Экстралига Событие 15 Апреля 2020

Приз имени Захарова и Кубок Машерова. Чем могли бы награждать лучших белорусских хоккеистов

Константин Кораблев предлагает свои варианты.

На днях мы вспоминали, что нам не помешало бы уделять больше внимания истории хоккея и людям, которые посвящают ему свою жизнь. Логичным решением было бы подготовить призы для лучших хоккеистов года, причем подойти к этому вопросу системно и без перегибов. В таком случае лауреаты становились бы в один ряд с теми, кто достиг значимых результатов, определял лицо спорта либо внес серьезный вклад в его развитие.

Вези нас, трофи. Почему белорусскому хоккею нужны именные награды

Давайте попробуем представить, какие призы лучшим хоккеистам года можно вручать и чьи имена они могли бы носить.

Лучший молодой игрок

Начнем с приза, который могли бы вручать лучшему новичку либо отлично проявившему себя игроку, которому, например, еще не стукнуло 20 лет.

Есть предложение назвать этот кубок именем хоккеиста, чья карьера оборвалась на взлете. Алексей Савин – воспитанник челябинского «Трактора», но парень переехал к нам еще до совершеннолетия и дошлифовывался в минской «Юности». Алексей был капитаном «молодежки», а затем успел добраться до национальной команды – почти в 20 лет дебютировал на чемпионате мира в Риге. По итогам чемпионата-2005/06 признан лучшим молодым игроком страны.


Сезон-2006/07 сложился для него не самым удачным образом. Травма колена и операция, из-за которой он пропустил почти весь чемпионат, вылет с «Юностью» из плей-офф и непопадание в состав сборной. Был и позитив: Алексей успел забросить пять шайб в постсезоне, из них две – в овертаймах (огорчил «Гомель» в четвертьфинале и «Динамо» в полуфинале). Для своего клуба он значил все больше.

Лето 2007-го Савин проводил на родине. Во время велопрогулки хоккеиста сбил пьяный водитель. Трагедия, которая оборвала жизнь перспективного спортсмена.

Трофей имени Савина стал бы не только признанием заслуг, но и напоминанием молодым хоккеистам, что никто не вечен и что в жизни нельзя относиться ко всему так, словно тебе что-то уже гарантировано.

И здесь не так важно, что он не наш воспитанник. Челябинск дал нам Юрия Никонова, Владимира Семенова, Бориса Косарева, Игоря Матушкина, Андрея Мезина – и это далеко не полный список. Тем более полноценный переход во взрослый хоккей у Алексея случился в Беларуси.

Еще один вариант – известный тренер Геннадий Бандурин, который работал в школе «Юность» и некоторое время был помощником Виталия Стаина в «Динамо». Он считался сильным детским тренером, который дал путевку в жизнь многим известным хоккеистам.

- Если же говорить о человеческих качествах Бандурина, то я называл Геннадия Ивановича «коммунистом». Не в плане того, что ему была как-то особенно близка эта идеология, а за его пламенный стиль. Он так мог зарядить людей верой, работой, любовью к хоккею, что мы на льду «умирать» были готовы. Все, кто прошел через его тренировки, так и остались фанатами, работягами, – рассказывал его воспитанник Владимир Король. Геннадий Иванович дал путевку в большой хоккей таким игрокам, как Сергей Федоров, Александр Юдин, Эдуард Занковец и многие другие.


Не должны мы забывать и других талантливых хоккеистов, которые ушли слишком рано. Подобный приз можно назвать и в честь Дмитрия Камовича (вратарь «Витебска» и молодежной сборной, погибший в 2004 году в ДТП вместе с одноклубником Анатолием Кусковым) или Сергея Остапчука (новополоцкий воспитанник того самого «Локомотива»).

Лучший вратарь

С одной стороны, здесь все проще. Есть три легенды, которые защищали ворота лучших команд страны друг за другом – Юрий Никонов, Владимир Семенов, Александр Шумидуб. К сожалению, эта удивительная эстафета полноценно так и не была продолжена.

Челябинца Никонова в столицу Беларуси перевез тренер «Торпедо» Павел Филимонович Баранов в 1965 году, обещая, что здесь ему помогут и со спортом, и с наукой. Восемь сезонов подряд Юрий Владимирович выступал в составе флагмана белорусского хоккея, выходил в высшую лигу чемпионата СССР в качестве игрока и в качестве тренера. Человек, который очень многое сделал для подготовки спортсменов в нашей стране.


Владимир Семенов – еще один воспитанник челябинской школы хоккея, который переехал в Минск. 18 сезонов в составе «Торпедо» и «Динамо». По словам Ивана Кривоносова, Владимир имел «лицензию» от Крикунова на воспитание клюшкой недорабатывавшего на площадке игрока в раздевалке. Был главным тренером в последнем сезоне в истории «Тивали», который завершился победой столичного клуба в чемпионате Беларуси. К сожалению, этот сезон стал последним в жизни и для самого Семенова.


Александр Шумидуб – первый местный вратарь, который стал основным в главной команде Беларуси. Становился лучшим игроком страны в 1991 году, помог сборной в Нагано. Открыл первую вратарскую школу в Беларуси, тренировал в «Гомеле» Брикуна, Мильчакова, Кульбакова, Бобарико и многих других.


Никонов, Семенов и Шумидуб пользовались непререкаемым авторитетом во время игровой карьеры и после нее, поэтому не хочется обделить кого-то вниманием. Я бы предложил следующий вариант. Лучшему вратарю экстралиги вручать приз имени Семенова (определяется с учетом голосов тренеров и капитанов команд). Лучшего вратаря команды, которая пропустила меньше всех, награждать призом Шумидуба. А именем Юрия Никонова назвать трофей, предназначенный лучшему молодому вратарю либо лучшему вратарю высшей лиги.

Лучший защитник

У трофея лучшему защитнику есть несколько возможных «покровителей».

Первый – Олег Микульчик. Воспитанник «Юности», уехал в Москву, стал чемпионом мира среди молодежи, поиграл немного в НХЛ (первый среди наших защитников), много в России, к 40 годам вернулся в Беларусь, а после 40 сыграл на чемпионате мира. Спортивное долголетие, подкрепленное стабильно высоким уровнем игры – очень неплохой вариант.


Выделяется и один из первых воспитанников «Юности», попавших в состав «Динамо» – Дмитрий Ерастов. Тренер Иван Кривоносов называл его «мотором команды, капитаном и неформальным лидером». Но добавлял, что цены бы ему не было, если б еще с режимом дружил.

- Когда тренеров в раздевалке не было, именно он брал на себя функции воспитателя. И в этом плане Ерастов получал от тренерского штаба полный карт‑бланш. Команда ведь должна быть организмом саморегулируемым, потому что тренеры за всем не уследят. И Ерастов был одним из тех, кто этой регуляцией умело занимался, – рассказывал Кривоносов газете «СБ».


13 сезонов и 692 игры в составе «Динамо» – больше матчей в составе минского клуба никто не провел. 71 шайба – немало он играл и в большинстве. Пожалуй, только известные проблемы с режимом говорят против него.

Еще один кандидат – Сергей Еркович. Крепкий защитник, который сыграл на девяти чемпионатах мира в составе сборной. Участник Олимпиады в Нагано. Отцепили от Солт-Лейк-Сити после советов Сидоренко Крикунову. Рекордсмен чемпионата Беларуси – семь раз выигрывал золото в составе «Тивали» и «Юности».


Вариантов еще очень много (Дьяконов, Волохов, Матушкин и т.д.). Хотя выдающийся защитник у нас, пожалуй, один. Но хотелось бы, чтобы его имя носил более значимый трофей.

Лучший снайпер чемпионата

Здесь очевидный вариант – Сергей Шитковский-старший. Сергей Владимирович переехал к нам из Перми ради квартиры и стал местной легендой «номер 17». Ему понравился Минск, а Минску понравился он. Прирожденный бомбардир, которому, возможно, чуть мешало то, что он поздно стал на коньки (с его слов – в 16 лет):

- Я всегда на вратаря смотрел, а не на шайбу. Меня еще Костарев в Перми этому научил. На нас, молодых, он надевал темные очки, заклеенные газетной бумагой, чтобы вообще ничего не было видно. Выпускал на площадку двадцать пять человек. Задача была ни с кем не столкнуться и шайбу не потерять. Это для того, чтобы ты не смотрел вниз, но шайбу контролировал, – так в интервью «Прессболу» Шитковский объяснял секрет своей результативности.

329 шайб в составе «Торпедо» и еще сотня за пермский «Молот». В высшей лиге чемпионата СССР в сезоне-1966/67 отличился 25 раз и с огромным отрывом стал лучшим снайпером минских «автозаводцев». В своем последнем сезоне (1974/75) забросил 41 шайбу и в шестой раз стал лучшим в команде, находясь в преклонном для советского спорта возрасте – 33 года.


Вы просто посмотрите на объем материала – для «Физкультурника Белоруссии» тех лет это что-то невообразимое. Внимания почти как к олимпийскому чемпиону или известному футболисту. Того же Юрия Никонова, партнера по звену Гремякина или защитника Станислава Малкова провожали одним абзацем и фото в лучшем случае.

Еще один вариант, который можно учесть и для других призов форвардов – Сергей Агулин. Воспитанник «Кристалла» из Электростали пришел в «Динамо» 1979 году и помог выйти команде в высшую лигу. В сезоне-1982/83 забросил 46 шайб (42 в сезоне и четыре в переходном турнире) – это лучший результат в истории клуба из белорусской столицы.


Из игроков эры независимости стоит упомянуть Романа Романенко и Виталия Валуя, которые первыми забросили 100 шайб в ВЕХЛ и чемпионате Беларуси соответственно. Романенко и вовсе первым пробил отметку в 200 шайб в первенстве страны.

Есть те, кто в наше время кажется уже не таким родным, но в свою эпоху был важной частью хоккея в Беларуси. Тот же Сергей Тукмачев, воспитанник кирово-чепецкого хоккея, которому на протяжении 11 сезонов в Минске покорялись стабильно высокие снайперские показатели. Лучший бомбардир «Динамо» в сезоне-1980/81, который команда провела в элите советского хоккея. Всего забросил 230 шайб в 592 матчах в составе минского клуба. Здесь можем вспомнить и Игоря Бубенщикова, который приехал в Беларусь из Екатеринбурга и за девять сезонов в «Динамо» отличался заброшенными шайбами 220 раз.

Лучший бомбардир чемпионата

Приз лучшему бомбардиру может носить имя Анатолия Михайловича Варивончика. Отчество важно по причине выступления в минском «Динамо» его полного тезки, но Николаевича.

Анатолий Михайлович на протяжении карьеры не доминировал по результативности, но сохранял продуктивность на высоком уровне. Уже в 17 лет он пробился в «Торпедо» и завоевал себе постоянное место в составе. При этом ученик минской СШ №57 хоть и не стал суперзвездой, но стал чуть ли не первым выращенным в Беларуси лидером хоккея в стране. До этого игру определяли исключительно привозные кадры.


Варивончик провел 15 сезонов в «Торпедо» и «Динамо», забросил 318 шайб. Больше только у Шитковского-старшего. История Анатолия Михайловича делает его неплохой кандидатурой и для приза лучшему молодому игроку Беларуси.

Также вполне уместным назвать подобную награду в честь Владимира Цыплакова, который первым из наших закрепился в НХЛ. Владимир на протяжении всей карьеры подтверждал свой высокий уровень игры, трижды становился лучшим хоккеистом страны, набирал в среднем больше очка за матч в составе сборной. Жаль только, что мастер безвременно покинул нас.


Еще один знаковый для нашей страны хоккеист, имя которого могла бы носить награда лучшему бомбардиру – Андрей Ковалев. Уже в 20 лет он набрал больше всех очков в «Динамо» – 50 (35+15) в 53 встречах в сезоне-1985/86. Всего он отличился 139 раз перед тем, как уехать из Минска. Становился он и лучшим снайпером чемпионата Германии – в сезоне 1994/95 в составе «Швеннингера» он забросил 39 шайб в 40 матчах регулярки. Существует мнение, что он не в полной мере реализовал свой талант, но при этом оставался одним из самых ярких и эффективных атакующих игроков команд, за которые выступал.


Самый ценный игрок сезона

Есть мысль, и я не утверждаю, что она единственно верная, что подобный приз должен носить имя Руслана Салея. Я ничего не имею против соревнования за Кубок страны, но в таком случае имя нашего капитана будет носить не приз за победу в предсезонном турнире, а трофей для хоккеиста, который больше всего значит для своей команды на протяжении всего чемпионата. Кажется, это куда больше соответствует статусу Руслана – такой приз станет способом отметить человека, который был незаменим для коллектива, был лидером на льду и вне его. Как вариант, звание лучшего хоккеиста страны, которого определяет «Прессбол», сопроводить призом имени Руслана Салея.


Если принять такой путь развития событий (или Кубок страны не изменит названия), то вторая кандидатура, в честь которой можно учредить приз MVP экстралиги – Александр Андриевский.

Первый белорус в НХЛ, один из лучших хоккеистов чемпионата Финляндии в середине девяностых, капитан сборной, которую в итоге вытащил в элиту. Бывший глава федерации хоккея Лев Контарович так рассказывал о роли Александра в «националке» во второй половине 90-х:

- Все равно в сборной больше заправлял Андриевский. Вплоть до того, что именно он давал ребятам упражнения на тренировках. Опыт-то был, а авторитет среди партнеров – еще больший. Вот уж где был не капитан – капитанище!»

Также стоит упомянуть в подобном контексте Андрея Мезина. Первый номер нашей сборной долгие годы ассоциировался с ее успехами. Если «Скала» в форме, то, казалось, что возможно все. Лучший вратарь чемпионата мира-2009 был для многих белорусских болельщиков не половиной команды, а ее олицетворением.


Самый ценный игрок плей-офф

Для этого трофея есть явный кандидат, который, возможно, не всем понравится. Потому что этот человек всегда не всем нравился – и этот факт стал чуть ли не главной его особенностью.

Да, речь о Михаиле Захарове. Причем награду предлагается назвать его именем не только и не столько за успехи в качестве игрока «Динамо» и сборной Беларуси, но и за отличные результаты на тренерском поприще уже в наше время. Восьмикратный чемпион страны, лучший хоккеист Беларуси-1990, неоднократно получал сокрушительные удары судьбы, но продолжает уверенно и бодро двигаться дальше. Как раз то качество, которое необходимо хоккеистам для успешного выступления в плей-офф.

Среди тех, кто обладает должным авторитетом, выигрывал сильные чемпионаты и был причастен к главным успехам в сборной, выделим еще двух кандидатов.

Алексей Калюжный в 19 лет стал железным игроком основы сборной Беларуси. К 24 годам дважды выиграл оживший после развала Союза чемпионат России, превратился в одного из самых опасных форвардов суперлиги, а на закате карьеры раскачал «Минск-Арену» так, что вряд ли кто в ближайшее время это сможет повторить. В 2014 и 2015 годах своей классной игрой заставил многих уверовать в то, что у нас в хоккее все очень даже хорошо.


Андрей Скабелка вернулся в 1992 году в Минск после неудачной попытки закрепиться в ЦСКА и вскоре стал лидером. Дважды становился лучшим бомбардиром чемпионата Беларуси и также дважды признавался лучшим хоккеистом страны. С 1994 года сыграл на 12 чемпионатах мира в различных дивизионах. Стал чемпионом России с ярославским «Торпедо» в 1997 году. Не все получалось в качестве тренера в родной стране, зато в КХЛ все пока гораздо веселее.


Джентльмен на льду

Почему бы не создать и аналог «Леди Бинг Трофи» из НХЛ, чтобы поощрять чистую игру.

Для этой роли, возможно, подошла бы фигура Эдуарда Занковца. Хоккеист, который не отличался грубостью и предпочитал отвечать не словом, а делом. Выделяется и известная история с его участием об отказе от денег ради поездки в сборную в 1995 году. Руководство «Авангарда» предлагало Занковцу круглую сумму за то, чтобы он остался в клубе, но отказаться от участия в чемпионате мира он не смог.


Есть еще Олег Антоненко, который неоднократно в своей карьере забрасывал больше шайб за сезон, чем набирал штрафных минут. Впрочем, его игровой стиль совершенно и не располагал к иному. Шикарные руки и бросок, еще бы улучшить катание – и тогда за ним охотились бы не только российские клубы. Оставался одним из лучших хоккеистов чемпионата Беларуси и почти в 40 лет.

Возможно, стоит назвать эту награду в честь человека, который отдал значительную часть своей жизни белорусскому хоккею, многолетнему напарнику Владимира Крикунова – Ивану Кривоносову. Он переехал из Новосибирска в Минск в 18 лет и уехал из Беларуси почти в 40. Двенадцать сезонов в составе «Торпедо» и «Динамо», 273 заброшенные шайбы. Затем еще восемь лет в качестве помощника главного тренера.

Лучший форвард оборонительного плана

Вспоминается еще один хоккеист, которого, к сожалению, уже нет с нами. Виктор Карачун – капитан «Динамо», чемпион Беларуси и Польши, центрфорвард сборной нашей страны.

- Карачун был «тягучим» нападающим, который делал ставку не на натиск, а на выверенность действий. На льду эти качества помогали Карачуну быть одним из лидеров команды, а вот вне площадки Виктор старался не выделяться, из-за чего его многие считали находящимся на своей волне. Но при этом по делу мог запросто поговорить по-мужски с любым из партнеров, – так вспоминал Виктора тренер «Динамо» Иван Кривоносов.

Воспитанник «Юности» стал автором первой шайбы сборной Беларуси в финальных турнирах Олимпийских игр. Всего набрал 41 (19+22) очко в 68 матчах в составе национальной команды.

- В Вите трудно найти сумасшедшинку, но зато он всегда был стабилен. Если Карачун на площадке, то можешь быть уверенным: он сачковать не станет, а всегда будет биться до конца. И еще он любил в решающие минуты матча брать ответственность на себя. Это черта ответственного человека – кто же, если не я? Брал шайбу в своей зоне и мчался к воротам соперника…» – рассказывал Занковец.


Форвард сборной Беларуси рано покинул нас – рак забрал его за день до 36-летия. Он никому не говорил о страшной болезни и боролся с ней до конца, не нагружая своей бедой посторонних. Карачун всегда боролся до конца, причем не только за себя. История от Александра Андриевского – тому подтверждение.

- И вот однажды в одном из поединков Витина пятерка сошлась в такой рукопашной. Даже не вся пятерка, а один Витя. Задели кого-то из ребят, и наш капитан, а Карачун тогда носил это почетное звание, рванулся его защищать. За какие-то несколько секунд он – человек, скажем так, не самый габаритный и мощный – уделал четверых! Невероятно, но факт... Наши наблюдали за этой картиной, раскрыв рты, – вспоминал Андриевский.

Для этой награды можно вспомнить еще одного воспитанника челябинского хоккея. Борис Косарев после игровой карьеры остался в Беларуси, стал главным тренером «Динамо», потом плодотворно работал с молодежью – сначала в Минске, затем в Новополоцке. Был также и капитаном минской команды, многие отмечали его катание и хоккейный интеллект.

- Этот хоккеист обладал очень ценным качеством: еще до того, как получит шайбу, он уже оценивал обстановку, – так говорил о Косареве известный челябинский тренер Петр Дубровин, среди воспитанников которого Сергей Макаров и Вячеслав Быков.

Как кандидата рассмотрим и Валерия Воронина. Центрфорвард «Динамо» конца 70-х – начала 80-х, одно время связывавший Варивончика и Агулина, ярких игроков атаки. Хороший плеймейкер, которого критиковал тренер «Динамо» Виталий Стаин за недостаточную агрессивность в силовой борьбе, показывал достойную результативность и забросил в составе минского клуба 100 шайб. Возвращал в качестве тренера сборную Беларуси в элиту в 2002-м.

Лучший тренер

Сразу вспоминается имя Владимира Крикунова, с которым связаны многие успехи белорусского хоккея. Возвращение «Динамо» в элитную лигу советского чемпионата, при нем впервые закрепились в ней, Олимпиада-2002.


Очевидна роль и Виталия Стаина, который в 1976 году перебрался в Минск. Он поэтапно вывел «Динамо» из второй лиги в высшую, где, правда, не избежал провала. Учитывая расстановку сил в то время и незначительные изменения в составе перед сезоном-1980/81, в таком результате не было ничего удивительного.


Но здесь хотелось бы отметить позабытую фигуру Павла Баранова, который возглавлял минские команды «Красное Знамя», «Вымпел», «Торпедо» и СКИФ. Он успел поиграть в различных командах на позиции защитника, причем, как и многие в те годы, совмещал футбол с хоккеем. Затем стал тренером. И именно при нем в «Торпедо» пришли Юрий Никонов, Сергей Шитковский, Валерий Ярославцев, Станислав Малков. В 1966 году «автозаводцы» пробились в высшую лигу чемпионата СССР.

- Он тутошний, очень хорошо подбирал тройки, видел, кто с кем может играть. Грамотный специалист, душевный человек, никогда никого не оскорблял и игрой руководил толково. Книгу написал о подготовке спортсменов, – вспоминал о нем в интервью «Прессболу» Сергей Шитковский. Он же назвал его автором полюбившейся болельщикам минчан тройки Гремякин – Ярославцев – Шитковский.

Павел Филимонович впоследствии уступил место старшего тренера Анатолию Муравьеву, но оставался близок к спорту. Он преподавал в институте физкультуры и даже стал одним из первых летописцев белорусского хоккея.


Именно поэтому я предложил бы вручать лучшему тренеру экстралиги «Баранов Трофи».

Лучший судья

Есть предложение назвать приз лучшему судье именем Павла Шелавителева. Он первым среди коллег получил всесоюзную категорию, многие известные арбитры впоследствии называли его своим учителем.

Свидетельства этому остались и в прессе.


Кубок победителя регулярного чемпионата

Да, в наших условиях обладатель Кубка Президента почти всегда забирал бы и такой приз. Но почему бы не сделать его дополнительным стимулом для команд. Матч «Юность» – «Неман» в прошедшем чемпионате с прилетевшим из космоса голом в ворота Городецкого мог бы стать поединком именно за подобный трофей.

Для такого Кубка я предлагаю кандидатуру Льва Контаровича. Хоккеист, арбитр и глава Федерации хоккея Беларуси в прошлом. Лев Яковлевич в первые независимые годы вытаскивал хоккей из финансовой ямы, а хоккеистов сборной из знаменитой переделки в Софии в 1995 году.

Второй вариант – назвать его Кубком Машерова, который по свидетельствам современников был заинтересован в развитии хоккея в стране и серьезно помог минскому «Динамо» на пути к возвращению в высшую лигу в 1980 году.

- Когда мы выходили, Петр Машеров не уходил с трибуны до конца. Ребята сделали три круга по арене! И потом Машеров вместе со всем руководством пришел поздравить команду в раздевалку. Я приготовил шампанское, выпили, пообщались, – вспоминал Виталий Стаин.

Еще один вариант – вручать этот кубок победителям Высшей лиги.

****

Вот лишь некоторые варианты, которые можно использовать для того, чтобы белорусская хоккейная история не теряла своих истоков и при этом обогатилась судьбами людей, которые не были безразличны к этому виду спорта. Чтобы чемпионат был живучее не только из-за того, что он продолжался до конца.

И тогда останутся в мире сердца, где имена эти будут жить еще долго.

Текст: Константин Кораблев