Сборные Интервью 14 Января 2020

«Серьезных травм не было, но подумал, что пора». 7-кратный чемпион Беларуси завершил карьеру и стал детским тренером

История одного из самых жестких и неуступчивых хоккеистов экстралиги, который выиграл множество трофеев и повесил коньки на гвоздь в 35 лет.

Оказавшись в Беларуси в 18-летнем возрасте, воспитанник хоккейной школы подмосковной Электростали Андрей Карев (1985) собрал богатейшую коллекцию титулов. Он 7 раз становился чемпионом страны, трижды — вице-чемпионом, еще раз завоевал бронзу, плюс четыре Кубка Беларуси. Проведя 11 сезонов в минской «Юности», он выиграл с ней два Континентальных кубка, а со сборной Беларуси выступил на Олимпиаде-2010 в Ванкувере и домашнем чемпионате мира в 2014 году. Был еще и молодежный ЧМ-2004/05 в элитном дивизионе.

После ухода из «Юности» в 2014-м Карев три сезона отыграл в «Шахтере» и по одному - в «Гомеле» и «Лиде». О том, почему один из самых жестких и неуступчивых защитников экстралиги решил завершить карьеру, о неудавшихся попытках закрепиться в КХЛ и самых ярких воспоминаниях из хоккейной биографии Андрей рассказал корреспонденту Hockey.by.


«Чтобы открыть новую страницу, нужно закрыть старую»

- Понятно, что в 35 лет полностью здоровых хоккеистов не бывает. Но каких-то серьезных травм не было. Просто подумал, что пора уже заканчивать, всему свое время. Поступали предложения из экстралиг «А» и «Б», но по финансам они были не особо интересными. Поэтому решил: чтобы открыть новую страницу, нужно закрыть старую.

Когда закончил, стал изучать, как у нас в Беларуси построен тренировочный процесс, в том числе в детском хоккее. Появился свой взгляд на некоторые вещи: как лучше готовить детей, как выстроить систему подготовки. Анализировал, почему не идут дела у наших сборных.

Мой земляк Игорь Князев [чемпион мира среди юниоров и молодежи, был задрафтован «Каролиной», играл за океаном, в России и Чехии] сейчас является директором хоккейной школы в Электростали. Он приглашал меня к себе на стажировку. Ездил изучал также ярославскую академию, много разговаривал со специалистами, которые там работают. В результате у меня появились свои тренировочные программы, которые немного отличаются от тех, что применяются у нас в Беларуси.

Сейчас я работаю в хоккейной школе «Пираньи». Попробовать себя там мне предложил Константин Немирко. Мне импонирует их подход, он ориентирован на шведскую и финскую системы. Там до 14 лет упор делается на основы хоккея и развитие индивидуальных качеств, ребят обучают катанию, технике ведения шайбы, технике передач. Там нет таких задач, что непременно надо выигрывать в детском возрасте, в отличие от многих наших хоккейных школ. А вот с 14 до 17 лет идет уже обучение тактике, ускоренная физическая подготовка.

Как мы видим по результатам, это дает плоды. И россияне в последнее время начинают переходить на эту систему. Возможно, где-то со скрипом. Сейчас идет смена поколений тренерских кадров: вместо воспитанников советской школы приходят молодые ребята, которые прошли школу НХЛ, знакомы с канадской и европейской системами подготовки. И это уже сейчас приносит результаты, российские ребята на юниорских и молодежных чемпионатах мира здорово выглядят и в катании, и в технике. Многие даже лучше тех же шведов и канадцев. Очень хотелось бы внедрить что-то подобное и в Беларуси.

Помимо работы в «Пираньях», провожу индивидуальные тренировки с ребятами из других школ, где мы стараемся улучшать технические навыки — владение шайбой, технику бросков и катания.

Что было самым сложным в новом виде деятельности? Доступно донести до ребят свои знания и умения, чтобы они понимали и могли это выполнить. Первое время это не всегда получалось. Для меня нет проблемы самому взять и показать, они смотрят, кивают: да-да-да. Но объяснить так, чтобы дети это усвоили — это другое. Для этого надо понять психологию ребятишек, присмотреться к ним, найти общий язык. Сейчас с этим уже проще, но первое время было трудновато.

Детский хоккей отличается от взрослого, и восприятие детьми тех или иных упражнений другое, нежели у зрелых хоккеистов. Когда заканчивал карьеру, чувствовал, что мне было бы проще работать со взрослыми. Все-таки за 15 лет накопил опыт выступлений на более или менее высоком уровне, и мне как-то проще подсказать какие-то тактические моменты. Были предложения по тренерской работе из взрослых команд, но и по финансам не сошлись, и вообще решил, что пока лучше поработать с детьми.

«Кто-то дал Захарову мой телефон. Он пригласил в «Юность» и сказал, что будет шанс сыграть на чемпионате мира»

- В Минске я оказался в 2003 году. А с 12 лет постоянно играл за юношеские сборные России разных возрастов. Это продолжалось где-то до 17 лет. Я тогда представлял детско-юношескую школу «Русь», там создали хорошую команду из сильнейших ребят московского региона. Мы занимали высокие места на чемпионатах России, конкурировали с ярославским «Локомотивом», ЦСКА. Но когда мне было 17 лет, в сборной России поменялся тренер, и он перестал вызывать троих ребят из Электростали, в числе которых был и я.

Тогда я ушел из «Руси» и решил вернуться в Электросталь. Попал во взрослую команду «Элемаш», выступавшую во втором по рангу дивизионе чемпионата России - высшей лиге. Большинство же сверстников тогда играли в юниорских соревнованиях. Я рассчитывал, что выступая в 17 лет во взрослом турнире, смогу пробиться в состав сборной России на ЮЧМ. Но меня и оттуда в сборную не пригласили.

Так вышло, что ребята из «Руси» попали в тренировочный лагерь к Михаилу Михалычу Захарову. «Юность» тогда только обрела статус профессионального клуба, и ему нужны были сильные игроки. Он пригласил тогда таких опытных мастеров, как Андрей Расолько, Олег Микульчик. Кто-то дал Захарову мой телефон, и он позвал меня на сбор, сказал, что будет шанс сыграть на чемпионате мира. А для меня тогда это было мечтой. Ведь это хорошая возможность развивать свою карьеру, обратить на себя внимание скаутов.

Я поработал на этом сборе, и Михаил Михайлович сказал, что есть возможность получить белорусский паспорт и поехать на молодежный ЧМ. Я согласился, тем более, что в Беларуси у меня были родственники. Подписал контракт с «Юностью», началась процедура получения гражданства, а в сезоне-2004/05 отправился в США на первенство планеты в элитном дивизионе.

В первый же год в «Юности», когда мне было 18-19 лет, удалось зацепиться за основной состав, хотя в команде хватало возрастных хоккеистов. Всегда стремился к максимуму. Если есть возможность, всегда надо за нее хвататься. Было непросто, но где-то за счет характера, где-то за счет работы пробивал себе дорогу. Плюс, конечно, поддержка опытных ребят. Тот же Серега Шитковский был тогда не только главный бомбардир, но и главный балагур, ни дня без шутки. Олег Микульчик, который старше меня почти на 20 лет, поддерживал с первого дня. Был хороший коллектив, в той атмосфере мне очень нравилось.


«Когда мне было 17 лет, жестко встретил Андриевского. Ему это не понравилось, и началась драка»

- Боевитый характер у меня был с детства. Его заложили еще в Электростали мои тренеры Александр Борисович Евдокимов, Сергей Алексеевич Сальников. Через их руки прошло много будущих сборников. Характер хоккеиста для них всегда был на первом месте. А тем, у кого характера не было, там не было бы шанса заиграть. И когда я попал в «Юность», то сразу почувствовал, что у Михал Михалыча на первом месте характер команды, характер хоккеиста. Ты должен уметь постоять за себя, хорошо вести силовую борьбу. Я всегда играл жестко, никогда не уходил от стычек. И, думаю, из-за такой манеры игры Захаров мне где-то симпатизировал.

На тренировках тоже нужно было показывать свой характер, ведь понятно, что если ты заденешь какого-нибудь ветерана, он будет недоволен. Но в этом смысле для меня авторитетов не было. Помню момент из времен выступлений за Электросталь. Мне тогда было 17 лет, играли в высшей российской лиге против воскресенского «Химика», за который выступал многолетний капитан сборной Беларуси Александр Андриевский. И помню, был момент, я его жестко встретил. Ему не понравилось, и после этого началась драка [Андриевский тогда был в два раза старше Карева и выше ростом на 20 см]. И когда я в сезоне-2009/10 оказался в минском «Динамо», тренером которого был Александр Леонидович, мы этот момент вспоминали :)

«На просмотр в «Динамо» приехал с травмой и месяц играл на обезболивающих»

- В минском «Динамо» у меня были две попытки закрепиться в КХЛ. Первый раз — когда отправили на своеобразную стажировку перед Олимпийскими играми в Ванкувере-2010. Удалось тогда неплохо себя показать, и тренеры сказали, что мною довольны. Но у меня был контракт с «Юностью», и после Олимпиады я в нее вернулся. Тогда, насколько помню, между клубами были не особо хорошие отношения, не было налажено сотрудничество.


Второй раз оказался в «Динамо» в тот сезон, когда Минск принимал чемпионат мира-2014. А перед этим я получил приглашение в тренировочный лагерь сборной Беларуси и поехал туда с травмой спины, все-таки шанс такой выпадает нечасто. Отыграл на обезболивающих и получил приглашение на просмотр из минского «Динамо». Но повреждение, надрыв боковой мышцы спины, очень мешало. Играл месяц на обезболивающих, не мог толком ни бросить, ничего. Но все равно ухватился за этот шанс, потому что понимал, что такого может больше и не быть. Однако сто процентов своих возможностей показать никак не мог.

Обсуждал потом эту ситуацию с Гленом Хэнлоном, и он пообещал, что на сборной мое непопадание в «Динамо» никак не отразится. Он сказал готовиться к первенству планеты. Вообще Глен и Эдуард Занковец, конечно, очень хорошие психологи. Они выстраивают систему игры так, чтобы каждый из имеющихся в их распоряжении хоккеистов смог проявить свои лучшие качества. Было очень приятно с ними работать, почерпнул много нового.

К чемпионату мира уже более или менее подлечился, но то, что два месяца отыграл с травмой, давало о себе знать.

Так получилось, что чемпионат мира 2014 года оказался единственным для меня во взрослой карьере. Заполненные родные трибуны, изумительная поддержка болельщиков, потрясающая атмосфера. Это память всю жизнь.


«В «Шахтере» была одна большая семья. В раздевалку спокойно заходили жены, дети»

- После чемпионата мира я решил поменять клуб и ушел из «Юности», где провел 11 сезонов. Человек должен иногда что-то менять в жизни. Хотелось новых эмоций. Когда очень долго находишься в зоне комфорта, перестаешь прогрессировать. И не прогадал, сразу же выиграв золото чемпионата Беларуси с солигорским «Шахтером» - первое в истории клуба.

Игра «Шахтера» импонировала. Там собралась очень хорошая команда. Когда я играл против Солигорска еще за «Юность», всегда было сложно, потому что соперники показывали активный хоккей, с акцентом на атаку. В «Юности» же был более оборонительный.

Главный тренер «Шахтера» Андрей Леонидович Гусов прививал такой хоккей, где каждый мог импровизировать. Он создал очень хорошую атмосферу в коллективе. Эти годы были одними из самых лучших в моей карьере. В раздевалку спокойно могли заходить жены, дети, все общались вместе с тренерами. Была одна большая семья. В том числе и за счет этого мы смогли выиграть чемпионство в 2015 году.

А еще тот сезон оказался рекордным в карьере по числу штрафных минут [133 с учетом плей-офф]. Команда была заточена на атаку, и хотя каждый мог и подраться, часто приходилось заступаться за ребят. И с «Юностью» были такие жесткие игры постоянно, кость в кость. Никогда не пытался увильнуть от силовой борьбы и драки, если соперник вызывал на бой. Вот и насобирал штрафа.

Травма, полученная в предыдущем сезоне, уже не беспокоила. За лето все зажило. Тем более, такие сборы были после «Юности» для меня в новинку. Не секрет, что Михал Михалыч в предсезонке очень сильно нагружает. А в «Шахтере» другая система. Там тренеры работали больше над выносливостью, растяжкой, скоростно-силовыми качествами. Больше европейская система. Было интересно поменять и предсезонную подготовку после 10 лет одной и той же работы.

Не сказал бы, что исходя из моих физических данных мне было очень тяжело на предсезонке в «Юности». Хотя некоторые травмы уже давали о себе знать. Например, колено. В определенные моменты это мешало прыгать через барьеры, которые там использовались постоянно.


«Для тренера самое главное — самообразование и развитие, постоянное обучение»

- В «Пираньях» я работаю где-то две недели. Пока больше присматриваюсь. Там схема такая, что все тренеры активно работают со всеми возрастами — от 6 до 14 лет. Есть ребята, которые работают в этой школе уже давно — Костя Немирко, Паша Толстик. За ними закреплены определенные года. Остальные тренеры им помогают, каждый пытается что-то привнести, все предлагается, обсуждается. Что и правильно — в споре рождается истина.

Что касается образования, то я закончил БГУФК по специальности тренер по хоккею. В планах — Высшая школа тренеров в России. Почему в России? Мне кажется, с российским дипломом будет больше интересных вариантов для трудоустройства. Но считаю, что сначала тренер должен пройти все ступени развития, в том числе и получить опыт работы с детьми, с юношами, но и в то же время не забывать и интересоваться тем, какая работа идет в профессиональных командах. Для тренера едва ли не самое главное — самообразование и развитие, постоянное обучение. Он должен всегда анализировать, смотреть новые материалы и четко знать элементарные вещи — как правильно ставить клюшку при броске, как правильно кататься, плюс переход к тактической подготовке.

«Полностью ощущаю себя белорусом»

- В Беларуси я уже прожил больше, чем в России, поэтому мой дом и семья — здесь. На родину в Россию наведываюсь лишь на пару недель летом. Полностью ощущаю себя белорусом. Дочке 10 лет, сейчас вот ждем еще одного будущего хоккеиста, я надеюсь :)

Жена у меня белоруска. Познакомились, когда мне 19 лет было, перед молодежным чемпионатом мира. А через три года сыграли свадьбу. Сейчас она у меня фитнес-тренер, проводит индивидуальные занятия. У нас дома есть небольшой тренажерный зал, и там она работает — как инструктор по ЛФК, а также с детишками. У нее специализированное образование, и она часто консультирует меня в вопросах физиологии детей-хоккеистов. У нее в этой сфере большой опыт, а сейчас важен индивидуальный подход к каждому ребенку.

Из турниров в память больше всего врезались домашний чемпионат мира и Олимпийские игры в Ванкувере — это вообще как космос. А из побед ярче всех вспоминается первый Континентальный кубок с «Юностью» в 2007 году. Мы приехали тогда в Венгрию в роли андердогов, но сумели победить и финский «Ильвес», и «Авангард». На нас там никто не ставил, но за счет характера смогли выиграть. Степа Горячевских в воротах нас тогда подтащил, отыграл «на ноль» три периода и овертайм, а потом и в серии буллитов выручил, где у нас забросили Андрей Ковалев и Игорь Андрющенко. Эмоции захлестывали.

В чемпионате Беларуси тоже были яркие победы. Почему-то вспоминается финал с «Гомелем» в 2009 году, когда мы вытащили серию с 1:3. Или финальная серия с Солигорском в 2010-м, где из семи матчей в четырех были овертаймы. Ну и, конечно, первый титул с новой командой — когда в 2015 году вместе с «Шахтером» победили в финале «Юность».


Текст: Сергей Вишневский

Фото: hcdinamo.by, hcmogilev.by, picuki.com, by.tribuna.com, hcshahter.by