Легион Интервью 10 Февраля 2020

Максим Сушко: как-то потерял шайбу на красной, и тренер усадил меня на весь матч. Но после я стал играть лучше

Форвард «Лихай Вэлли» дал интервью своему одноклубнику, в котором вспомнил о переезде за океан и отрезке в «Оуэн-Саунд», а также рассказал об адаптации в АХЛ.

Проспект «Филадельфии» Максим Сушко проводит свой первый сезон во второй по силе лиге Северной Америки, который является для него дебютным на взрослом уровне. Чемпионат складывается для белоруса довольно успешно: он не в топе команды по результативности, но хорош на других ролях. Впрочем, с голами у Максима тоже порядок – не далее как в ночь на воскресенье форвард второй раз в сезоне отметился дублем.

А немного раньше пришел в гости к своему одноклубнику по «Лихай Вэлли» Кертису Габриэлю в передачу Gabbin’ With Gabe на tv2sports.com. И вот, что рассказал.

- Как ты, парень из белорусского города Брест, был задрафтован в OHL и попал в «Оуэн-Саунд»? Из белорусского, я знаю, это важно для тебя: Belarus, not Russian, ok. Теперь рассказывай.

- Помню, что в этот день я потренировался и сидел с братом в машине, постоянно обновляя итоги драфта в телефоне. И тут увидел, что еду в Оуэн-Саунд. Естественно, начал гуглить информацию о городе. Прочел, что там живет чуть больше двадцати тысяч человек, и такой: «Вот черт, что же я буду там делать?!» Приехал в Канаду, не зная английского от слова совсем. Меня остановили на таможне, начали задавать вопросы, а я стою и не понимаю, что мне вообще отвечать. Если честно, тогда подумал, что меня отправят на родину, ведь я просто не умею говорить по-английски.

- Но ты поставил себе цель – выучить язык как можно скорее.

- Да, я был единственным парнем в команде, который говорил по-русски, поэтому просто обязан был подтянуть английский. Мне повезло с партнерами: все ребята помогали. Когда гулял по улице, смотрел по сторонам и записывал все, что вижу вокруг, по-русски, а позже приходил домой, искал перевод и учил. В моем телефоне до сих пор более пятисот слов.

- Приехав в команду, ты познакомился с Дейлом Дегрейем [генеральный менеджер «Оуэн-Саунд»]. Какое впечатление произвел на тебя этот человек?

- Хороший человек. На самом деле, все были добры ко мне в первый год в OHL. О главном тренере [Райан Макгилл] ходили разговоры, мол, он слишком жесткий. Но когда ты приезжаешь из Беларуси, где тренер может позволить себе лишнего, этот специалист уже не кажется тебе таким жестким. Было классное время. Хотя в первые месяцы я вообще ничего не понимал и просто думал о своем :)


- Слушай, хочу спросить у тебя про Джоуи Хишона, который в одном из сезонов вошел в штаб «Оуэн-Саунд». Невероятный ведь парень.

- О да! Если не ошибаюсь, он присоединился к нам на второй год моего выступления в команде, где-то во второй его части. Честно говоря, никогда не слышал о нем ранее [Хишон был задрафтован в 2010 году «Колорадо» под 17-м номером в первом раунде, но из-за многочисленных травм завершил карьеру в 26 лет], но когда он впервые вышел с нами на лед, я офигел: «О боги, у него потрясающие руки!» Думаю, это лучшее, что я видел в своей жизни.

Джоуи оказался действительно командным парнем. И было очень круто работать с ним каждый день: когда настолько скилованный человек что-то тебе показывает, это очень полезно. Думаю, тогда многие почерпнули для себя массу интересного. Мы на том отрезке были очень молодой командой, потому что до этого трейданули многих хоккеистов, и тренировались по два раза в день. Полезное время!

- Да, Хишон был настоящим лидером еще в то время, когда мы вместе выступали за «Оуэн-Саунд» и выиграли чемпионат OHL. Но вернемся к тебе: из юниорской команды ты попал во взрослую – «Лихай Вэлли». Как себя чувствуешь в раздевалке с более опытными игроками?

- Никаких проблем. Я ведь принимал участие в двух чемпионатах мира, в сборной Беларуси были и более возрастные хоккеисты. Поэтому я знал, что делать, знал, какая роль будет отведена мне в команде, ведь в сравнении со сборной она не особо изменилась. Даже сейчас я стараюсь учиться чему-то новому у ребят каждый день. Уже понимаю, за что ответственен в игре, что могу делать, а что нет на красной, синей линии.

Помню, мы остались в укороченном составе из-за травм, выставили на матч 9 или 10 форвардов, я потерял шайбу на красной линии, после чего тренер усадил меня. Оставалось играть еще где-то два периода, на льду за нас катались человек 8-9, а я просто сидел на лавке и смотрел игру. Тогда мне было обидно, но та ситуация многому научила. Если честно, мне кажется, я стал играть лучше после этого.

- У тебя сейчас неплохая результативность [9 голов, 10 ассистов]. При этом ты один из лучших хоккеистов в меньшинстве с космическим показателем «плюс/минус» [+12], но не играющий в большинстве. Что посоветуешь молодым хоккеистам? Как им найти свою роль и быть в ней успешными?

- Я с самого начала знал, что не являюсь игроком первого драфт-пика, меня выбрали в четвертом раунде. Поэтому понимал: все получится примерно так, что я буду играть в 3-4 звене и постоянно показывать свои лучшие стороны. Был готов к такому, поэтому для меня не имеет особого значения, выхожу я в большинстве или в меньшинстве. Просто получаю удовольствие от хоккея.

Считаю, очень важно понимать, чего от тебя хочет тренер. В юниорском хоккее ты можешь сделать десять ошибок, но забить два гола и чувствовать себя богом после этого. Но во взрослом не имеешь права так рисковать, особенно в своей и нейтральной зоне. Так ты учишься быть профессионалом. И учишься не только ты, но и те парни, которые были выбраны в первом раунде. Так мы взрослеем, – сказал Сушко.

Corsi, PDO, полезность и развитие. Насколько близко Максим Сушко находится к НХЛ?


Фото: phantomshockey.com