НХЛ Интервью 09 Апреля 2021

«В НХЛ надо сначала постучаться, чтобы открыли дверь». Илья Соловьев – о контракте с «Калгари», сезоне в КХЛ и прогрессе

Белорусский защитник рассказал Hockey.by подробности карьерных поворотов.

В октябре 2020-го Илья Соловьев стал первым воспитанником могилевского хоккея, выбранным на драфте НХЛ, а теперь может стать вторым (после Романа Граборенко) выпускником этой школы, сыгравшим в сильнейшей лиге планеты. На днях 20-летний защитник заключил контракт с «Калгари» и стал еще ближе к своей мечте. Впрочем, Илья понимает, что с наскока покорить НХЛ вряд ли получится, и готов пробиваться через фарм-клуб.

В интервью Hockey.by защитник рассказал, кто из игроков «Калгари» впечатляет больше всего, чего от него ждут представители канадского клуба, а также тепло отозвался о сезоне в минском «Динамо», где добился такого прогресса, который высоко оценили заокеанские специалисты.


Как и когда было подписано соглашение с «Калгари»?

– Это стандартный контракт новичка, двусторонний. Был оформлен 5 апреля, практически по телефону. Прислали контракт и приложение, с помощью которого можно подписать документ. Договор действует до конца сезона-2023/24.

Как отреагировали на это в минском «Динамо»?

– Тренер Павел Викторович Перепехин написал, поздравил. Сказал ни в коем случае не расслабляться. Звонили мои тренеры из Могилева. Главный тренер «Минских зубров» Артем Николаевич Ботвенков. Да многие из тех, с кем я в разное время работал, поздравляли.

А из фарм-клуба «Калгари» написал российский нападающий Дмитрий Завгородний. Он поздравлял еще осенью, когда меня выбрали на драфте, а теперь и после заключения контракта.

Есть ли какая-то определенность, когда отправишься за океан?

– Еще ничего неизвестно. Из-за ограничений, связанных с пандемией, и сложностями с оформлением визы попасть в Канаду очень сложно. Сейчас я в сборной Беларуси и концентрируюсь только на этом.

Разговоры о том, что «Калгари» проявляет к тебе интерес, шли еще в конце марта.

– Да, обсуждали это и с моим агентом Святославом Киселевым, и с Дэном Мильштейном. Из «Калгари» звонили, беседовал с Роном Саттером. Это брат главного тренера «Калгари» Дэррила Саттера, занимает должность тренера по развитию игроков.

Обсуждали, где тебя видят – в первой команде или придется начать с фарм-клуба?

– Конечно, сначала надо через АХЛ пройти. В НХЛ нужно сперва постучаться, чтобы открыли дверь. Рон Саттер сказал, что все в моих руках. Он отметил, что с тех пор, как меня задрафтовали, я заметно прибавил, и выразил благодарность за это минскому «Динамо» и всем его тренерам. В «Калгари» следили за моими выступлениями в КХЛ. А когда я был травмирован, интересовались как здоровье, как нога? Нужна ли какая-то помощь?

Сколько времени ты в гипсе провел?

– Почти месяц. А уже через три дня после снятия гипса играл.

Но обычно еще немало времени уходит на то, чтобы разрабатывать ногу…

– Надо было помогать команде. Приближался плей-офф. Времени не было. Тяжеловато, конечно. И в физическом плане, и нога ныла. Но справился. Со мной тренеры плотно работали, вели индивидуальные занятия после тренировок. Это не было пущено на самотек. Никто не считал, что все само пройдет. С доктором нашим постоянно трудились, назначались процедуры. Тренер по физподготовке Адриан Вальво давал специальные упражнения, чтобы мышцы привести в тонус. То место, где был перелом, врач на время матчей обматывал специальной лентой, чтобы зафиксировать ногу и чтобы было меньше болевых ощущений. Кроме того, это придавало устойчивости на льду.

Как сам чувствуешь, что тебе дал этот сезон в минском «Динамо»?

– Очень многое. Прежде всего возмужал, окреп физически. Считаю, что стал умнее как хоккеист. Начал быстрее мыслить. Год на таком уровне – это бесценный опыт для молодого игрока.

Был ли в «Динамо» какой-то защитник, который стал для тебя примером, на которого ты равнялся?

– Старался подмечать что-то полезное у всех – где-то на игре, где-то на тренировке. У кого-то учился дисциплине, отношению к занятиям. У кого-то – еще что-то перенимал. Но не было такого, чтобы ходил за кем-то конкретно и конспекты вел. Старался брать на заметку все интересное.


Поначалу твоим опекуном стал Илья Шинкевич?

– Ну даже не поначалу. Мы очень много играли с ним в паре. Конечно, он уже такой дядька, ветеран. Тоже многому научил.

Михаил Захаров уже знает о том, что ты подписал контракт с «Калгари»?

– Михал Михалыч всегда в курсе событий, происходящих в нашем и зарубежном хоккее.

Во время беседы с Роном Саттером обсуждали твою роль в команде? Видят тебя атакующим защитником или более заточенным на оборону?

– Нет, речи об этом не шло. Больше говорили о том, как мне лучше развиваться, в чем нужно прибавлять. Они смотрели матчи и анализировали мою игру, и по итогам этого давали конкретные рекомендации.

Когда в прошлом сезоне ты отправился в юниорскую лигу Онтарио, некоторые говорили, что сделал шаг назад, что лучше было бы продолжить карьеру во взрослой команде. Сам как считаешь, тот год помог добиться прогресса?

– Конечно, помог. Ведь именно там скауты на меня более пристальное внимание обратили. И не только из «Калгари», а из других клубов тоже. Это было верным решением. Получил там классные впечатления, посмотрел страну, увидел другой образ жизни, культуру, усовершенствовал свой английский, что потом помогло и в «Динамо». Хоккей другой. В плане развития как хоккеиста тот год тоже оказался полезен. Я очень много играл, там классные специалисты, которые работали со мной индивидуально. Научился ценить свое время и правильно его распределять.

Я слышал, будто в юниорских лигах Канады никто не занимается игроками, что они предоставлены там сами себе. Но это точно не про «Сагино Спирит». Говорят, что великие педагоги всем ученикам уделяют одинаковое время, а на тех, в которых верят, тратят свое личное время. Видимо, мне повезло, и я попал к очень хорошему тренеру [Крису Лазари] и в очень хорошее место. Там мне очень помогали. Если возникали какие-то бытовые вопросы, они моментально решались. Мне там было очень комфортно.

Следишь в этом сезоне за «Калгари»?

– Конечно. И матчи смотрел в записи, и видеонарезки моментов, и в турнирную таблицу постоянно заглядываю.

Кто тебя больше всего впечатлил из защитников команды?

– Марк Джиордано, конечно. В 37 лет показывает такой уровень! Это говорит о том, что он очень профессионально относится к своему делу, тренировкам, разминкам, заминкам. Держит в порядке свое тело. Все-таки тело спортсмена – это наш заработок. Поэтому важно следить за своей формой: растяжка после тренировки, велосипед покрутить. А где-то надо и отдохнуть, потому что перегружаться тоже нельзя. На одном таланте и фарте, как у нас многие говорят, такой уровень не покажешь.

Чем-то тебя зацепила игра «Калгари» в этом сезоне, какие впечатления производит команда?

– Наблюдая за матчами по телевизору или телефону, сложно понять, что это за команда. Рисунок игры виден, но чтобы почувствовать дух коллектива, нужно побывать внутри.

Кого еще из игроков «Калгари» отметишь?

– Джонни Годро – лидер атаки, маленький, но удаленький :) Мэтью Ткачук…

– …который не дурак подраться.

– Ну он просто очень неуступчивый. За что его многие не любят. Ну и подраться может, тоже хорошее качество – уметь постоять за себя.

В «Калгари» есть еще форвард Сэм Беннетт, 4-й номер драфта-2014. Знаешь, чем он в том году прославился на весь мир?

– Нет, не знаю.

На преддрафтовых тестах в Торонто он не смог ни разу подтянуться, хотя считался одним из фаворитов драфта.

– Даже так :) Ну, я считаю, что это не показатель его мастерства. Он уже шесть лет в команде. Тесты – это такой субъективный взгляд на игрока. Хотя у нас и принято считать, что раз они играют в НХЛ, то по 30 раз подтягиваются все, чуть ли не сверхлюди :) Но у каждого свои недостатки и достоинства. Не бывает идеальных игроков. Да и пик физических возможностей у каждого наступает в разном возрасте. Кто-то в 20 лет уже и приседает со штангой в 200 кг, и от груди жмет 150. А кто-то только к 25-ти таких показателей может достичь. У всех разная физиология. Вот и Беннетт сейчас, небось, уже 20 раз подтянется. А если и не подтянется, то это свидетельствует о том, что он умный игрок, если берет в этой лиге за счет других качеств.

А если рассуждать о номере драфта, то это не играет такую уж большую роль. Павел Дацюк вообще был выбран в шестом раунде, но отыграл в НХЛ полтора десятка лет. И как отыграл!

Марк Джиордано вообще не задрафтован, а в 35 лет был признан лучшим защитником НХЛ и получил «Норрис Трофи».

– Я же говорю, очень важно уметь управлять своим телом и следить за ним. Знать, что лучше делать перед игрой, что после нее, как лучше замяться после матча, что надо делать на следующий день, если игры идут два или три дня подряд. Природные задатки, конечно, важны, но добиваться успеха можно и без выдающихся данных. Главное – умело пользоваться своими лучшими качествами.

Фарм-клуб «Калгари» «Стоктон Хит» – из теплого американского штата Калифорния.

– …но сейчас, во время пандемии, базируется в Калгари и играет в канадском дивизионе АХЛ. Сейчас ведь границы между Канадой и США закрыты, и хоккеисты фарма, расположенного в Штатах, не смогли бы присоединиться к канадскому клубу.


Однажды в эфире динамовского шоу «В одном звене» бывший главный тренер молодежной сборной Дмитрий Дудик, отвечая на вопрос, кто из молодых игроков талант, а кто работяга, отнес тебя к числу талантливых. А сам ты как считаешь?

– Мне сложно судить. Да и вообще талант – это твои природные данные, развитые до высочайшего уровня. В любом случае, если есть какие-то проблески таланта, их надо шлифовать, работать над собой, и только тогда что-то получится. Так что про себя я скажу так: способности есть, но чтобы развить их и стать успешным, нужно очень много работать. Очень много. Я не верю в то, что есть талантливые игроки, которые не работают, но показывают высокий уровень.

А в детском хоккее такое возможно, когда звездишь, особо не утруждаясь?

– В детстве – да. Но очень важно, чтобы до тебя донесли, как когда-то до меня донес мой отец, что рано или поздно это все закончится, и надо будет работать. Чем раньше это поймешь, тем лучше.

В каком возрасте ты понял это?

– Лет в 15 точно понял. И начал усердно работать. Даже школу прогуливал, чтобы раньше в ледовый прийти, дополнительно позаниматься. Отец раньше об этом не знал, но теперь уже знает :)

Еще Дмитрий Дудик сказал, что в детстве тебя определили в защитники, но ты с этим не согласился, и внутренне чувствуешь себя нападающим. Он считает, что игра в защите – это твоя ахиллесова пята. Но ты парень добросовестный и обязательно исправишься. В этом есть доля правды?

– Я всегда знал, что должен защищать ворота, но еще с детства любил и в атаку бегать. Любил голы забивать, эти эмоции после заброшенной шайбы. Это непередаваемые ощущения, позитив. Да я и сейчас люблю это, в каждой игре хочется забивать, отдавать голевые пасы. Кстати, я недавно встретил Дмитрия Владимировича на ледовой площадке возле Дворца спорта. У меня там была практика от университета. Мы с ним разговаривали, и он сказал, что в плей-офф против СКА я его слова, видимо услышал :) Посмотрим, как дальше будет.

То есть, в игре в обороне в этом сезоне ты прибавил?

– Я считаю, что да. Тут хочешь-не хочешь, будешь прогрессировать. Когда тренерский штаб тебе постоянно объясняет, как ты должен действовать, как правильно подкатиться, как располагаться в зоне атаки, как в средней зоне, или в зоне защиты... Мотаешь все на ус и запоминаешь. Тем более, когда все в клубе тебе помогают и делают так, чтобы ты был сосредоточен только на своей игре. В такой обстановке как тут не работать?

Текст: Сергей Вишневский