках и никому персонально не высказывает.

– Матом кроет?

– Очень редко, если чувак совсем уже не соображает. Да и то особо выражениями не сыплет. «Редиска» скажет на кого-нибудь – и все на этом.

Чувство юмора на уровне – к подколам адекватно относится. Вот как-то после матча мы с Толей Протасеней на камеру за ним подурачились, он нормально воспринял. Сказал только Толе: «На хрен ты танцуешь, если танцевать не умеешь?»

– К вратарям как относится?

– Если стоишь и не ловишь – можно получить. В этом году в Гомеле я пропустил три шайбы после четырех бросков. Сказал мне, что надо немного двигаться – только чуть другими словами.

– Есть мнение, что Захаров больше игрок, чем тренер. Согласен?

– У него есть азарт. Конечно, он игрок. До сих пор может переодеться в форму и выскочить на лед с нами. На пятаке хитует всех без разбора.

Он не просто стоит где-то сбоку и наблюдает. Лезет в борьбу, в самую жару. Очень настырный. Говорят, во время карьеры такой же был. Жажду борьбы в нем вряд ли кто-то убьет.

– Суперсерия. В «Динамо» охренели, что нужно будет с вами играть. Как это восприняли в «Юности»?

– Блин, если отбросить все нюансы и разговоры, то это было прикольно. Именно в спортивном плане. С сильными всегда интересно играть. «Динамо» – команда из другой лиги. Мы играли в разных стилях и на разных скоростях весь сезон, каждый в своем чемпионате. Нам было занятно сравнить свои силы с их уровнем. У нас в команде эту новость приняли нормально. Надо – сыграем.

– Вам заплатили за эти матчи?

– Нет. Этот вопрос даже не поднимался. К нам пришли и сказали: «Хотели играть в КХЛ? Доказывайте. Может, там кто-то ваше место занимает».

– Каково было делить раздевалку с хоккеистами другой команды, когда сезон в Беларуси еще продолжается?

– Непередаваемое ощущение :). Если серьезно, я со всеми в хороших отношениях – с Малявами и с другими ребятами. Наверное, у них был больший дискомфорт, чем у нас.

Многие уже тогда понимали, что «Юность» и «Неман» через пару недель будут играть в финале и друг друга по спине клюшками лупить, а сейчас нужно выйти и биться за одно дело. Нас сплотили за те пару дней.


– Что за история с формой была?

– Ой, с федерационными комплектами там вообще какой-то казус вышел. Прислали формы двух размеров на всю команду: некоторым ребятам экстренно форму ушивали, рукава обрезали.

А  дальше решили играть в клубных свитерах. Все-таки на 80 процентов это были игроки «Юности». Хотели сыграть в своей форме. У нас с «Неманом» одинаковая цветовая гамма – никакого противоречия не случилось. Со второго матча играли в своем. Может, и зря: федерационные безразмерки в итоге оказались фартовыми – только в них матч выиграли.

– Если бы ты был в «Динамо», как бы ты воспринял такую серию?

– Но я не в той команде. Трудно судить. Да, у ребят из «Динамо» сезон уже закончился. Кто-то уже, может, на отдых собирался, хотел сделать паузу перед сборной. У каждого свои причины называть эту серию абсурдной. Может, не совсем удобное время. Но всем было интересно. О динамовских нюансах достоверно я не знаю.

– Матчи с «Динамо» были похожи на финал экстралиги?

– По накалу – да. На трибунах собралось много людей.

– Почему не дожали?

– Такова жизнь. Могли дожать еще во втором матче: были моменты, в конце перекладина. Мы точно не проиграли от того, что провели эту серию. Даже ребятам из Гродно понравилась вся движуха.

– Знали, что будет Лукашенко?

– Да, нас сразу предупредили, что президент будет на всех матчах. Давление? Да не было никакого давления. Мотивация у нас была, и присутствие президента на нее никак не влияла. Думаю, матчи Александру Григорьевичу понравились.

– Лукашенко говорил про тебя на всю страну.

– Накосячил я, наверное.

– Президент говорил, ты специально пропустил, чтобы третий матч сыграть.

– Допускаю, что так могло показаться со стороны. На самом деле это не так – просто стечение обстоятельств. У меня 20 человек на лавке сидели, и каждый хотел победить. Show must go on к этой ситуации не подходит.

Но гол курьезный получился. Лисовец бросил, рикошет – и все. Он обычно в таких ситуациях верхом прошивает, а тут у него что-то не так легло. Я до последнего на ногах стоял и не успел сесть.

– Давай представим. Лукашенко встретил тебя и спросил, почему ты пропустил эту шайбу. Твой ответ?

– «Слабый».

– Ты веришь, что в случае вашей победы в следующем сезоне в  КХЛ играла бы «Юность»?

– Думаю, вряд ли это случилось бы. Вероятность очень маленькая. Все же следят за процессами в КХЛ. Обычно приход новой команды анонсируется за год-два – вряд ли все сделали бы настолько резко. Думаю, ничего не поменялось бы.

– Ты смотришь матчи «Динамо»?

– Иногда.

– Что скажешь по прошедшему сезону?

– Не могу говорить про «физику» и микроклимат – по телику это особо не видно. По самой игре скажу, что с легионерами практически не угадали. Уровню соответствовали только Энрот и Терещенко.

– А Пулккинен?

– Вокруг него было много шума, но его КПД... Да, очки он набрал, игрового времени масса. Он игрок чистого льда. Мне такие не нравятся. Я не понял его вообще. Травма какая-то непонятная, полсезона не играл. Может, его неправильно применяли. Я удивлялся тому, как он бежит с шайбой через всю площадку, входит в зону и месит ее от борта. Бросок ради броска. Это эгоистично, когда за спиной четыре хоккеиста, которым нужно сразу же возвращаться назад, а он, расстроенный, пешком идет на смену.  Но это только мои личные впечатления. Возможно, я что-то упустил.


– Только легионеры виноваты в провале?

– В коллективе не может быть виноватым кто-то один. Думаю, чехарда тоже повлияла. И тренеров меняли, и руководство клуба. При этом даже после смены тренера особо ничего не поменялось. Заменили часть легионеров, а выправить ситуацию не удалось.

Сейчас там Басков, он много лет отдал хоккею как спортсмен, потом выстроил систему в школе «Динамо», которая сейчас на ходу. Думаю, он соберет команду единомышленников вокруг себя – и все наладится. Про него я слышал только хорошее. Очень порядочный человек и переживает за дело.

– Говорят, тренером «Динамо» может стать Захаров. Фанаты подписи против собирают.

– Хорошо, когда у людей есть позиция. Не факт, что она правильная, но она есть. Хуже было бы, если бы ее не было вообще.

Но мне интересно другое: сколько людей из петиции знает, что Захаров провел в «Динамо» 12 сезонов в качестве игрока и приносил своими голами радость тысячам минских болельщиков?

– То, что сделали с чемпионатом Беларуси в прошлом сезоне, логичный ход?

– Опять про лимиты? Ни одного хоккеиста в мире не вырастили искусственным путем. Это ж все природа! В природе все естественно. Никогда старик не помешает развитию молодого, если тот действительно хорош – в ущерб себе никто делать не станет. Если старик и молодой на одном уровне, тренер всегда выберет того, кто помоложе. Во-первых, у него больше сил и задора. Во-вторых, он меньше подвержен травмам. У юного выше физиологический потенциал. В любую лигу европейскую загляните: чуть ли не в каждой команде есть 39-40-летние игроки. И они не мешают молодежи пробиваться.


Лимиты по зарплатам... На сегодняшний день нереально держать в команде всех, кого хотелось бы – потолок не позволяет, поэтому тренерам и руководству приходится делать непростой выбор: кого-то из мастеров оставлять, а с кем-то расставаться. Приходится доукомплектовывать состав теми, у кого меньше мастерства и ниже запросы.

Сейчас средняя зарплата в чемпионате по хоккею в пять-шесть раз меньше, чем средняя у команд-лидеров в чемпионате по футболу. Если есть хорошее предложение на хорошие деньги, то человек выбирает его и не раздумывает. Это рынок – в спорте принципы такие же.

– Два дивизиона в чемпионате – это хорошо?

– Считаю, да. Игр стало больше, хотя можно было бы еще больше. Команды теперь все подравнялись. Ни в одном матче нельзя расслабиться – тебя могут конкретно потоптать. Даже молодежка показывала зубы. «Металлург» и «Лида», которые пониже чемпионат закончили, тоже могли вкинуть одну-вторую – и попробуй их потом вскрой.

Нельзя собирать все клубы в кучу – будет бардак. Какая польза тому, кто получил или положил 15 шайб? В плюсе от таких матчей только бомбардиры, которые ради лишней цифры на Eliteprospects будут носиться за каждой шайбой :).  Там же ведь не напишут, что эти очки набраны со слабой командой.

Создание новых команд? Я считаю, что профессиональные клубы нужны во всех городах, где есть хоккейная школа. Детишкам нужно смотреть на кого-то, чтобы стремиться пробиться выше и хотеть играть. Но опять же: есть ли финансовые возможности, чтобы это прошло безболезненно?

– Помнишь, когда последний раз был в сборной?

– В прошлом феврале, когда с канадцами перед Олимпиадой в Риге играли. Вообще, я весь прошлый год был в обойме. После матчей Мезин и Льюис постоянно подходили, разговаривали.

На февральский сбор вызвали меня, Диму Мильчакова и Мишу Карнаухова. Миша с Димой сыграли против России, а я вот к канадцам поехал. Весело!

– Почувствовал, что это настоящая Канада?

– Конечно, у них же майки канадские. Собственно, я с правильными канадцами и не играл – только смотрел с трибун на ЧМ-2015. Ну там, конечно, совсем правильные канадцы. Просто космос!

В Риге были немножко другие, но бронзовые призеры Олимпиады – это все-таки уровень.


– На чемпионат мира ты не попал.

– В общем-то, тогда логика была понятна. Из Америки приехал Кульбаков, из «Динамо» – Карнаухов. Одного вратаря добирали из чемпионата. Трус обыграл нас с Мильчаковым в финале и заслужил свое место. На тот момент такие правила были – сейчас они поменялись.

– А в этом году?

– В этом году меня не вызывали ни разу. Даже разговоры подобные не велись.

– Ты работал с Сидоренко в Гомеле. Что скажешь о нем?

– У каждого специалиста свой подход. Но я как-то особо тренеров не разделяю. Я – вратарь, мое дело шайбы ловить, а не играть по тактике.

У нас с Сидоренко были шероховатости в общении – при этом дело даже не в хоккее.

– Вы не общались после его ухода из «Гомеля»?

– Да я ни с кем из тренеров особо не общаюсь. Ни с кем по вечерам не созваниваюсь. Мы с ним после Гомеля ни разу не пересекались, чтобы поговорить.

– Ты стал чемпионом, но в сборной тебя игнорируют. Задевает такое отношение?

– Каждый тренер подбирает команду под себя. Сидоренко строит свой коллектив. Со мной он работал в Гомеле – возможно, ему что-то не понравилось, и он не хочет со мной связываться. Если у тренеров есть план и они хотят делать ставку на своих людей –  я принимаю это. В любом случае отвечать за результат будет Сидоренко с помощниками.

– Захаров сказал, что за сборную должен играть ты.

– Спасибо ему за это. Приятно читать подобные слова от своего тренера. Но у каждого специалиста свое видение. Михаил Михайлович высказал свою точку зрения.

– Беларусь вернется в элиту?

– Во время краткосрочного турнира все зависит от психологии и микроклимата в команде. Люди должны быть заряжены одной идеей. Если будет так – можем и с первого места.

– Тебя в сборную не взяли. Понятно, что обидно. Болеть будешь?

– Конечно. У нас нет другой сборной. Тем более в команде много ребят, с которыми сам долго играл.


– А вдруг будешь за Казахстан с белорусом Скабелкой?

– Скабелка, конечно, красавчик. Человек добился успехов с несколькими командами и ему доверяют в клубах с хорошими бюджетами – это большое достижение. Но я буду за сборную страны, в которой родился и вырос. Буду за пацанов, которые будут землю грызть и шайбу лицом ловить. За сотни тысяч болельщиков, которые будут по-настоящему переживать.

Ну нет меня там – и что теперь? За венгров топить? Когда вопрос касается сборной, каждый, кто причастен к ее результату, обязан засунуть свои амбиции и обиды куда подальше и сработать на ее благо, чтобы показать максимальный результат и принести радость людям. Это не та команда, в которую ты приезжаешь пару очков для личной статистики заработать и вдоль борта для аппетита побегать. Здесь надо выкладываться так, чтобы никто слова плохого не сказал и услышать за свою работу искреннее «спасибо».

Это не команда двора или завода, не частная лавочка. В сборной играют лучшие. Допускаю, что в клубе могут играть удобные – там немного другая политика и не всегда работает спортивный принцип. В клубе всегда есть время для экспериментов – в сборной на ЧМ такого времени нет. Это своеобразный итог общей работы за год на благо одной команды!

Надо находить общий язык и договариваться, чтобы собрались все сильнейшие. Если человек не может договориться, нужно найти другого, которому верят и который может заинтересовать. И который не отойдет в сторонку в случае травмы или паспортного коллапса. Насколько я знаю, с ребятами, у которых стоит паспортный вопрос, разговор велся через посредников. Так дела не решаются. 

– Ты недавно оставил в твиттере месседж для Сидоренко. В чем его смысл?

– Ехали на матч, посмотрел интервью, решил твитнуть. Это уже не этика и не понятия – какой смысл ходить вокруг да около, перекладывая ответственность на других. Когда позиционируешь себя мужиком, нужно говорить напрямую: «Мне этот человек не нужен по этой и по вот такой причине». Повторюсь: это главная команда страны, люди переживают за нее – они недовольны таким подходом.

– В 2021-м на чемпионат мира попасть хочешь?

– Понятное дело. Думаю, у каждого хоккеиста есть мечта сыграть на домашнем чемпионате.

– Какие у тебя ближайшие хоккейные планы?

– Награждение с «Юностью» :).

– А если глобальнее? Сыграть в КХЛ?

– Хочется.


– Полный матч на Олимпиаде или ЧМ?

– Хочется. Я же говорю: в 32 себя ощущаю так же, как и в 22. Я готов. А как сложится…

– Ты всегда приезжал в сборную и никогда не увиливал от вызовов. На твой взгляд, ты не дал белорусскому хоккею все, что мог?

– Я пока заканчивать не собираюсь. Карьера продолжается – я остаюсь в хоккее. Посмотрим, как жизнь сложится.

– Тебе 32. У нас стало модным называть 30-летних вратарей старыми?

– Не знаю, кто это придумал и откуда пошла такая мода.

Пять лет назад Андрей Мезин играл на домашнем ЧМ в 39. Ковалю тогда же 34 было. И их никто старыми не называл. Я не понимаю, как можно определить, старый игрок или нет. Это может определить только тренер, если он поймет, что хоккеист уже не способен решить поставленные задачи.

Вот недавно сказали, что у нас нет первого-второго вратаря, а есть только четвертые-пятые. Кто это определил и по какому алгоритму? Наверное, тот человек забыл, что когда в воротах играли Мезин и Коваль, то с ними в команде были спортсмены, которых собирали далеко не по принципу «есть шанс у всех, кто более-менее стоит на коньках».

Мне было бы интересно прочитать текст-анализ со статистическими данными от какого-нибудь журналиста или специалиста про белорусских вратарей, которым у нас дали шанс за 15 лет с того момента, как выдали паспорт Степе Горячевских. Один из лучших чемпионатов мира по количеству пропущенных шайб у нас был, когда Андрей Скабелка повез на ЧМ Белинского, Мильчакова и Горячевских. И это при том, что у нас на том турнире были огромные проблемы по полевым игрокам.

Есть объективная критика, которая основана на чем-то, а тут... Может, подготовка почвы для очередной натурализации?

– Мезин говорил, что у тебя был шанс, но ты его не использовал.

– Мой шанс был на чемпионате мира в матче с Россией, когда меня выпустили на лед в середине матча при счете 0:3.

Хороший день был в Чехии – солнышко светило. Встречались лидеры группы на тот момент. Но мы пропустили одну-вторую, Лаланд что-то там потянул – не пошло, в общем. Рассыпались все. Когда Лаланд травмировался, я просто услышал «Пошел».

Мандраж? Был до первого броска. Панарин сразу забросил – мандраж ушел.

– Показалось, ты тогда чрезвычайно нервничал?

– Волнение – это нормально. Не волнуется только тот, кто не несет ответственности. Но я все равно благодарен, что такое было в моей карьере. Негативный опыт – тоже опыт.

Я пропустил четыре шайбы. Панарин, Малкин, Дадонов. Ребята неплохо стоят на коньках – и в  руках у них не лом, а клюшка :). Поникли все тогда уже после счета 0:3. А россияне, наоборот, вошли в раж и заклевали нас. Потом еще Ковальчук головой не сообразил, когда ляпнул про 70-летие победы.

– Ты уже несколько раз писал в соцсетях, что «Трибуна» – хайпуны. Почему?

– Потому что в последний раз из моей цитаты в твиттере вырезали слово «молодой» – и смысл моего сообщения полностью изменился. Я имел в виду Саню Осипкова, а из заголовка можно подумать, что я говорю про себя. И там понеслась!

– Однажды ты обиделся на «Трибуну», когда мы сделали новость о посещаемости матча «Юности» в экстралиге.

– У нас любят все преподносить в негативе. А про хорошее писать не модно. У нас в стране было три нормальных журналиста, которые писали что-то интересное про хоккей – ты, Ваня Грунтов и Слава Федоренков. Сейчас все ушли – про чемпионат написать некому.

У нас тоже есть интересные моменты. Не знаете, о чем написать? Спросите у хоккеистов – вам подскажут.

Белорусские журналисты считают себя мастерами. Они все сразу прибиваются к КХЛ – экстралига для них не уровень. В КХЛ легче работать – матч «Динамо» проще продать. Я понимаю, что это модно. А вы попробуйте продать экстралигу. Сделайте из говна конфетку. Но здесь позитива никто не находит, а на всеобщее обозрение выносят только плохое. Какую-то какашку постоянно закидывают и раздувают.

Про хоккей пишет только Belarushockey и «Трибуна» – это мы и читаем. На Belarushockey в основном новости. На «Трибуне» только блогеры остались, а аналитики или чего-то интересного почти нет. Можно лишь жену экс-вратаря Паши Сучкова почитать и Galasinho из Гродно.

– Твой совет белорусским журналистам?

– Больше обращать внимания на экстралигу. Журналисты, как и хоккеисты, делают чемпионат Беларуси. Журналисты просыпаются только к финалу, а во время сезона и про Лигу чемпионов ничего нормального не написали.

Знаешь, какую аналитику видел по ЛЧ? «Юность» последняя, «Неман» последний – никто не удосужился проанализировать составы команд и вообще по матчам что-то написать. Последнее место последнему месту рознь.

Не надо говорить, что у нас убогий чемпионат. Если журналисты так пишут, тогда они тоже  убогие. Так давайте убогие будут писать про убогих – и тогда все будут расти. Получается, мы достойны друг друга.

Фото: из личного архива Игоря Брикуна; hcdinamo.by