ЧМ-2021 Интервью 24 Февраля 2020

Геннадий Савилов – о талисмане ЧМ-2021, ассоциации с «Ежиком в тумане», доходной и расходной части чемпионата

Глава ФХБ ответил на вопросы журналистов.

Сегодня в Минске был представлен талисман чемпионата мира по хоккею 2021 года, который пройдет в Беларуси и Латвии. После мероприятия на вопросы представителей СМИ ответил председатель ФХБ Геннадий Савилов.

- Нравится ли вам талисман чемпионата мира, и что он олицетворяет?

- Понимаете, когда мы говорим о талисмане, мы говорим о многих аспектах: о маркетинге, об основной аудитории, которая будет раскупать игрушки или которая будет пользоваться им визуально и тактильно. Если говорить о личном, то как человеку, мне ближе «Ежик в тумане». Многие, наверное, не понимают, о чем я говорю. Это старый советский мультфильм. Но если говорить о нынешнем поколении болельщиков, многие из которых родились уже в этом тысячелетии, они воспитаны на «Человеке-пауке», на комиксах, и мы должны были удовлетворить формат англоязычной аудитории, европейской, пятидесятипроцентной латышской составляющей. Поэтому в компиляции такого подхода неуступчивость ежа и его имя – Spiky, что значит «остроконечный», «колючий». Это специфическое название. Поэтому, наверное, неуступчивость и колючесть характерна для команд. В большей степени для Латвии, а для нас, к сожалению, только в последнее время. Но думаю, что к 2021 году мы тоже будем неуступчивыми и колючими по отношению ко всем соперникам.

- «Ежик в тумане» – это наш хоккей сейчас?

- Хорошо, если ежик, а не скунс. А если ежик и в тумане, то туман рассеивается, потому что я не знаю тумана, который держится 15 месяцев. Вот мы и посмотрим, что из себя представляет этот ежик, который выйдет из тумана. И надеюсь, что мы ждем ежа. Не ежика, а ежа.

- Как продвигается организация? Какие трудности испытываете? Ваш коллега из Латвии говорил, что главное сейчас – это привлечение спонсоров.

- Вы знаете, у коллеги свои проблемы. На самом деле, они специфические, если рассматривать две наши страны. Конечно, мы тоже говорим о том, что очень стараемся монетизировать хоккей. Но в отличие от наших латвийских коллег, у нас очень большая поддержка государства. Им нужно все делать с нуля, любую мелочь покупать по коммерческим ценам. Все, что не идет в подготовку и проведение чемпионата, стоит очень дорого, все финансируется за счет спонсоров. У нас такой проблемы нет, но неровен час, она будет. Не в следующем году, не через год, но она будет.


Мы движемся к тому, чтобы зарабатывать деньги, в том числе на спорт. И, наверное, стараемся сделать это максимально эффективно, но у латвийской стороны в этом гораздо больше проблем, потому что если мы [федерация] что-то не сделаем, нас поменяют, но чемпионат пройдет на высшем уровне. Если они не сделают, у них чемпионата не будет. Латыши загнаны в угол. Если они не найдут спонсоров, их чемпионат приедет к нам. Также мы будем проводить биатлонный чемпионат Европы, хотя погода у нас ненамного лучше, чем в Эстонии. Но наш государственный подход позволяет делать невозможное. И цель для менеджмента, который организовывает чемпионат мира с белорусской стороны – сделать его максимально эффективным и в плане спортивного (это к главному тренеру), и маркетингового результата. Потому что над страной хватит издеваться и в спортивном плане, и в экономическом. Спорт, особенно футбол и хоккей, чье второе имя коммерция, если брать по отношению к другим видам, не может так сидеть на шее у государства, как это было в последнее время. Тем более, что результата такого нет. Ждем и результата «ежика из тумана», и коммерческой эффективности, конечно.

- Вы упомянули возможный перенос второй части чемпионата к нам. Это теоретически или возможно практически?

- Это возможно, если латвийская сторона не сможет его обеспечить. Но никаких предпосылок для этого нет. То есть, опять же, за нами стоит все государство в организации чемпионата мира, за ними стоит их коммерческая успешность и эффективность. То есть, государство их вряд ли подстрахует в том, что касается проведения чемпионата мира. И это задокументировано в нашем совместном договоре. Поэтому, опять же говорю, ничто в данный момент не говорит о том, что в Латвии не будет чемпионата. Это как бы подводка к вопросу о коммерческой составляющей. Для них она очень значима. Вопрос о коммерческой эффективности и привлечении спонсоров очень актуален для такой страны, как Латвия.

- Ваш латвийский коллега также озвучил цифры. Расходная часть бюджета чемпионата – 10 миллионов евро. А с белорусской стороны?

- Вы знаете, мы ориентируемся тоже примерно на такую же сумму. Наверное, чуть поменьше за счет предоставленной нам государством согласно Указа Президента в безвозмездное пользование арены на момент проведения и подготовки к чемпионату, примерно на месячный срок. Поэтому наша затратная часть из бизнес-плана чуть-чуть меньше ожидается. Все зависит от того, насколько мы будем готовы тратить ресурсы, чтобы обратно вкладывать во что-то, что принесет нам деньги во время проведения чемпионата. Потому что серьезные траты начнутся, наверное, с сентября, когда стартует продажа билетов, когда мы будем видеть, насколько экономически целесообразно что-то вкладывать, чтобы потом это вернуть.

- Какой доход планируется?

- Мы рассчитываем, что сработаем с прибылью за счет продажи билетов. Конечно, это основной компонент. Мы имеем в виду российских болельщиков, российскую команду. Вероятность того, что сборная России вылетит из элиты в Швейцарии, равна вероятности того, что в Латвии не будет чемпионата мира.

- Все идет по плану, кроме экономических вопросов, которые мы обсудили?

- У нас нет экономических вопросов.

- Ну, вы сказали, что у Латвии свои проблемы, а у нас – свои.

- Проблемы те же, но с точки зрения экономики и благодаря государству они находятся не в такой зоне риска.

В Минске представлен талисман чемпионата мира по хоккею 2021 года