Экстралига А Интервью 19 Октября 2020

«Захожу на собрание, а тренер и вся команда мне аплодируют». Кирилл Устименко – про НХЛ и «Гомель»

Новичок «рысей» рассказал Hockey.by о камбэке в Беларусь, Кубке Стэнли и звездах «Филадельфии».

В 2017-м «Флайерс» выбрали гомельчанина Кирилла Устименко на драфте НХЛ под общим 80-м номером. В мае прошлого года голкипер подписал с «летчиками» трехлетний контракт новичка, сменив систему питерского «Динамо» на вертикаль «Филадельфии», и провел предыдущий сезон в АХЛ и Хоккейной лиге Восточного побережья (ECHL).


Летом Устименко вместе с еще 30 хоккеистами попал в заявку «Флайерс» для участия в Кубке Стэнли. Шанс дебютировать в НХЛ 21-летнему голкиперу пока не представился, но все это время он находился внутри команды и набирался бесценного опыта. А в октябре взорвал белорусское хоккейное инфополе, подписавшись с родным «Гомелем». О нюансах этого перехода мы вам подробно рассказывали.

Вратарей «Гомеля» могут забрать в армию, на помощь приехал голкипер из НХЛ. Рассказываем о бомбическом переходе

За дебютом в экстралиге дело не стало: в минувшую субботу Устименко провел первый матч в форме «рысей». «Гомель» обыграл на своей площадке «Могилев» (4:1), а Кирилл немного не дотянул до шатаута, но с 26 сейвами был признан лучшим хоккеистом матча в составе хозяев.

Корреспондент Hockey.by встретился с вратарем еще до его дебюта и поговорил о камбэке в Беларусь, Кубке Стэнли и звездах «Филадельфии».


- Летом тебя заявили на плей-офф среди четырех вратарей «Флайерс». Как встретил эту новость?

- Как новый вызов, что могу их сожрать. Ну, это я так воспринял :) На самом деле, меня туда взяли на всякий случай, чтобы набирался опыта, увидел, как все обстоит, пообщался с игроками НХЛ и почувствовал обстановку.

- И каково это?

- На самом деле, очень завораживающе. Ты приехал, молодой игрок, и смотришь на реальных профессионалов – как они настраиваются, как готовятся. Очень большой опыт, очень классно.

- Как тебя приняли лидеры – Ворачек, Жиру?

- Вообще классные мужики! Они очень веселые, спокойные. Действительно профессионалы своего дела. Они мне постоянно помогали, во всем поддерживали – реально красавцы! Никого не могу выделить в этой команде. Там хороший коллектив, никто не звездит. Даже те, у кого по 10 миллионов контракты, они самые простые.

- Как суперзвезды калибра Жиру, Кутюрье и других ребят ведут себя в раздевалке, в быту?

- Конечно, лидеры всегда поддерживают, что-то говорят именно команде, даже иногда без тренера обходятся. Бывают такие моменты, что нужны слова именно от опытных парней, и тогда они могут завести, зажечь, поддержать.

В отеле это очень простые парни. Не скажу, что с какой-то там звездностью, со всеми одинаково общаются. Помогали мне больше, потому что я в меньшей степени знал английский.

- Как, кстати, оценишь свой уровень языка?

- По десятибалльной системе, думаю, на тройку с минусом. Сто процентов нужно еще работать. В системе «Филадельфии» были русскоязычные ребята, защитники Проворов и Замула, мы держались вместе.

- С Максом Сушко часто общаетесь в Америке?

- Когда я играл за «Лихай Вэлли» в АХЛ, мы поддерживали связь, но затем меня перевели в ECHL, и после уже нет.

- Сушко говорил недавно, что в следующем сезоне «Филадельфия» будет претендентом на Кубок Стэнли. Заметно?

- На самом деле, парни могут. Есть лидеры, которые тащат за собой, вратарская линия и нападение – это просто очень классные ребята. И, конечно, Проворов в защите, который, на мой взгляд, сейчас лучший.

- В одном из интервью ты упоминал, что в Америке тебя воспринимают как белоруса. В чем это проявляется?

- Просто сказал: «Я – белорус». И все. Они понимают, в чем различие. Мне было легче в этом плане, потому что Макс Сушко находился там раньше, провел три года, и все знают, что он белорус и что за страна Беларусь. Я приехал, и все такие: «О, еще один белорус!»


***

- «Флайерс» проиграли в седьмом матче плей-офф «Айлендерс». Если бы тебе выпал шанс выйти на лед в решающий момент, как принял бы этот вызов?

- Думаю, испытал бы определенное волнение, но такое быстро проходит. В эти моменты нужно выходить на лед и делать свою работу, а не зацикливаться, что у тебя может не получиться, или переживать. Волнение сто процентов сыграет в минус команде, а ты этого позволить не можешь.

- Как вообще перед матчами плей-офф ведут себя игроки? У нас это суперсерьезная накрутка, а там, говорят, более расслабленная атмосфера.

- Да, сто процентов. В НХЛ парни все время на лайте, могут поговорить перед игрой. Хотя есть хоккеисты, которые серьезно настраиваются, здесь у каждого свой подход. Но в большинстве все спокойные, как будто простой день. Нет такого, что завелись, «давай-давай», все смотрят в одну точку, закрыли глаза. Я там такого не видел. Наверно, это только в кино показывают.

- Когда тебя драфтовали, генменеджером «Филадельфии» работал Рон Хекстолл, который в бытность игроком прослыл вратарем с буйным характером. При нем «Флайерс» забирали в высоких раундах как раз голкиперов. Общался с Хекстоллом?

- Один раз, и это было достаточно давно. Рон спросил о моих планах, хочу ли я быть здесь. Ответил утвердительно, ведь это моя мечта – играть в НХЛ. Рон сказал, чтобы я продолжал тренироваться в том же духе, и все будет хорошо.

Что касается его прошлого, то не увидел в нем какой-то злости, агрессии. Мужик как мужик. Он же еще и в возрасте. Мне показался добреньким дедушкой.

- Твой напарник по фарму Алекс Лайон играет за «Лихай Вэлли» уже не первый сезон. Какие у вас сложились отношения?

- Вообще классный парень, жил с ним в отеле в «пузыре». Алекс постоянно мне помогал, понимая, что я очень плох в английском. Говорил другим игрокам: «Подождите, я его послушаю». И переводил всем.

Лайон – очень большой профессионал, и чтобы заслужить место в воротах, его нужно съесть. Но это хорошо, что у меня в команде есть голкипер с большим опытом, и он реально помогает, подсказывает.


- Номинально ты четвертый вратарь в системе «Филадельфии». Общался ли с главным тренером Аленом Виньо? Что он говорил?

- Лично с ним разговаривал один раз. Он сказал: «Кайфуй. Ты в этой обстановке, бери опыт, тренируйся, как можешь». Больше с ним не общался.

Была, кстати, забавная ситуация. Однажды опоздал на собрание в НХЛ... ну, как опоздал – пришел за пять минут до начала, но там все такие профессионалы, что приходят за 15 минут до объявленного времени. В тот момент все уже тоже были на месте, а я еще спал :) Звонит Егор Замула со словами: «Ты где, балбес, куда пропал?» Отвечаю: «Так еще же пять минут!» Выбежал из номера, зашел в зал, и тут главный тренер вместе со всеми игроками начинают мне хлопать. Таких людей вообще нельзя заставлять ждать, я должен появляться на собраниях первым, но мне сказали: «Спасибо, что пришел!» Конечно, это все было в шутку, посмеялись.

- Может, решили так приколоться?

- Вряд ли, на всех предыдущих собраниях я был. Они действительно приходят раньше, чем положено. Появляюсь за 20 минут до начала, а там уже сидят все хоккеисты.

- В вашей команде играет Оскар Линдблум, у которого в декабре 2019 года обнаружили тяжелую форма рака, однако он победил болезнь и даже сыграл в официальном матче. Что можешь сказать об этом парне?

- Оскар – очень классный мужик. Когда я узнал полгода назад о его болезни, был в шоке, не поверил, и думал, что ее невозможно победить. Буквально жил с мыслью, что это парень, которого я знаю, из моей команды, и он может умереть. Потом увидел в Instagram сообщение о выздоровлении с благодарностью докторам – и снова был в шоке! Оскар – очень сильный человек.

- Каким он вернулся на лед?

- Конечно, когда проводишь полгода без тренировок, а вместо этого борешься с болезнью, такое не может не сказаться на твоей форме. Изменения есть, но Оскар быстро дорабатывает, это видно по щелчку пальцев.

- Расскажи о специфике нахождения в «хабах». Насколько это вообще было необычно?

- Там ничего необычного нет, просто сидели в одной зоне. У нас был один отель, а в нем – все, что нужно. Развлекали друг друга, как могли. Нехватки в занятиях не наблюдалось: был большой теннис, был маленький, было настоящее футбольное поле, в карты играли. Словом, скучать не приходилось.

- Что скажешь о запретах? Их много было?

- Нет, совсем нет. Там же все профессионалы, игроки НХЛ. Запретов минимум. Ты знаешь, что тебе нужно для игры, как будешь готовиться. Тренер в это вообще не вмешивался.

***

- Каково это – быть в аренде? Ты принадлежишь одному клубу, а играешь за другой. Как искать мотивацию?

- Мотивация – тренироваться дальше. В Америке сейчас перерыв, и переход в «Гомель» – хороший шанс поддерживать себя в оптимальной форме. Мне приятнее вдвойне, что я это делаю на родине.

- Ты следил за белорусским чемпионатом в прошлом году?

- Нет. Я что-то слышал, потому что общаюсь с людьми, которые живут в Гомеле. Сейчас начал смотреть матчи «рысей», само собой появились интерес и необходимость.

- Сравни тренировочный процесс в Гомеле и в Америке.

- Заметил, что за океаном занятия на льду короче, но более интенсивные. В Беларуси они длиннее. Здесь – 1:15-1:30, а там 45 минут или час, но темп выше.

- Какие планы у тебя на этот отрезок карьеры в «Гомеле»?

- Понятно, что многое завязано на «Филадельфии». Жду звонка оттуда с информацией, когда начнутся сборы. Пока же буду готовиться здесь, поддерживать форму, стараться показать себя с лучшей стороны. Хочу выигрывать вместе с «Гомелем», потому что это для меня тоже важно. Это мой первый клуб, я хотел выступать за него в детстве. Но так сложились обстоятельства, что пришлось уехать. «Гомель» – первый клуб, на который я обратил внимание, но с возрастом, понятное дело, планка мечты поднималась.

- На какой срок подписан контракт, учитывая, что предварительно сезон в АХЛ начнется 4 декабря?

- Соглашение мы оформили годичное, но это аренда с возможностью отзыва.

- Есть варианты остаться до конца сезона в «Гомеле», или первым делом – Америка?

- Нет, по первому требованию я должен уехать.


Текст: Андрей Григорьянц

Фото: hcgomel.com, phantomshockey.com