КХЛ Интервью 08 Июня 2020

Дмитрий Басков о предложении сдать матч: глянул в зеркало и понял, что не смогу потом спокойно смотреть на себя

Гендиректор минского «Динамо» – о договорных матчах и ночных подработках, о бизнесе и съемных квартирах, о хоккейной школе и предложении возглавить клуб.

Некоторые фрагменты из разговора с Дмитрием Аврамчиком в «Хоккейной варке».


«Это был большой соблазн для меня»

– Позиция спортсмена в отношении договорных матчей – это то, что меня тревожит. То, с чем я столкнулся в своей жизни. Я не участвовал в договорняке. Это абсолютная правда. Но были попытки затащить меня в эти страшные вещи. Это был 2006 или 2007 год. Я играл за «Брест». У нас на тот момент была слабая команда, плохое финансирование. Мы проигрывали четыре-пять матчей из шести, в некоторых встречах результат предугадать было несложно.

Позвонил один товарищ из России и спросил, какая у меня зарплата. Я ответил, что 400 долларов в месяц. Он говорит: «Класс, то что надо! Если мы договоримся, то за одну игру ты получишь в районе трех тысяч. Просто скажи мне, когда вы проиграете». Но у нас была слабая команда, мы проигрывали «Керамину», «Юности» – топам нашей экстралиги – практически всегда. «Зачем тебе я?» – спрашиваю. «Ты мне точно гарантируешь, что вы проиграете».

Это был большой соблазн для меня. Честно признаюсь, я не спал полночи. Одна половина меня говорила: «Как ты это сделаешь, ты же любишь хоккей?» А другая: «Блин, но тебе же тяжело сейчас, на тебе куча ответственности, куча забот: мама, опекунский ребенок… И не было денег вообще» Я проснулся утром, чистил зубы, посмотрел на себя в зеркало и понял, что после этого в жизни не смогу спокойно смотреть на себя. Поэтому позвонил и сказал: «Не. Без меня. Ерундой заниматься не буду». И, кстати, после этого (бог все видит!) я выдал пару суперматчей. Мы обыграли, по-моему, даже «Юность». И Михаил Захаров пригласил меня туда на полсезона – из самой слабой на тот момент команды экстралиги. И за те полгода я заработал больше, чем за предыдущие пять лет. Ну а тот мой знакомый с кем-то в итоге договорился.

Правда ли, что поручение разобраться с осенним договорным матчем «Динамо-Молодечно» поступило от Президента? Мы все знаем, как Президент относится к хоккею. Конечно же, это был большой стыд для нашего хоккейного сообщества.

«Когда проходил армейскую службу в «Немане», по ночам таксовал в Гродно»

– Сколько денег смог собрать за хоккейную карьеру? Никогда об этом не задумывался, не считал. Что-то откладывал, что-то тратил. Когда играл в тех командах, где немного платили, тяжело было откладывать, поэтому всегда пытался зарабатывать вне хоккея. Был опыт, когда в «Немане» проходил службу в армии. И за это время Анатолий Михайлович Варивончик не платил ни копейки. Это было на протяжении двух спортивных сезонов. Я просил у него хотя бы на шампунь, но он отвечал, что солдатам деньги не положены. Но деньги ж нужны были, молодой парень. Дискотеки и все остальное. Иногда :) С 18 лет у меня уже были права. И я просил у ребят, у которых имелись машины, покататься. Я получал огромное удовольствие от этого, и получаю до сих пор. Брал у них автомобили под предлогом покататься, а сам по ночам таксовал в Гродно. Зарабатывал какие-то деньги на личные расходы. Утром приходил на тренировку не выспавшимся. Поэтому, Анатолий Михайлович, извините, что я где-то не дорабатывал. Это из-за того, что периодически занимался вот такой вот ерундой. Получилось так, что в «Немане» я одновременно был в армии, играл в хоккей и учился в БГУ на юрфаке.

Что касается денег, то я всегда думал о том, что хорошо бы во время карьеры скопить денег. Но возможности зарабатывать в хоккее у меня не было. Я не был талантливым хоккеистом, это однозначно. Но был очень трудолюбивым. Много пахал и конкурировал с теми, кто обладал талантом. И чтобы забрать у них место в воротах, мне нужно было пахать и днем, и ночью. Поэтому не играл в топовых командах, не играл в КХЛ и НХЛ. Но я очень любил хоккей и до сих пор его люблю и не представляю жизни без него. Получалось зарабатывать – здорово. Если нет – искал возможность заработать где-то на стороне.

«Однажды Андрей Михалев принес 50 тысяч долларов в пакете из Макдональдса и сказал: на тебе деньги, купи себе квартиру»

Как-то все деньги, которые на протяжении нескольких лет собирал на квартиру, я вложил в бизнес. На тот момент это был своеобразный стартап, как любят сейчас говорить. Начинающая компания с не особо видимым позитивно перспективным будущим. Но я хорошо знал этих ребят, еще с университетских времен. Рискнул, вложил.

Много лет это не приносило никаких дивидендов. Но потом компания приобрела хороший опыт, нашлись неплохие инвесторы. Компания выросла и сейчас приносит дивиденды. Стало все хорошо, я решил все свои социальные проблемы.

Я же всегда был таким запоздалым. Если все мои друзья-хоккеисты покупали жилье, строили дома, то я все еще жил в общежитии, на съемных квартирах, в служебных. Свою первую машину купил в 28 лет, хотя мечтал о не й с 14-ти. В 38 появилось мое первое жилье. Купили двухкомнатную квартиру на вторичном рынке. До сих пор в ней живем. А до этого жили с женой на съемной квартире. Пока мой друг, Андрей Михалев, не пришел и не сказал: «Тебе уже столько лет. Ну сколько можно уже по общежитиям. Давай что-то думать». И, как сейчас помню, принес в пакете из Макдональдса 50 тысяч долларов. «На тебе деньги, купи себе квартиру. Отдашь, как сможешь».

На самом деле я всегда трудился, пытался зарабатывать деньги. Был такой график: вставал в 5 утра, в 6:30 шел заниматься платными подкатками вратарей. Всегда был востребован в этой области. Тогда я жил в общежитии в Раубичах и работал тренером юношеской сборной. Потом к 9:00 шел на основную работу. Заканчивал ее, а вечером снова платные тренировки. Занимался с айтишниками, по-моему, даже с ребятами из World of Tanks, с другими командами, которые платили мне деньги. Всегда искал возможность заработать, в том числе и посредством каких-то бизнес-проектов. Мне было интересно, много чего изучал по этой теме, ходил на бизнес-форумы.

Рисковый ли я человек в том, что касается бизнеса? Если ты хочешь добиться успеха, то нужно ходить по краю.

«На молодежном уровне у нас происходит сбой. Надо переформатировать работу с игроками на отрезке с 18 до 22 лет»

– Я закончил с хоккеем в 30 лет. Сначала был детским тренером в Бресте, тренером в команде экстралиги в этом городе, потом в «Минских зубрах», которые выступали в МХЛ. Потом – два года в юношеской сборной Беларуси в Раубичах. Затем пять с половиной лет был директором школы «Динамо». И вот уже полтора года – гендиректор хоккейного клуба «Динамо-Минск».

У нас в хоккее нет четкой долгосрочной стратегии на 7-10 лет, которой мы бы все следовали. Потому что из-за смены руководителей каждый приходит и начинает строить заново, не ориентируясь на то, что делал предшественник. Шарахаемся из стороны в сторону. Это происходит еще из-за нестабильного финансирования. Детский хоккей вроде неплохой, я очень трепетно к нему отношусь. Юношеский – тоже, мы играем в элите и иногда побеждаем и финнов и чехов. На молодежном уровне происходит сбой. И на отрезке с 18 до 22 лет нам сейчас нужно сделать акцент. Переформатировать работу.

Главное достижение, которым горжусь за пять лет работы в динамовской школе? Конечно же, не результатами медального зачета. Скорее тем, что нам удалось подобрать боеспособный коллектив – тренерский штаб, административный. Сплоченный коллектив, который удалось объединить и заразить одной целью. И потом наблюдать, как это приносит плоды.

Это – лучший период в моей жизни. Я наслаждался работой, хотя то был мой первый административный опыт, до этого я работал тренером. И помню, как Игорь Анатольевич Рачковский, предлагая мне эту работу, спросил: «Ну что, пойдешь?». Я ответил, что мне надо подумать. «Ну подумай 3-5 секунд», – и начал отсчет. И я сказал, что согласен. Это был риск. Первый год был ужасно тяжелым, я вникал в эту бюрократию. Понимал: то, что я хочу сделать, не совсем вяжется с теми нормами, которые существуют.

Конечно, я анализировал опыт работы тренеров из других городов Беларуси. С кем-то был знаком, кого-то изучал. Из недавних приглашений – Дима Яворский из Гродно. Замечательный специалист. Именно в промежутке начальной подготовки, от 7 до 11 лет. На нем, в коммуникации с другими тренерами, построен у нас весь процесс начальной подготовки. Он отвечает за это.

«В «Динамо» моей идеей было собрать лучших молодых ребят, погрузить их в сильную лигу»

– Почему пошел на должность гендиректора клуба «Динамо», если все хорошо было в хоккейной школе? За пять с половиной лет мы стали ведущей школой в стране. Выигрывали внутренние первенства и международные турниры. Обеспечение есть. В НХЛ задрафтовали нашего воспитанника Колячонка. Но нужен был новый вызов. Я всегда следил за работой клуба. Это всегда был ориентир, в том числе и для наших пацанов. Смотрел, как им управляют, как это все работает. Общался со многими руководителями. Они были разные, не хочу сейчас никого ни хвалить, ни осуждать.

Впрочем, когда поступило первое предложение, я отказался, потому что не хотел терять то, что наработал в школе. Казалось, что если я уйду, то оно развалится. Через год или два поступило второе предложение. И я подумал: наверное, пора. Потому что все слишком комфортно. Я не люблю постоянно находиться в зоне комфорта, мне нужны какие-то вызовы и трудности, чтобы их преодолевать, чего-то добиваться. И я согласился. Хотя осознавал, что там трындец.

Но появлялись хорошие выпускники и в нашей школе, и в других. И я понимал, что никто из руководителей «Динамо» не доверит этим молодым пацанам этот бесценный опыт КХЛ. Всегда болел за детский хоккей и считал, что наши дети – это хорошее поколение, они могут играть на высоком уровне.

КХЛ – это коммерческая лига, где нужно показывать результат. Но в нашем белорусском хоккее сегодня есть какая-то пропасть между поколениями. Чтобы догнать и не упустить что-то, нужен был искусственный ход. Моей идеей было собрать лучших молодых ребят, погрузить их в сильную лигу. В этой конкуренции кто-то выживет, кто-то нет. Но мы получим какой-то продукт из наших белорусских ребят, – уверен Дмитрий Басков.


Источник: «Хоккейная варка»